Повесть о Киеу. Перевод: Ву Тхе Кхой. Ханой, 2016

Рассказы, книги, статьи, стихи.

Модератор: tykva

ozes
Администратор
Сообщения: 20690
Зарегистрирован: 15 мар 2017 14:33
Контактная информация:

Re: Повесть о Киеу. Перевод: Ву Тхе Кхой. Ханой, 2016

Сообщение ozes » 20 май 2019 07:10

http://russculture.ru/2019/02/14/ida-an ... st-o-kieu/

Ида Андреева. «Повесть о Киеу» в русских переводах и изданиях
14.02.2019

От редакции

С 15 по 21 февраля в Ханое пройдёт международная конференция «Продвижение и распространение вьетнамской литературы и культуры в мире». В нашей стране этот год объявлен «перекрестным годом Вьетнама и России». По приглашению Союза писателей Вьетнама её участницей станет и автор нашего портала — Ида Ивановна Андреева, к. ф. н., преподаватель Высшей школы. Будучи заместитель декана Казанского университета по работе с иностранными учащимися, она была командирована в 1982 — 1984 гг. в Ханойский университет. Там и состоялось её знакомство с одним из лучших переводчиков русской литературы на вьетнамский язык, потомком старинного дворянского рода Ву Тхе Хоем (Кхоем). Он сегодня — главный герой её рецензии на новые переводы главного произведения классика вьетнамской литературы Нгуена Зу — поэмы «Повесть о Киеу» — на русский язык. Интрига заключается в том, что переводов к 250-летнему юбилею этого произведения было сделано два. Один бойкий, рифмованный, в современном духе, сделан русским поэтом, не знающим вьетнамского языка; другой — взвешенный, «научный», выполнен верлибром вьетнамцем, в совершенстве владеющим русским языком. В рецензии поднимается вопрос культуры перевода, ставший в последние годы актуальным как никогда.

Изображение
На фото: Ханой, 1980-е гг. Крайний слева — Ву Тхе Кхой, в середине — И.И.Андреева

***


Нгуен Зу — великий поэт конца ХVIII — начала ХIХ века, классик вьетнамской литературы, предстаёт полномочным представителем вьетнамского народа перед лицом мирового сообщества. Автор многочисленных стихотворных произведений высокого гуманистического звучания, он навсегда вошёл в память своего народа прежде всего как создатель замечательной поэмы «Повесть о Киеу, или стенания истерзанной души». Хотя бы несколько строк из неё, как говорят во Вьетнаме, может прочитать наизусть любой житель страны и сегодня.

Это повествование о судьбе женщины времён феодализма во Вьетнаме, хотя и униженной, безмерно страдающей, но так и оставшейся не сломленной тяжкими жизненными обстоятельствами, сохранившей в чистоте свою душу. В чём-то судьба героини по имени Киеу напоминает судьбу и Сони Мармеладовой (та же жертвенность ради близких), и Татьяны Лариной (нравственный выбор между любовью и долгом), и Катюши Масловой (неприятие любви-благодарности), и поэтому может оказываться близка русскому читателю.

Написана была поэма на НОМЕ (т.е. вьетнамскими иероглифами, созданными учёными где-то в VII веке) ) необычным для русских стихотворным размером ЛУКБАТ и содержит 3254 стихотворные строки.

В 1820-1825 годах с резных досок был сделан бумажный вариант её текста учёным Фам Куи Тхить, а в 1875 — осуществлён перевод поэмы на современный вьетнамский латинизированный письменный язык учёным-полиглотом Чыонг Вань Ки. С этого источника в дальнейшем и делались, в основном, все переводы поэмы на иностранные языки. К настоящему времени, исследователи насчитывают их уже 35 с разными названиями на 20 языках народов мира.

Впервые о Нгуен Зу и его поэме интересующиеся вьетнамской литературой в СССР узнали ещё в 1960-е годы из работ известного ученого — вьетнамиста Н. И. Никулина, который сначала (в 1961 году) защитил кандидатскую диссертацию о творчестве поэта, на её основе в 1965 году издал книгу «Великий вьетнамский поэт Нгуен Зу», а в стихотворном сборнике «Всё живое» (того же года) дал сокращённый перевод «Повести о Киеу». Затем, в 1970-е годы в соавторстве с маститым переводчиком А. Штейнбергом он работает над тем, чтобы дать возможность читателю в Советском Союзе прочитать это произведение в более полном объёме. Но сделано это было тогда очень своеобразно: большая часть сюжетных перипетий поэмы давалась в кратком прозаическом пересказе, который перемежался стихотворными вставками-полноценными поэтическими переводами. Но из всего большого объёма поэмы было переведено (свободным стихом с парными рифмами) только около 300-сот строк.
В таком виде текст поэмы вошёл в книгу «Классическая поэзия Индии, Китая, Кореи, Вьетнама, Японии» (Москва, 1977 год), затем перепечатан в журнале «Вьетнам» в 1988 (№5) и в некоторых других изданиях.

В те же годы была начата работа над переводом «Повести о Киеу» другим переводчиком — В.Лариным, известным учёным-вьетнамистом, долгое время возглавлявшим Общество российско-вьетнамской дружбы и работавшим во Вьетнаме. Он переводил с вьетнамского и английского (по книге Михаэля Каунсела, изданной в Ханое). Но завершил работу только над началом поэмы — перевёл немногим более двухсот первых строк с вариантами (обратившись к разностопному ямбическому стиху с парными рифмами).

В 2015 году исполнялось 250 лет со дня рождения Нгуен Зу. И к этой дате, которую по решению Юнеско отмечал весь мир, было решено создать полный перевод на русском языке и издать его шедевр — «Повесть о Киеу» — силами русских и вьетнамских учёных и переводчиков в рамках совместного вьетнамско-российского переводческо-издательского Президентского проекта взаимного культурного сотрудничества России и Вьетнама. Работа продолжалась достаточно долго: пять с половиной лет. С вьетнамской стороны к ней был привлечён известный в стране русист и переводчик Ву Тхе Хой в качестве автора подстрочника, а с русской стороны — молодой поэт, выпускник Литературного института В.Попов, создавший в итоге свою «стихотворную версию» поэмы .

Она вышла в издательстве «Общественные науки» в Ханое в 2015 году. Презентация книги состоялась в ноябре того же года и стала одним из примечательных моментов юбилейных торжеств в Ханое. Сейчас трудно судить в полной мере об этом переводе и его соответствии духу и стилю оригинала, так как пока его полный текст не опубликован в России. Конечно, была проделана большая творческая работа, которая дала многое молодому поэту, по его собственному признанию, а главное — она приобщила его к богатой и яркой культуре и литературе Вьетнама.

Однако несколько настораживает знакомство уже с теми небольшими отрывками, которые сегодня доступны в Интернете. Здесь буквально с первых слов кардинально меняются (если сравнить с опубликованным подстрочником Куинь Хыонг и переводами А. Штейнберга и В. Ларина) характеристики персонажей и искажаются бытовые реалии: заштатный чиновник, владелец небогатого имения становится под пером переводчика «чиновником весьма богатым» и «бюрократом», его дочь «спит на мягонькой перине» (попробуйте-ка поспать на ней в душном и влажном тропическом климате!), а далее появляются то «бабка с женишком», то «история порядочной (?) любви» — что-то разухабистое, в духе русских скоморошин, а рядом-прекрасные строки, воссоздающие романтический портрет героини:

Её глаза-прозрачные озера,
Земля завидует её красе.
Любой цветок, на счастье и на горе,
Вплетенным быть хотел в её косе.

Известно, что вьетнамский и русский язык очень разнятся, так как принадлежат к различным языковым семьям. В силу этого и системы стихосложения в русской и вьетнамской поэзии весьма далеки друг от друга, что, естественно , затрудняет их взаимоперевод. Не вдаваясь далее в стиховедческие тонкости, обратим внимание лишь на то, что поэзия всегда основана на ритме, но воссоздаётся он у разных народов отличными средствами в силу специфики фонетической системы их языков.
Поэтому правильно уловленный ритм подлинника — это всегда стилистический и смысловой ключ к адекватному переводу, для которого переводчик и должен найти в своём языке соответствие.

Русский поэт в своей работе над переводом вьетнамского автора избрал столь привычный для русского уха со времен Пушкина ямбический рифмованный стих. Вспомним, кстати, что поэт Н. Гумилёв писал размерах: «У каждого метра есть своя душа, свои особенности и задачи: ямб, как бы спускающийся по ступеням,.. свободен, ясен, твёрд». Говоря словами М. Гаспарова, «смысловой ореол» ямба, его эмоционально-смысловая направленность — это выражение энергичного, быстрого движения, экспрессии.

Поэтому можно согласиться со мнением тех, кому уже удалось познакомиться с переводом В.Попова в большем объёме во время его презентации в Ханое: «Новый русский перевод — в простонародном стиле — на учёный стиль Нуен Зу не очень похож». Может быть, точнее сказать, что ритм оригинала — эпической поэмы, (по словам Н. Никулина: размеренный, повествовательный, с точно подобранными литературными словами, действительно «научный», как это отмечали все русские исследователи этого замечательного памятника) во многом не совпадает с ритмом перевода современного российского поэта (с его разностильной лексикой) , создаёт некую ироническую игривость (в отличие от сатирической направленности у автора оригинала), чему способствует точная рифма (в этом переводчик демонстрирует своё мастерство).

Примечательно, что, говоря о задачах проекта по совместному переводу «Повести о Киеу», его инициатор и руководитель — переводчик Нгуен Хюи Хоанг говорил: «Мы стараемся упростить «Повесть о Киеу», чтобы она была доступна широкой публике… Мы в основном переводим содержание стихотворных строк, а наши русские коллеги занимаются составлением рифм.» Не выглядит ли такой способ перевода произведения большой художественной ценности и философской насыщенности несколько механистическим, «ремесленническим» ? Да и нужно ли было его «упрощать»? Трудно представить, чтобы подобное было проделано, например, с переводом «Слова о полку Игореве» (хотя его переводов с древнерусского в прозе и стихах существует множество).

Ведь ещё А. Штейнберг предупреждал, что переводить поэму Нгуена Зу надо с большой осторожностью, да и Нгуен Хюи Хоанг признаёт, что перевод «Повести о Киеу» является «большим литературным испытанием». Очевидно, потому и не получился в данном случае адекватный полноценный художественный перевод у русского поэта, автора уже нескольких поэтических сборников. Как верно заметил его вьетнамский соавтор, В.Попов, «несмотря на свой талант, энтузиазм и упорный творческий труд, не смог сделать адекватный перевод гениального произведения Нгуен Зу из-за недостаточных знаний по восточной культуре». Для этого «испытания», по утверждению самого автора проекта, «переводчик должен хорошо владеть обоими языками, знать все языковые особенности и иметь необходимые литературные знания».

Всем этим требованиям, несомненно, отвечает автор другого перевода поэмы Нгуен Зу — прекрасный и давний знаток русской литературы и языка, известный и один из старейших сегодня представителей вьетнамских русистов, заслуженный учитель Вьетнама Ву Тхе Хой.
Выпускник МГПИ (1965 год), за семь лет жизни и учёбы в Советском Союзе он в совершенстве овладел русским языком, а дипломную свою работу посвятил творчеству Лермонтова, который с тех пор стал его любимым поэтом. Потом у себя на родине в течение 28 лет, по его собственному признанию и словам его учеников, «ни на шаг не отходил от кафедры»» как преподаватель русского языка и литературы в Ханойском институте иностранных языков, а в сложные для отношений наших стран 1990-е годы вынужден был перейти на преподавание вьетнамского языка как иностранного.
За годы своей жизни (в прошлом году Тхе Хою исполнилось 80 лет, и он был награждён Орденом Труда Вьетнам) он перевёл многие произведения русских и русскоязычных авторов в стихах и прозе: А. Пушкина, М. Лермонтова, С. Есенина, Н. Рубцова, В. Короленко, А. Платонова, В. Богомолова, С. Залыгина, В. Быкова, В. Короткевича.

Но заветным его желанием было осуществить перевод на русский язык «Повести о Киеу». Вот как об этом вспоминает сам Ву Тхе Хой (в письме к автору данной статьи):
«Уже давно мечтал я донести до русских читателей гениальную «Повесть о Киеу» гения нашей литературы. Но благоприятных условий для работы не было: потребовались годы упорного творческого труда… Спасибо ЮНЕСКО: приняла резолюцию о чествовании великого поэта во всём мире. И ещё особенно благодарен спонсору — генеральному директору фирмы «Золотой Дракон» Хоанг Ван Виню, который оказал мне необходимую материальную поддержку для осуществления моей мечты и его, по его собственному признанию, «желания воздать должное святому духу великого Нгуен Зу, под сенью которого скромный земляк Винь родился и вырос, а также отдать долг великому русскому языку и народу, которым он обязан своими удачами в деловой жизни». Завершил я свой непосильный труд за год, 5 месяцев и 4 дня».
Начав эту работу ещё в 2003 году, продолжив созданием подстрочника, Ву Тхе Хой а довёл его до конца «глубокой ночью 10 апреля 2015 года», по его собственным словам.

И тут у переводчика начались «хождения по мукам»: организаторы проекта под предлогом выполнения плана выпуска » Повести о Киеу» к годовщине рождения поэта, отдали в печать только стихотворный перевод русского автора (по подстрочнику Тхе Хоя), а его вариант печатать отказались. Но, к счастью, на помощь пришли друзья-русисты на родине и в России.
Его первая учительница русского языка в Москве, 92-летняя Софья Леонидовна Корчикова, кандидат филологических наук, воспитавшая многих известных ныне вьетнамцев – русистов, «работала день и ночь над литературным редактированием перевода, а друзья и ученики собрали деньги и организовали издание».
Книга вышла из печати в последний день празднования юбилея Нгуен Зу — ровно в полдень 31 декабря 2015 года! Поэтому презентация её состоялась уже вне рамок юбилейных торжеств: 25 февраля 2016 года в Русском центре науки и культуры в Ханое при участии Союза писателей Вьетнама. Но значение и ценность её от этого, конечно, не пострадала и уже получила высокое (хотя и кратко выраженное) одобрение у русских вьетнамистов, дипломатов, филологов и историков. Приведём лишь некоторые из них, высказанные в ходе презентации:

«Мне понравился перевод Штейнберга, но Ваш перевод всё-таки даёт более полную картину, образ Киеу совсем другой», — Н. Воробьева, кандидат филологических наук, главный эксперт по русскому языку при Российском Центре науки и культуры в Ханое.

«Высокий профессиональный уровень. Не только точно передаётся смысл фраз, но и стиль произведения. Ваш перевод по всем параметрам очень близок вьетнамскому оригиналу», — А. Соколов, кандидат филолгических наук, вьетнамист, сотрудник Литературного института им. М. Горького, один из авторов Русско-вьетнамского словаря.

«Желаю, чтобы этот замечательный перевод помог студентам и преподавателям — вьетнамистам лучше узнать классическую вьетнамскую литературу», — В.Бубликов, Советник Посольства Российской Федерации во Вьетнаме.

«Вы слелали добротный, ясный подстрочник и действительно написали поэму в прозе», — В.Попов — поэт и соавтор по проекту совместного перевода.

Выскажу и своё впечатление в данном случае отчасти и как филолог, и в то же время, от лица простого российского читателя , которому скоро предстоит прочесть поэта и мыслителя Нгуен Зу в этом переводе. Исходя из особенностей вьетнамского стиха и литературного языка высокого стиля автора, Ву Тхе Хой изложил его поэму свободным безрифменным стихом — верлибром. Это, как известно, такая система стихосложения, широко распространившаяся в русской поэзии ХХ веке, в которой стих освобождается от всех ритмообразующих его элементов (равномерных ударений, их определённого количества, рифмы). Из особенностей стихотворной речи в нём остаётся только деление на строчки (запись в столбик) с паузой в их конце, а также особый синтаксис. Но такой свободный стих хорошо передаёт неторопливое, обстоятельное повествование событийного плана, так как напоминает обычную разговорную речь с особыми выразительными паузами. Он располагает к неторопливому и вдумчивому чтению. А своеобразное чередование при этом длинных и коротких строк позволяет таким образом выразить и эмоциональное переживание, создаёт определённую психологическую напряжённость действия, чувств и переживаний героев.

Вот пример одного из первых стихотворений, написанных верлибром ещё М. Лермонтовым:

Синие горы Кавказа,
Приветствую вас!
Вы взлелеяли детство моё;
Вы носили меня на своих одичалых хребтах,
Облаками меня одевали,
К небу меня приручали,
И я с той поры все мечтаю об вас
да о небе…

А вот как звучат строчки из «Повести о Киеу» в переводе Ву Тхе Хоя:

Рассказывается, что в годы правления ЖА ТИНЬ
при династии МИН,
Когда тихо и спокойно на всех четырёх
сторонах Поднебесной и прочны обе столицы,
Жил один внештатный чиновник по фамилии Выонг,
И состояние у него было небольшое,
так, хозяйство средней руки.

А это в переводе Василия Попова:

Царили дни правления Жа Тиня,
Династия господствовала Мин.
Но, к сожалению, не это имя
Звучит теперь в названиях долин.
Чиновник жил тогда весьма богатый,
Он славен был и дожил до седин.
Росли потомки в доме бюрократа —
Две дочери-красавицы и сын.

Выонг Куан продолжил род единый
И выбрал службу по стопам отца.
Какой художник вылепил из глины
Такие тонкие черты лица?

Язык и лексика перевода Ву Тхе Хоя отличается своей точностью в передаче национальных и исторических реалий, сохраняя в то же время, свою яркую поэтическую выразительность. Этот литературный язык нашего времени вполне уместен и адекватен «научному» стилю, как его называют специалисты, самого оригинала. Поэма легко читается и будет с интересом воспринята простым читателем, который получает интересную книгу из исторического прошлого так притягательного сегодня для нас Вьетнама, с его необычными нравами и удивительными природными красотами, о котором он пока ещё мало знает и которые так художественно достоверно воссоздаются в переводе Ву Тхе Хоя. Но в то же время, это «старинная, передающаяся из поколение в поколение история любви» двух благородных людей в давние времена. В драматической истории прекрасной и талантливой Киеу, чей образ буквально оживает под пером переводчика, читатель увидит вечно повторяющуюся у всех народов и во все времена трагическую судьбу женщины, поруганной Красоты, которая вызовет несомненное его сочувствие и сопереживание.

© Андреева И. И., 2019
© НП «Русcкая культура», 2019

Ответить

Вернуться в «Литература - вьетнамская и про Вьетнам»

Поделиться: