ХА ТХЮИ НГУЕН: КНИЖНЫЙ РЫНОК ВЬЕТНАМА

Рассказы, книги, статьи, стихи.
Ответить
Вадим Ларин
Сообщения: 5
Зарегистрирован: 18 мар 2017 23:40
Откуда: Москва
Род занятий: Научный работник

ХА ТХЮИ НГУЕН: КНИЖНЫЙ РЫНОК ВЬЕТНАМА

Сообщение Вадим Ларин » 12 сен 2018 17:40

Ха Тхюи Нгуен

Писательница, создатель книжного портала 'Book Hunter'

Книжный рынок Вьетнама: источник уцененных книг (1)


Когда мы находимся в положении читателя, скидки на книги в 10% или 20% вызывают у нас чувство большой радости, а в 50-60%. Тем более намного лучше, когда продажная цена книги равняется 5.000, 10.000 (донгов - В.Л.). Но в положении автора, мне часто очень грустно смотреть, когда к книге добавляется слово “скидка”. Не только я, но даже великие писатели от вьетнамских до мировых, выдающиеся философы, гениальные ученые… все приклеивают стикер “скидка”, будь то тротуар или книжный магазин. Испытываешь боль, когда вдруг соотнесешь, что эти знания, брошенные на рынок, не отличаются от неходового товара в супермаркете или на .
Когда в детстве папа повел меня купить книги, таких скидок не было. С 3 класса я сама ехала на велосипеде купить книгу и однажды услышала, что есть 30-40%. скидки в Динь Ле и Нгуен Си. Там продавались любые книги, но качество печати было неважным, хуже, чем где-то. Тогда я узнала, что эти книги были выпущены своевольно пиратским образом. С тех пор я не покупала там книг. Мне не нравится брать дешевые книги, чтобы поддерживать пиратские издания. Потому что я знаю, как упорно должен трудиться автор или переводчик, чтобы сочинить книгу, и как каждая книга, которую я куплю, станет моей небольшой благодарностью им. Если же я куплю пиратские книги, то именно они не получат вообще ничего.
Когда я издала свою первую книгу «Земная музыка», мне пришлось сблизиться с теми, кто делает книги. В тот момент я поняла, что пиратским книгам на Динь Ле и Нгуен Си постепенно наступит конец. Книжный рынок станет лучше? Нет, конечно! Потому что именно издатели играли роль в издании и распространении контрабандных книг. То есть они заявляли одно количество для распространения, а продавали на рынке другое количество. Например, заявляли 1000 экземпляров, а печатали 5.000 или 10.000, чтобы платить с налог с 1 тысячи, это – «их хлеб». Итак, они платили налог на 1000 экз. и соответственно в процентах гонорары авторам или переводчикам (роялти автора или переводчика составляет 7-10% от розничной цены, соответственно тиражу). Вы видите, что люди, которые пострадали больше всего, были авторами и переводчиками. Таким образом, в качестве покупателя я тоже не знаю, как поддержать авторов и переводчиков, потому что не могу различить, где контрабанда, а где же настоящая книга. Мошенничество здесь зависит от количества. Эти 1000 экземпляров распределяются по библиотекам, магазинам государственной сети в местностях. А остальные - на Динь-Ле, Нгуен Си и по другим дисконтным каналам. Из-за неуплаты налогов и гонораров авторам и переводчикам издатели снижают цену на 30-40% и при этом еще остаются в прибыли (Это не говоря о печати книг большими тиражами, когда цена печати очень низка). При таких тиражах переиздания очень малы. Но когда книга закончится, возникает т.н. «дополнительный» тираж. При таких «дополнительных» тиражах уже не будет пересчета процентов гонорара автора или переводчика.
После 2010 г. книжный рынок насытился, объем покупок значительно сократился, в то же время выросла цена бумаги. Продажа пиратских изданий была постепенно ограничена. Продажу 2000 экземпляров можно было назвать успешной. Однако книги по сниженным ценам сохранились, хотя сражение цен не было столь высоким, как прежде. В книжных лавках на Динь Ле и Нгуен Си снижение цен в среднем составило 20-25%. Должно ли это было стать позитивным сигналом? Нет, не правда. Цены на книги поднялись в два, три раза, так что и после скидки прибыль все равно была обеспечена. Кроме того, «скидка» стала прикрытием «маркетинга», чтобы привлечь читателей во Вьетнам за недорогим шопингом. Мало того, несколько снижений цен, игра цен до 50-60% в дни книжной ярмарки стали предлогом для того, чтобы книготорговцы и издатели провели инвентаризацию с целью возвращения средств. Если вы заметили, ежемесячно находится причина для снижения цен, и каждый раз мы бросаемся, чтобы быстро купить дешевые книги, не зная, что это стратегия больших книжных домов привлечь на рынок приобретателей и перекрыть дорогу конкурентам.
Многие полагают, что уцененная книга способствует повышению культурного уровня народа. Это совершенно неправильно. Скидки на рынке вызывают деградацию книжного рынка во Вьетнаме. Это отражается на психологии покупателей и качестве книг.
У покупателей естественно формируется привычка брать дешевые книги, они смотрят не на качество, но лишь на себестоимость. Постепенно они начинают читать книги также, как иные домохозяйки покупают еду подешевле, независимо от последствий. Они готовы выбрать недорогие книги, а не хорошие книги, и просто засунуть в голову каждую фразу, каждое слово (Если и есть еще интересные книги со скидкой, читатель уже не различает каковы они и каковы будут последствия).
Когда книга продается по сниженной цене, количество продаж выше, и издатели, и книжные магазины получают высокую прибыль. Со временем они начинают предпочитать книги, рассчитанные на удовлетворение запросов большинства. Получается, что книг печатается очень много, а культурный уровень с каждым днем снижается, влияя на сознание и поведение. Именно рынок уцененных книг воспитывает жадность и привычку читателя к лени мышления.

Книжный рынок во Вьетнаме: издать книгу во Вьетнаме и трудно, и легко (2)

Еще никогда прежде во Вьетнаме не было столь легко издать книгу. Расходы малы, можно купить любое разрешение, каждый промоутер может использовать деньги для обмена. Если кратко, то автор, издавший книгу, больше не гордится своим интеллектом и признанием, теперь это просто бизнес. Несколько лет назад все твердили, что писатель должен создать «бренд». Тогда я улыбалась, потому что думала, что знания и энтузиазм автора могут быть преобразованы в наличные деньги – вещь, по своей сути дешевую и не достойную того, что отдает автор. Но на самом деле хаос произошел, когда каждый смог издавать книги, когда каждый тоже смог создать бренд. Тогда книгоиздание слишком легко подверглось тому, что может быть названо «золото вперемежку с латунью».

Как издать книгу

У вас есть рукопись, которую нужно опубликовать. Можете совершенно не беспокоиться! Есть немало возможностей для публикации. Если вы автор-любитель при деньгах, это очень легко. Если у вас есть настоящий талант, но нет денег, история будет очень и очень непростой.
Когда закончите рукопись, первое, что нужно сделать, это отправить ее издателям или книжным домам, чтобы получить разрешение на публикацию. Тем не менее, издатели в настоящее время не имеют достаточно финансов для исполнения планов, они живут на деньги от продажи лицензий. Сегодня только некоторые из издателей достаточно жизнеспособны на книжном рынке, такие как «Издательство Образование» (очевидно, издание учебников весьма прибыльно), «Молодежное Издательство», «Издательство Ким Донг», «Издательство Знание», «Издательство Хонг дык», «Издательство Женщина» (Здесь я говорю «полные жизненных сил», это означает, что они печатают книги и продают книги на рынке, а не живут за счет субсидий или продажи разрешений.) Итак, есть более эффективный «задний вход», это такие издатели, как «Ня Нам», «Донг Тэй», «Альфа Бук», «Динь Ти», «Тхай Ха Бук» и др. Законная их функция – это именно издание, т.е. после того, как издатель опубликует первое наименование, его тираж будет распределен по магазинам. Однако издателям со слабым деловым потенциалом не удалось соответствующим образом обеспечить взятые на себя обязательства. Но некоторое издатели, обладающие предпринимательским потенциалом, поддерживающие отношения с авторами и переводчиками, смогли обеспечить себя роль издателя. Вопрос в том, почему они не передают бизнес-модель издателям, чтобы хотя бы номинально получить "зеленый свет". Это непростая вещь, поскольку Закон об издательской деятельности во Вьетнаме еще не разрешает частное издание. И книготорговые предприятия к тому же не имеют права на предоставление разрешений на издательскую деятельность, поэтому обязаны покупать разрешения у издательств (что до сих пор принадлежит государственной системе).
Второе, что вам нужно сделать, это... ждать. Если Вы заплатите за печать книг, то процесс «ожидания» сократится. Вы просто должны ждать лицензии от издателя. Если ваша книга не слишком касается политики и ваше имя еще не находится в черном списке, то получить лицензию легко. Вы заплатите от 1,5 до 3 миллионов, чтобы получить лицензию, в зависимости от веса и репутации издателя. Если у вас нет денег, вам придется ждать, когда редакция назовет вашу очередь по списку, и если книга окажется достойной продажи, достигнет соглашения с Вами, а затем направит ее издателю для получения лицензии. Больше всего времени требуется на вынесение редакцией заключения о возможности продажи книги. Это и неопределенный и опасный процесс, поскольку редакционные кадры издательств довольно слабы в оценках и основываются лишь на эмоциях, а не на критериях. Если вы рискнете потерять деньги, редакции обеспечат вам это проще простого.
Это – два наиболее сложных шага, затем все становится проще, на этапах корректуры, редактуры и печати. Но остается старый вопрос, если деньги есть, все пойдет быстро, если нет, вам придется ждать. Я издала 4 книги, будучи без денег, на одну книгу потребовалось два года после подачи рукописи, на другую - год. Ждать, на самом деле, пришлось так долго, как ждать любовника. На последний сборник стихотворений, который я решила самостоятельно напечатать, на все этапы – получение разрешения, дизайн, допечатную подготовку, печать... ушло только 3 месяца, включая 2 недели празднования Тета.
После того, как книга напечатана, оставшаяся проблема заключается в том, как ей добраться до читателя. Если ваша книга была избрана издателем или книготорговцем, это легко. Они возьмут на себя распределение по всем имеющимся у них каналам. Они будут распространять пресс-релизы на каком-либо сайте. Наилучшим для вас должны стать широкие отношения с прессой и критикой. Вы можете ускорить дело благодаря написанию введения или рецензии кем-либо (потеряв на этом деньги или нет). Если у вас нет таких отношений, как нет и денег, куда бы ни попала Ваша работа, о ней никто заботиться не станет. Вот почему все издатели любят, чтобы авторы имели свои «бренды», поскольку далее они максимально используют репутацию и связи автора и переводчика, не тратя денег на рекламу. Короче говоря, если у вас есть деньги и связи, чтобы купить людей, которые пишут статьи в прессе, организовывают презентации, покупают рекламу и т.д., тогда ваша, даже неинтересная книга, быстро станет известной. Напротив, если вы пишете хорошо, но у вас нет денег и нет связей, вы все равно утонете вместе с вашей книгой в беспорядке вьетнамского книжного рынка и только.

Книжный рынок как кластер

Этот несложный механизм, о котором сказано только что, принес на книжный рынок изобилие благодаря разнообразию наименований, сваленных в кучу. Это положение - «золото вперемежку с латунью» происходит из-за такой проблемы, как безответственность:
Первое – это лицензирование издательствами. Издатели просто опираются на единый критерий: не касаться деликатных вопросов. Ранее список «чувствительных» вещей был очень широк. Но в настоящее время наиболее чувствительными являются лишь политические проблемы. Любая книга, которая не содержит оскорблений партии, оскорблений Хо Ши Мина, оскорблений властей может быть лицензирована издательством. Тем временем, задачами издателей также являются соблюдение авторского права, нормативного вьетнамского языка и нормативных знаний. Однако сегодня лишь очень немногие издатели заинтересованы в этом при продаже лицензии.
Второе - редакционная группа или рецензенты содержания книги. Почти все они не имеют издательского опыта, опыта подготовки редакционных или рыночных обзоров, а также способностей писать. Все основано на чувствах и связях в процессе отбора книги, что еще хуже, если автор заплатил за печать, их уже не интересует ее качество. В настоящее время немногие книжные дома имеют хороших редакторов и критиков, но и здесь оценка «хорошо» основана на симпатии, а не на объективном обзоре рынка.
Третье – это то, что рецензенты сегодня уже более не пишут объективно или с любовью к книге, а пишут только тогда, когда есть заказ или по дружбе. Никаких настоящих критиков больше нет, а есть лишь пиарщики. Читатель может только верить, что, чем больше пропиарена книга, тем она лучше, а иначе, зачем издателям или книжным магазинам платить деньги за PR. Если вы перечитаете раздел о PR, то поймете, что все не так просто, как вы думали.
Четвертое – это вы и я в качестве читателей. Если мы легко верим тому, что видим, но не подготовили себя к чтению и пытаемся построить свою собственную культуру чтения, то такие привычки становятся причиной хаоса на книжном рынке.
Год назад «Исповедь Не отказываюсь от слов любви» ('Ngôn Tình – Ném Đá ' 2017)* и «Охотник за книгами» ('Book Hanter') собрались вместе, чтобы разоблачить плагиат романа «Thành Kỳ Ý»*. Я вспомнила, что этот случай, произошедший из-за романа, он является доказательством, что плохое существует на книжном рынке. Я не буду принижать общее содержание, хорошо оно или плохо, я лишь ссылаюсь на очевидные ошибки. Прямо в главе 1 книги много грамматических ошибок, которые могут быть обнаружены из предложения в предложение. Вы представляете себе последующие главы книги! Хуже того, это плагиат не только другой книги, но и сетевых статей о туризме. Не говоря уже об ошибках в знании истории, когда можно поставить только двойку. Вы можете себе представить, что эта книга была включена в планы Издателя «Восточная Азия», получила лицензию Литературного издательства и принята прессой как прославленный исторический роман? (Подробнее здесь: http://bookhunterclub.com/tuong-thuat-s ... hanh-ky-y/) И даже после того, как на эту тему высказалось сетевое сообщество, написали газеты, и петиция с тысячей подписей была отправлена в Управление издательств, книга все еще находится в обращении на рынке и ее авторы намерены вскоре выпустить книгу 2.
Поэтому, когда Вы посещаете магазины или книготорговые сайты, чтобы найти нужные книги, вы легко можете стать жертвой хаотичного рынка. И если кто-то сказал, что культура чтения во Вьетнаме растет, потому что
наименования изданной литературы очень разнообразны, то эти люди на
самом деле о книгах ничего не знают или спекулируют ими на рынке. Итак, «за» и «против» покупки книги.
_______________
* Thành Kỳ Ý – это роман, сочетающий в себе привлекательное содержание, основанное на реальных исторических событиях, и изящные живописные иллюстрации, кропотливо созданные исследователями (https://www.youtube.com/watch?v=LgNo7UnckrI) (пер.)

Книжный рынок во Вьетнаме: бессмыслица движения по повышению культуры чтения (3)

В рамках проекта «Развитие читательской культуры в обществе в период 2011 – 2020, видение до 2030 года», выдвинутого премьер-министром в 2010 г., приводятся нижеследующие цифры, доказывающие, что культура чтения ухудшается:
«2.2. Навыки чтения: по неполным статистическим данным, текущее количество тех, кто читает много и регулярно, составило 30%, тех, кто читает время от времени - 44%, тогда как совершенно не читающих - 26 %, это достаточно высокий показатель по сравнению с мировыми. Читателями библиотек являются всего около 8–10% населения. Национальная библиотека Вьетнама имеет только около 30 тыс. постоянных читателей; провинциальные библиотеки посещают лишь около 1–2 тыс., районные - 500–600, библиотеки общин около 100–200 читателей. Можно сказать, что твердой привычки к чтению у вьетнамцев еще нет.
2.3. Тенденции чтения: современная тенденция развивается в сторону существенного снижения. Молодые люди (подростки, молодежь) – объекты, из которых мы стремимся построить будущее поколение, как правило, читают комиксы простого содержания, бесполезного и даже вредного и нездорового, ведь трудно читать-то книги классиков, рассуждения, особенно толстые книги, многотомники, письма... Культурные тенденции: аудио–видео доминируют над культурой чтения. Время, проводимое учащимися и студентами в интернете, играх, телепросмотрах, относительно высокое - 55%”. Этот проект был утвержден в 2017 году.
Эти данные вызывают вопросы: не известно, сколько было опрошено читателей и как была получена указанная выше статистика. Я и возможно многие из вас имеют привычку много читать, однако мы никогда не участвовали в таких опросах. Кроме того, данные о незначительном посещении библиотек еще не говорят о снижении культуры чтения, но полностью выявляют то, что сами библиотеки являются бедными и заброшенными. Ниже будет сказано, что тенденции чтения не имеют никаких доказательств «явной девиации». Итак, эти цифры не являются достаточно убедительными доказательствами ухудшения культуры чтения.
Многие издатели и распространители книг идут в авангарде призывов к повышению культуры чтения, что относится к издательству «Интеллект», а также «Альфа-книга», «Тхай ха книга», «Детская книга», «Ня нам» и др. Их реакция, вероятно, вызвана оценками о снижении культуры чтения, связанными с тем, что количество проданных книг не является существенным по сравнению с другой книжной продукцией на рынке. Это также не говорит, что культура чтения ухудшается. Во-первых, появление Интернета увеличивает возможность доступа к ресурсам чтения. Вместо источников в Интернете можно читать по-английски или бесплатные переводы с других языков. Во-вторых, когда тиражи и наименования книг растут, рыночный пирог должен быть разделен. Это нормально. Итак, исходящие от издателей отзывы о снижении культуры чтения не являются надежными, поскольку они основаны лишь на продажах.
Но, одно вряд ли можно отрицать, что культура чтения действительно снижается. Но эта деградация не выражается числом покупателей или читателей библиотек, она исходит из других проблем. Культура чтения снижается, потому что сильно снижаются цены на книги, выставленные на стендах Дня вьетнамской книги, других ярмарок, на улицах или тротуарах. Культура чтения снижается, потому что покупатель основывается на том, как часто книга появляется в СМИ, а не на собственных способностях дать ей оценку. Культура чтения ухудшается из-за плагиата, авторы которого не несут ответственности, из-за неверных знаний, что не может быть обнаружено... Она ухудшилась из-за книг, которые сегодня используются для украшения семейного быта и привычки «снобизма», вместо чтения и размышлений. Она снизилась из-за авторов и переводчиков, которые знают лишь, как получать накипь для их работы... Так что, культура чтения снизилась из-за качества, а не количества.
Начало движения по повышению культуры чтения вызвало всеобщее ликование от власти до народа, но речь шла только о количестве, а не о качестве. Эти движения были направлены на увеличение числа читателей, а именно на то, чтобы стимулировать потребление на книжном рынке, но не действительно повысить культуру чтения.
Я помню в 2011 году, когда только что был создан «Бук Хантер», я начала следить в Facebook за некоторыми книговладельцами, среди которых был господин Нгуен Мань Хунг – директор книжного магазина «Тхай ха». Тогда он ратовал за быстрое чтение и даже организовал несколько курсов. Недавно, в 2016 г., Сообщество наилучшего чтения, созданное «Альфа-книгой», организовало движение фотографов «Мой книжный шкаф», чтобы увидеть, кто много читает. Движение такого типа создает впечатление, что множество книг на полках доказывает, кто является интеллектуалом, потому что способен быстро пробегать строчки. И в то же время, похоже, к тому, что читаешь и как читаешь, вдохновители этого движения не слишком внимательны.
В конце 2016, начале 2017 года появилось движение под названием «Стиль чтения». Это движение мобилизовало молодых читателей делать фотоснимки и поощрять известных читателей. Оно сделало психологический акцент на иконизацию молодежи. Оно аналогично движениям читать быстро и много, о чем я только что сказала выше. Это движение никак не поможет читателю повысить качество книг и уважение к знаниям. Оно также является способом стимулирования потребителей.
Организация презентаций и обсуждений книги – также является деятельностью, поддерживаемой всеми сторонами. Следовало бы, чтобы эта деятельность могла стать очень эффективной. Тем не менее, организация этих массовых мероприятий все более превращается в рекламу или «проповедь».
Предисловия к книгам или презентации книг ученые начали преподносить наиболее доступным для читателей образом. Но во Вьетнаме, эти содержательные части не важны. Я ожидала, что на некоторые презентации, например, книг «Случайные эссе или гей-портрет»/«Кривотолки или общий портрет» (Данг Тхана) в L’espace и «Божественная просвещенность»/«Территория сакральных смыслов» (Хамвас Бела, перевод Хонг Нюнг) в VUSTA… придут те, кто готов потратить 2 часа, чтобы обратиться к названию книги, но для этих презентаций понадобились лишь 5-10 минут.
Также во многих местах я провела беседы о книгах по самым различным темам. Однако, как ни старалась, все же так и не смогла превратить их в интересную дискуссию. Было очень многолюдно, но большинство посетителей не читали этих книг, поэтому вопросы часто не относились к содержанию книг, но отражали лишь сложившиеся мнения или показную ученость. У некоторых были интересные вопросы или критика, припасенные на конец встречи или для обмена сообщениями в Facebook. Я также провела 3-4 мероприятия, которые могут быть названы относительно полезными. Обсуждения были содержательными, но число посетителей было невелико, не более 15 человек, темы были хорошо понятны лишь знатокам. Я «авансом» дала оценку некоторым дискуссиям не по количеству или заинтересованности участников, но потому, были ли мнения и вопросы основаны на известной информации, каких-либо иных данных, либо нет. Еще более важным для меня и участников обсуждений было понять, помогли ли они повысить уровень знаний и расширить мышление или нет. Таким образом, совсем недавно я и 'Book Hunter' решили не устраивать впредь подобных дискуссий. Я желаю, чтобы сообщество читателей обладало глубоким восприятием и обменивалось мнениями на основе знаний, а не ради показухи. Хотя 'Book Hunter' устранилcя от этой активности, но она по-прежнему востребована и имеет своим измерением количество участников.
То наиболее полезное, по моему мнению, что необходимо неотложно сделать, это повысить культуру чтения, но что, вероятно, практически не волнуют потребителей книжного рынка. Если бы средства вливались в команду переводчиков, чтобы представить мир знаний во Вьетнаме, что бы это значило? Знаете ли вы, что переводчики имеют очень небольшие гонорары, до такой степени, что многие получают книгу взамен денег. Если система литературной цензуры/модерации рынка во Вьетнаме не уловит политические ошибки, чтобы урегулировать нарушения авторских прав, использование ложных знаний, написание неверной грамматики вьетнамского языка... станет ли лучше каждый рассказ? Если читатель точно знает, какую книгу стоит прочитать, интересна ли она, и как ее читать, то будет ли она меньше стоить? Я думаю, что сегодня мы должны сравнивать себя с миром и учиться у него, а не стремиться к количеству или легкомысленным событиям, таким как Книжная улица, День книги, Обсуждение книги и им подобным.

Книжный рынок Вьетнама: дороги ли сегодня книги? (4)

Многие предполагают, что цены на книги на рынке сегодня все еще слишком высоки, и это приводит читателей к трудностям в доступе к знаниям. Дорого-дешево, воспринимается как проблема качественная, однако это психологическая проблема. Критик дороговизны и любитель дешевых книг редко основываются на расчетах, но основываются на своих финансовых возможностях. В этой статье я проясню проблему «дорогих-дешевых» цен на книги, чтобы вы прибрели более верный взгляд и делали более правильный выбор.
В один прекрасный день, когда вы пойдете купить книгу с 300 тысячами в кошельке, держа в руке книгу дороже 100 тысяч, вы, наверное, решите, что она очень дорогая. Поэтому вам придется правильно определить и выбрать более дешевые варианты или найти возможности скидок. Но, если у вас в кошельке есть 3 миллиона, потраченные 100 тысяч - это не слишком много для того, кто действительно любит книги, кто действительно хочет улучшить свои познания. Таким образом, ваш карман является решающим фактором в определении, не слишком ли это для вас дорогая книга.
Естественно, книга - это не еда (если только ее не продать в букинистическом магазине), поэтому книга становится непрактичной для тех, кто прагматичен и ценит деньги больше, чем другие вещи. Если оценивать «пользу» книги на вес, то большинство книг можно считать «дорогими». Потому что книги иногда не так интересны, как американские горки, а также не делают нас сытыми, как чашка риса бизнес-ланч. Поэтому, если цена книги превышает 100 тысяч, то на нее, наверное, тратить денег и не стоит. Но для тех, кто ценит книги больше еды и других развлечений, это цена все равно приемлемая и даже может считаться дешевой.
Вьетнамские читатели до сих пор читают книги, считая количество букв, по правилу «время - деньги», т.е. если книга толстая или шрифт убористый, на нее стоит потратиться, а если тонкая, но по той же самой цене, то покупать ее не стоит. Однажды ко мне домой пришла покупательница. Она хотела купить книгу Михаила Пришвина «Лесная капель». Это очень хорошая книга, которую я неоднократно рекомендовала на Facebook. Она листала и листала книгу, страница за страницей и спросила: «Почему в этой книге так мало слов», а затем положила книгу ценником вниз и решила купить книгу Дональда Трампа «Америка, взгляд изнутри».
То есть образ мышления часто приводит читателя к отзывам о книге «дорого» или «дешево». Но, на самом деле, если вы попытаетесь оценить ее количественно, мы увидим, что в некоторых случаях книги очень дороги по сравнению со стоимостью, но в других случаях они очень дешевы.
Я попыталась напечатать буклет в 150 страниц, на хорошей бумаге и качественными чернилами в количестве 300 экз. по рыночной цене 85.000 за один экз. Мой счет состоял:
• Получение лицензии: 1.500.000
• Макеты обложки и блока: 500.000
• Печать и изготовление 300 экз.: 5.000.000
• Авторский гонорар: 2.500.000
• Реклама: 2.000.000
• 20 экз. – в депозитарий: 340.000
Таким образом, общая сумма расходов составила 11.840.000. В случае продажи всех 300 книг, сумма, которую я заработаю, должна составить 25.500.000, т.е. вырасти немногим более, чем в два раза. Однако реальный бизнес не так хорош, потому что обычно читатель покупает в розницу из года в год.
Я пыталась быть скромной. А как быть с книжными домами? Ведь им по-прежнему приходится платить налоги, платить зарплату персоналу, за аренду офиса, редактуру, издание, роялти (за книги в переводе) и т.д. Итак, вы видите, что цена, по которой вы покупаете 300-500-страничную книгу в диапазоне от 100 до 300 тысяч, не является слишком высокой ценой.
Кроме того, если вы попытаетесь сравнить цены на книги с другими расходами, вы увидите, что книги все еще слишком дешевы. За чашечку Динь-чая за 30 минут можно потерять до 50 тысяч, стоимость половины книги, что для кого-то чертовски дорого. Два часа просмотра фильмов в CGV может составить 210.000 за билет (на горячий фильм) или 90 тысяч на обычный фильм, равный толстой книге. За 1 минуту игры в парке вы заплатите 20-40 тысяч. В двух словах, вы можете зачастую «пускать деньги на ветер», но, к сожалению, пожалеете денег на покупку книги.
Естественно, что у бедных студентов, которые желают учиться, не так много возможностей тратить деньги неразумно, как и не так много возможностей покупать книги. Но у них есть много других вариантов. Чтобы читать, они могут пойти работать в книжное кафе. Я видела студентов в Культурном центре Восток-Запад, в книжном кафе Нгок Тыок в Вунгтау. Или, если совсем нет шансов, вы можете записаться в школьную библиотеку или даже Национальную библиотеку, или городскую библиотеку. И не спешите критиковать ветхие книги. Вы уже достаточно рылись в книгах? Как ребенок, который не зарабатывает деньги, я до сих пор читаю книги в библиотеке и ставлю перед собой цели прочитать от корки до корки несколько романов, в т.ч. исторических. Если вы возьмете на себя труд провозиться в библиотеках в течение 1 года, вы сможете хорошо поддержать свои знания. Но на новые книги вы должны обязательно отложить денег и купить их. И вы должны знать цены на книжном рынке, хотя бы немногие книги и были достойны покупки.

Книжный рынок Вьетнама: беспорядок и выводы из расследования (5)

В развитых странах Запада разнообразие издательской деятельности поддерживается, но ни коим образом не впадает в анархию. Это происходит благодаря системе оценок книг, которая в этих странах работает очень хорошо и трансформируется согласно времени. Хотя изредка в оценках все-таки случаются такие смехотворные ситуации (как в случае с Нобелевской премией по литературе), но в основном, оценка качества заслуживает доверия. Также во Вьетнаме, как уже упоминалось в предыдущей статье, довольно распространена «латунно-золотая» путаница. Она является следствием того, что в нашей стране долго существует система оценки книг низкого качества.
Когда речь заходит об оценке книг низкого качества, я не собираюсь упрекать всех критиков и журналистов в области культуры нашей страны. Многие критики и журналисты пытались представить публике лучшие книги, до которых публике добраться нелегко. Я ставлю вопрос о критике «системы оценок книг», имея в виду легальные и нелегальные механизмы влияния на читательские тенденции.
Возможно, необходимо вернуться к тому времени, когда Интернет еще не доминировал в нашей жизни, чтобы понять лучше механизмы влияния на читательский вкус. В то время, газеты и телевидение играли ключевую роль в определении списка, что вам читать. До этого, с начала 20-го века, газеты являлись наиболее эффективным инструментом для видных ученых и критиков, знакомивших нас с книгами. Тогда знакомство с книгой заключалось не в пиаре и продаже книг, но являлось частью дела подъема культурного уровня народа. Во времена войны и администрирования на многих уровнях эта работа прерывалась в больших масштабах на Севере, но все еще оставалась на Юге. После 75 года задача «раскрытия интеллекта населения» больше не стоит. Теперь люди предпочитают читать произведения писателей-лауреатов или публикации ортодоксальных писателей. Часть писателей, которых власть не принимает, живут трудной жизнью, но их репутация распространяется через слухи в кругах художников и интеллектуалов. Эти перья обычно есть непосредственные или косвенные жертвы дела Нян Ван – Зяй Фам (Nhân Văn – Giai Phẩm) конца 50-х годов. Когда есть Интернет, и особенно с появлением социальных сетей, оценка книг больше не является привилегией критиков, журналистов и не зависит от правительственных премий, но из этого и начался хаос.
Политика оценок, основанная на критерии «раскрытия общественного интеллекта», возникшая в начале 20-го века во Вьетнаме, теперь, после нескольких десятилетий перерыва, восстанавливается благодаря не меньшему интеллекту читательского сообщества. Издательства «Знание» и 'Alpha Book' занимают два первых места в СМИ в отношении «разработки интеллекта». Вместо того, чтобы полагаться на систему СМИ, уровень которой снизился после вступления Вьетнама в ВТО, два эти подразделения пошли путем создания бренда согласно миссии «раскрытия интеллекта населения», так что читатели знают, что книги, которые они предпочитают издавать, очень стоит читать, поскольку они помогают читателю развивать интеллект. Это очень сложная и эффективная форма оценки.
Выпускаемые издательством «Знание» книги относятся к мировой классике и имеют высоконаучный характер. Однако «раскрытие интеллекта населения» издательством по-прежнему затруднено из-за несоответствия читательского уровня содержанию работ. Постепенно покупка и чтение книг того или иного издательства становится привычкой покупать «фирменный бренд». Большинство читателей, особенно юные читатели, не очень понимают содержание книги или не умеют читать, но все же покупают ее, чтобы поставить на книжную полку или для селфи в facebook. Мастер-классы часто являются показными и не способствуют высокому уровню дискуссии (о чем я упоминала в статье 3 «Бессмыслица движения по повышению культуры чтения»). Конечно, не все так плохо, еще многие читатели понимают истинную ценность книг и на самом деле читают. Тем не менее, по скромному мнению настоящих читателей, не стоит слыть большими «интеллектуалами». Если сравнить это положение с тем, как Фам Куинь представляет «раскрытие общественного интеллекта» на страницах «Нам Фонг тап ти», мы увидим большую разницу. Фам Куинь не только представляет произведения классиков, но также объясняет почему профессорские мозги восточноазиатов полны уже сложившихся мнений. Он также разъясняет древние произведения Восточной Азии, чтобы их могли понять люди новых социальных групп. И тем не менее, хотя книги издательства «Знание» являются для общества бесконечно ценными, «раскрытие общественного интеллекта» оставляет желать лучшего.
«Альфа-книга» создана директором Нгуен Кань Бинем, покинувшим издательство «Знание». Не ясно, действительно ли Нгуен Кань Бинь заинтересован в «раскрытии интеллекта населения» или нет, но эта миссия была связана с «Альфа-книгой». «Альфа-книга» «раскрывает интеллект населения» путем продажи книг о том, как стать богатым, в течение длительного периода и благодаря этому создала большую читательскую аудиторию. «Альфа-книга» «раскрывает общественный интеллект» не интеллектуальным путем, но путем стимулирования богатых общественных слоев, которые своей миссией считают обогащение. За короткий промежуток времени с 2006 по 2012 год сформировался класс «новые богатые» под идейным влиянием и образом мышления «Альфа-книги». К настоящему времени это влияние угасло, однако издательство по-прежнему дает «мечту стать богатым» подавляющему большинству молодежи. После 2012 г., сетевое сообщество и пресса неоднократно критиковали книги, которые учат обогащению и жизненным навыкам, и «Альфа-книга» постепенно перешла к тренду «книжной квинтэссенции», который был инициирован издательством «Знание». Однако «книжная квинтэссенции» «Альфа-книги» оказалась между классикой (качество перевода которой оставляет желать лучшего), биографиями знаменитостей и бестселлерами на «Амазоне». Группа в Facebook под названием «Сообщество читателей классики» было также создано «Альфа-книгой», чтобы объединить читателей интересной литературы, посредством чего «Альфа-книга» может PRить наименования своих изданий. Соответственно благодаря этой группе мы можем видеть список изданий «Альфа-книги», которые часто упрекают за качество перевода. Также благодаря сообществу на Facebook возникло течение «хвалю книгу», что повлекло тренд «читаю много». Тенденция «глубокого чтения» больше не считается существенной подавляющим большинством читателей. Читатель все более выбирает книгу легкую для чтения, легкую для понимания и тривиальную вместо привычки к самообучению и самопознанию. Итак, дело «раскрытия общественного интеллекта» «Альфа-книгой» и ее метод построения брендов в зависимости от авторитетных оценок принесли вред читательскому сообществу. Еще конкретнее я могу сказать, что старания «Альфа-книги», такой ее тип связи, как «многофункциональный список» послужили понижению общественного интеллекта во Вьетнаме, поскольку слепые не могут просветить слепых.
Следуя за «Знанием» и «Альфа-книгой», многие другие издательства также попытались создать похожие бренды, однако не такие масштабные и престижные на рынке. Возникли частные группы, презентующие книги согласно миссии «раскрытия интеллекта населения», и мы можем видеть «Дух Самопросвещения» или 'HopeLab'. Их выбор обычно связан с политикой и философией, что близко к предложению издательства «Знание». Однако ввиду задачи «раскрытия интеллекта населения» политика и философия являются «побочным занятием», и статьи этих издательств ограничиваются лишь небольшими темами и являются поверхностными.
Такой традиционный способ презентации книг, как газеты и ТВ, все еще пользуется поддержкой. Тем не менее, журналисты и критики большей частью теперь не произносят слов похвалы той или иной книге. Все издательские предприятия, например, издательства «Юность», «Ня нам», «Тао дан» готовы запустить благоприятные режимы для критиков и журналистов как в качестве консультантов, так и для PR книг. На таких оценках сказывается вмешательство коммерческих факторов. Критики и журналисты, работающие в этих подразделениях, все еще могут придерживаться индивидуальных критериев отбора и PR книг, но также могут зависеть от коммерческих потребностей. Это очень трудно определить, поэтому читатели легко сворачивают в сторону книжных трендов, которые желают продвигать эти подразделения. Естественно, получение средств к существованию критиками и журналистами не лишено того, что заслуживает порицания, но было бы лучше, если бы они работали по справедливости, а не ради прибыли.
После Нян Ван Зяй Фам (Nhân Văn Giai Phẩm – «Гуманистические шедевры») большинству культурных критиков и журналистов во Вьетнаме было очень трудно иметь независимые мнения. Они часто подвержены фракционной политике или дружеским отношениям. Хвалебная статья о произведении может не быть продиктована любовью к произведению, но происходить из политических обязанностей или по принципу «Кукушка хвалит Петуха за то, что хвалит он Кукушку». Отрицательная статья может происходить из личной неприязни или от неписанной коллективной установки. Это положение до настоящего времени сохраняется не только на страницах ортодоксальной, но и неофициальной прессы и в социальных сетях. Было бы лучше, если бы задача культурных критиков и журналистов заключалась в том, чтобы помочь читателю понять ценные произведения, тенденции, главные идеи авторов и их произведений... вместо того, чтобы стать инструментом политической, коммерческой или личной мотивации. Однако для того, чтобы выполнять задачи, которые требуют от критиков и журналистов, просто необходимо овладеть многими основами знаний по философии, политике, искусству, истории... и одновременно понять реальное состояние читательского сообщества. E говорит, что критиков и журналистов такого уровня можно пересчитать по пальцам.
Из-за такой реально сложной ситуации в области критики восходящей тенденцией являются веб-сайты, в т.ч. «Охотник за книгами», созданный мной и друзьями. Два сайта, имеющих «критическое» количество читателей, это – «Букахолик» ('Bookaholic') и «Читательский лагерь» ('Trạm đọc' – веб-сайт книжной точки «Альфа-книги»). Однако качество статей на этих двух страницах - невысокое, они адресованы массовому читателю он-лайн. Статьи-презентации обычно просты, имеют «оценочный» характер и качество книг обычно соответствует уровню между массовым чтением и квинтэссенцией. Эти 2 веб-сайта испытывают влияние электронного стиля VnExpress, 24h, Ева и др. Существующий менталитет подготовки электронных статей заставляет эти два веб-сайта постоянно испытывать давление «câu view» и постоянно гнать новые статьи. Вместо того, чтобы сосредоточиться на повышении качества содержания веб-сайта, вся рабочая сила и материальные ресурсы инвестируются в PR и взаимодействие с сообществом. Таким образом, эти два веб-сайта носят коммерческий, а не интеллектуальный характер.
В этой связи я также хотела бы рассказать о 'Book Hunter', реферальной системе для книг и знаний, над созданием которой я работала в течение многих лет. Многие из вас, думают, что задачей «Охотника за книгами является «Раскрытие общественного интеллекта», однако это не так. 'Book Hunter' был основан в 2011 году, когда я почувствовала себя очень неудобно из-за выхода на первые роли книг «как стать богатым» и книг о жизненных навыках, и я захотела вернуть знания в то правильное русло, которого они заслуживают. Когда в 2013 г. сайт 'Book Hunter' был запущен, члены команды приложили большие усилия, чтобы представить книги и интеллектуальные тенденции, слабо знакомые читателям. Тем не менее, содержание «Охотника за книгами» по-прежнему пишется «левой рукой», поэтому количество постов невелико; также и первоначальный замысел, основанный на принуждении, может позволить легко увязнуть в ненужных дебатах. Только лишь недавно 'Book Hunter' смог обратиться к задаче раскрытия интеллекта для читателей, не осмеливаюсь сказать к «справедливости» (поскольку трудно избежать предвзятого мнения), но вы можете уверенно утверждать, что это и есть независимость. Потому что, «Охотник за книгами» никогда не присоединялся ни к какой-либо политической, религиозной или коммерческой фракции (система продажи «Бук Хантера» Ханг Као может лишь выбрать на рынке Вьетнама наиболее интересные известные ему книги). Кроме того, именно из-за такой независимости «Охотник за книгами» на самом деле не имеет реального голоса влияния на книжный рынок, но по-прежнему пользуется любовью и вниманием определенного количества читателей.
Возвращаясь к рассказу о системе оценок книг, я хотела бы затронуть вопрос о премиях. Премия представляет собой подборку книг высшей пробы, о чем критики «объявляют» авторам. Люди предпочитают читать книги лауреатов, потому что они гарантируют правильный выбор. Книга-лауреат Нобелевской, Пулитцеровской, Букеровской премий, сайта Сoncourt'... всегда является приоритетом номер один среди многих других. Теперь, что касается вьетнамских премий Фан Тю Чиня или «Интересная книга». Ранее были премии лишь Союза писателей, газет «Литература и искусство армии», «Литература и искусство», премия Хо Ши Мина и др., но эти награды утратили доверие по политическим причинам или из-за невысоких оценок. Однако выбор книг путем премий также нередко разочаровывал читателей. Это разочарование исходит от читателя, который не смог уловить решений Совета по премиям. Совет по премиям формируются из групп ученых, каждый из которых своеобразен, как правило, благодаря своим теоретическим, эстетическим, деловым качествам и даже различным политическим ориентациям. Так что, если «умники» «одной книги» не попытаются заранее понять, на чем были основаны итоговые решения Совета, они также часто будут разочарованы.
Высокий «рейтинг» и «бестселлер» все более становятся самопрезентативными. Более нет необходимости в оценке ученых, издателей и книжных магазинов, чтобы получить имидж «бестселлер» и высокий «рейтинг»: От создания собственной команды критиков, комментаторов, мнений на страницах сообщества; устройства дискуссионных скандалов; ложного дефицита на рынке путем отзыва книги «из-за чувствительности темы»; найма известных лиц для пиара книги, «селфи книги»... Теперь читатель полностью зависит от рекламы и более не способен на самостоятельные оценки и выбор.
Таким образом, книжный рынок во Вьетнаме деградировал из-за нехватки объективности и независимости, из-за курса читательского анархизма, денежных и политических манипуляций. Тем не менее, я все еще вижу где-то презентации, написанные независимыми перьями, по-прежнему существуют сообщества андеграунда по глубокому обмену знаниями, и, самое главное, я по-прежнему вижу, что переводчики, авторы и исследователи отдают все силы интересным книгам, несмотря на поразивший рынок хаос.

Перевод Вадима П. Ларина

Адреса:

1. http://bookhunterclub.com/thi-truong-sa ... -giam-gia/ 04/10/2017
2. http://bookhunterclub.com/thi-truong-sa ... ho-vua-de/ 04/10/2017
3. http://bookhunterclub.com/thi-truong-sa ... 18/10/2017
4. http://bookhunterclub.com/thi-truong-sa ... dat-khong/ 26/12/2017
5. http://bookhunterclub.com/thi-truong-sa ... dinh-sach/ 03/01/2018

Ответить

Вернуться в «Литература - вьетнамская и про Вьетнам»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость