Вьетнамская проза средних веков. Перевод М. Ткачёва

Рассказы, книги, статьи, стихи.
Ответить
ozes
Администратор
Сообщения: 12890
Зарегистрирован: 15 мар 2017 14:33
Контактная информация:

Вьетнамская проза средних веков. Перевод М. Ткачёва

Сообщение ozes » 22 дек 2017 18:35

Вьетнамская проза средних веков. Перевод с вьетнамского М. Ткачева:

http://www.biblio.nhat-nam.ru/Vietnamsk ... 8-1975.pdf
7,5 МБ

Из книги Классическая проза Дальнего Востока, Библиотека всемирной литературы, т.18, 1975 г.

Содержание:
ЛИ ТЕ СЮЙЕН
Из книги «Собрание чудес и таинств земли Виет»
Высокородные и победоносные воительницы Чынг
Жена Верная и неизменно следующая истинною стезей, Целомудренная и доблестная, Постоянная и грозная
Князь, Начальствующий государевым войском, Спаситель державы, Приближенный Совершенномудрого
Главнокомандующий, Преданный и мудрый, Великодушный воитель
Князь, Податель спасительной помощи, Всепроникающий чудотворец, В воздаяниях неизменный
Из книги «Записи дивных речений в Саду созерцания»
Преподобный Кхуонг Виет
НГУЕН ЧАЙ
Из «Посланий военачальникам»
Ответ Фан Чжэну
Еще один ответ Фан Чжэну
Еще один ответ Ван Туну и Шань Шоу
Посланье чиновным мужам в крепость Диеу-зиеу
Посланье в крепость Троеречья — Там-зианг
Посланье Ван Туну
ФУ КУИНЬ, КИЕУ ФУ
Из книги «Дивные повествования земли Линь-нам»
Рассказ о духе деревни Фу-донг
Рассказ про топь, возникшую в одну-одиную ночь
Рассказ о бетеле
Рассказ о новогодних пирогах
Рассказ о Золотой черепахе
Рассказ о Горе-балдахине
Рассказ о Ха О Лое
Из книги «Сочинения, оставленные государем Тхань Тонгом из дома Ле»
Перебранка двух будд
Послание комара
Дивная любовь в краю Хоа-куок
Принцесса Нефрита обретает супруга
История мыши-оборотня
ЛЕ ТХАНЬ ТОНГ
Из книги «Десять заповедей о неприкаянных душах»
1. Буддийские монахи
4. Конфуцианцы
9. Купцы и бродячие торговцы
HГУΕΗ ЗЬІ
Из книги «Пространные записи рассказов об удивительном»
Рассказ о тяжбе в Драконьих чертогах
Рассказ о злых делах девицы Дао
Рассказ о покинутой пагоде в уезде Восточных приливов
Рассказ о девице по имени Туи Тиеу
Рассказ о военачальнике Ли
Рассказ о Повелителе Демонов ночи


С нашего предыдущего форума:
http://www.nhat-nam.ru/forum/viewtopic. ... 942#p25942

ozes
Администратор
Сообщения: 12890
Зарегистрирован: 15 мар 2017 14:33
Контактная информация:

Re: Вьетнамская проза средних веков. Перевод М. Ткачёва

Сообщение ozes » 22 дек 2017 18:36

Рассказ о новогодних пирогах

После того как государь наш Хунг разгромил иньские орды и держава его обрела покой и благоденствие, решил он уступить престол одному из своих детей. Немедля созвал государь всех принцев и принцесс, а было их два десятка и еще двое, и объявил о своем решении.
- В скором времени Мы сложим с себя власть, но достанется Наш престол тому только, кто поднесет Нам в конце года наилучшие и вкуснейшие яства, чтоб, возложив их на алтари почивших государей, могли Мы исполнить долг почитания предков.
И государевы дети бросились тотчас на поиски всего самого лакомого и самого диковинного: плодов земли, порождений моря - всего и не перечесть. Один лишь восемнадцатый сын его по имени Ланг Лиеу, чья мать, давно покинутая государем, умерла в одиночестве, не знал покоя ни днем, ни ночью. Ведь мало кто из придворных помогал ему даже советом. Но однажды явился ему во сне дух и сказал:
- Среди всего сущего па земле и в небе, среди драгоценнейших сокровищ людских ничто не сравнится с рисом. Рис насыщает людей, дает им здоровье и силу и никогда не приедается. Вот и возьми клейкого риса да приготовь из него пироги; одни сделай круглыми, как небо, другие - четырехугольными, как земля. А начинка их пусть напомнит вкусом своим о великих трудах родителей, зачинающих и пестующих потомство свое. Оберни пироги листьями и поднеси государю.
Ланг Лиеу проснулся и радостно воскликнул:
- Наконец-то помог мне всесильный дух!
И тотчас принялся за дело: нашел клейкий рис отменной белизны, выбрал округлые и неповрежденные зерна, тщательно промыл, слепил из них четырехугольный пирог с чудесной начинкой, означающий землю и все живое, и, обернув листьями, парил его до тех пор, пока он не поспел. Этот пирог назвали "бань тинг". Потом он взял клейкий рис, сварил его на пару, размял и вылепил круглый пирог, означающий небо. Пирог этот нарекли "бань зай".
В положенный срок государь пригласил детей своих представить заготовленные яства, оглядел все и видит: тут ничего не забыто - налицо все привычные лакомства и наилучшие кушанья. Один Ланг Лиеу принес неведомые пироги - бань тинг и бань зай. Изумленный государь приступил к нему с расспросами, и сын рассказал свой сон. Государь Хунг отведал пирогов и нашел их великолепными и куда более вкусными, чем яства, приготовленные прочими детьми. Он причмокивал языком, нахваливая угощение, и признал победителем Ланг Лиеу.
С тех пор, едва наступал Тет - Лунный новый год, государь, поминая своих родителей, возлагал на жертвенный алтарь пироги Ланг Лиеу. Примеру его последовали и подданные, а со временем, по причине сходного начертания письмен и созвучности слов, имя Ланг Лиеу превратилось в Тиетлиеу, что означает: "Праздничные кушанья".
Государь тотчас уступил Лиеу престол, а братьев и сестер его поставил правителями в разных землях державы.
Впоследствии началась между ними свара, военачальники их повадились нападать друг на друга, и люди, желая обезопасить себя, стали обносить дома частоколами. Так возникли горные селения, деревни в долинах и городища.

ozes
Администратор
Сообщения: 12890
Зарегистрирован: 15 мар 2017 14:33
Контактная информация:

Re: Вьетнамская проза средних веков. Перевод М. Ткачёва

Сообщение ozes » 22 дек 2017 18:36

Рассказ о Золотой черепахе

Государь Ан Зыонг, повелитель Ау-лака, происходил из земли Ба-тхук, из рода Тхук, и звали его Фан. Дед его сватался некогда к Ми Ныонг, дочери государя Хунг, но государь отказал ему, и дед воспылал злобой и жаждой мести. Фан, желая исполнить волю предка, пошел на государя Хунг войной, разбил его, уничтожил государство Ван-ланг и название тех земель сменил на Ау-лак. Потом он стал государем под именем Ан Зыонга и заложил крепость в округе Виет-тхыонг (Долговечная Виет). Но едва начинали класть стены, как они тотчас рушились наземь. Возвел тогда он алтарь, начал поститься и возносить молитвы духам и божествам.

Седьмого числа третьего месяца явился с востока некий старец, подошел к крепостным воротам и с досадой промолвил:

- Когда же наконец соорудят эти стены!

Государь пригласил старца во дворец, воздал ему почести и спросил:

- Не раз и не два возводили Мы эту стену, но всякий раз она рушилась вровень с землей. Сколько великих усилий положено понапрасну - отчего это?

- Ждите посланца вод Чистой реки, - отвечал старец, - сего помощью вы, государь, счастливо завершите строительство.

Умолкнув, старец поклонился и ушел.

На другой день государь вышел к Восточным воротам и стал ждать; вдруг показалась с востока Золотая черепаха, поднялась над волнами и ясным человеческим голосом назвалась посланцем вод Чистой реки, постигшим дела небесные и земные, тайны жизни и смерти, деяния духов и демонов.

Король, обрадованный, воскликнул:

- Именно это и предрек Нам старец.

Тотчас послал он за золотым подносом, и на нем отнесли черепаху в город. Государь пригласил ее сесть подле трона и спросил, отчего невозможно построить крепость.

- Зловредные начала - в недрах горы Виет-тхыонг, - ответила Золотая черепаха. - Это дух некоего принца, сына властителя давней династии, он мстит за былой позор своей державы. Помехой здесь и белый петух. Прожив на свете тысячу лет, он стал оборотнем и укрывается ныне в горе Тхат-зиеу, что значит: "гора Небесных светил". В той же горе обитает призрак - душа погребенного в ней музыканта, игравшего при дворе в древние времена. Рядом с могилой есть постоялый двор. Владелец его - Нго Кхонг. Живут у него в дому дочь-девица и упомянутый белый петух. оба - бесовское отродье. Всякий раз, когда путники остаются там на ночлег, нечистая сила воплощается в десять тысяч существ, принимает десять тысяч обличий, чтобы их извести. Великое множество людей уморили они. А недавно белый петух взял в жены хозяйскую дочь. Убейте белого петуха, и оборотни сгинут. Но сущность их не исчезнет, а сольется в сгусток холодного мрака и станет бесом, бес обернется совою, сова взлетит на сандаловое дерево, а в клюве у нее будет письмо к Повелителю Неба с просьбой разрушить крепость дотла. Тут я ее, с вашего соизволения, укушу, письмо упадет, а вы, государь, тотчас его подберите. Лишь после этого можно будет построить крепость.

Золотая черепаха научила государя притвориться путником, ищущим на постоялом дворе ночлега, а ее попросила взять с собою и оставить в доме у дверей.

- По ночам у нас нечистая сила губит людей, - сказал государю Нго Кхонг. - Да и небо сегодня хмурится. Прошу вас, господин, уходите, вам тут нельзя оставаться.

Государь усмехнулся и ответил:

- Жизнь и смерть подвластны одной лишь судьбе, оборотни перед нею бессильны, и Нам они не страшны.

Сказал и остался там ночевать. Поздней ночью явился оборотень и закричал:

- Это кто еще здесь такой?! Почему не спешит отворить Нам дверь?!

- А если дверь останется на запоре, что можешь ты сделать, презренный? - воскликнула Золотая черепаха.

Тут нечистая сила стала принимать сотни обличий, превращаться в тысячи разных существ, прибегала к десяти тысячам уловок, но не сумела проникнуть в дом.

Едва петухи возвестили рассвет, оборотень бросился наутек. А Золотая черепаха вместе с государем устремилась за ним в погоню, но у самой горы Небесных светил оборотень исчез. И государь тотчас вернулся на постоялый двор.

Утром хозяин послал людей прибрать труп ночлежника и схоронить его, но оказалось, гость цел и невредим, да еще улыбается как ни в чем не бывало. Бросился к нему хозяин, упал на колени и сказал:

- Вижу я, господин, вы - святой, иначе бы вам не уцелеть. Сжальтесь, дайте нам небесное снадобье, чтоб люди спасались от нечисти.

- Убей белого петуха, принеси его в жертву духам, и нечисть исчезнет, - отвечал государь.

Нго Кхонг внял его совету, зарезал петуха, тут хозяйская дочь вдруг поворотилась и испустила дух. Государь тотчас послал раскопать землю на горе Небесных светил, люди нашли там древнюю музыкальную утварь и человечий костяк, сожгли все, а пепел сбросили в реку.

Едва стемнело, государь с Золотой черепахой взобрались на гору Виет-тхыонг. Нечистая сила тем временем превратилась в шестилапую сову, сова взлетела на сандаловое дерево с письмом в клюве. Тут Золотая черепаха обернулась черной мышью, подкралась к сове и укусила ее за лапу. Письмо упало на землю, а государь тотчас схватил его и разорвал в клочья. Так победили нечистую силу.

Спустя полмесяца крепость была построена. Ширина ее составляла более тысячи чыонгов; стены поднимались кверху уступ за уступом, как завитки раковины, оттого и нарекли ее Лоа-тхань - "Крепость-улитка"; называли ее также крепость Ты-ла-унг, то есть "Воспоминание о драконе", а во времена Танской династии из-за огромной ее высоты крепость прозвали Куньлунь-ской, ибо Куньлунь - высочайшая гора.

Золотая черепаха прогостила у Ан Зыонга три года, затем распрощалась со всеми и воротилась восвояси. Прощаясь с нею, благодарный государь сказал:

- Лишь с вашею помощью возведены эти стены. Но если нагрянет враг, чем Мы его отразим?

- Судьбы царств, величие их и паденье, покой и вражья напасть - все предопределено Небом, - ответила Золотая черепаха, - государь же, если он добродетелен, способен продлить счастливый жребий державы. Но могу ли я отказать вам в вашей просьбе?

Выдернула она свой коготь и протянула его государю:

- Вот, возьмите мой коготь и прикажите выточить из него спусковой крючок к самострелу. Вы лишь прицельтесь в неприятеля и стреляйте, о прочем же не тревожьтесь.

Умолкла и возвратилась в Восточное море.

Государь велел Као Ло изготовить самострел и сделать к нему спусковой крючок из черепашьего когтя. Назвали его "Чудотворное оружье божественной Золотой черепахи".

Прошло время, и князь из рода Чжао, по имени Та, вторгся в южные земли и начал войну с государем. Взял государь Чудесный самострел, выстрелил, и полчища Чжао Та были разбиты наголову; побежали они к Буйволовой горе, думая там укрепиться и отразить государево войско. Но Чжао Та, узнав о чудесном самостреле, не смел больше биться с государем и тотчас запросил мира. На радостях государь рассудил так: земли к северу от Малой реки отойдут к Чжао Та, а те, что к югу, останутся под его рукой.

Вскоре Чжао Та послал к Ан-Зыонгу сватов. Государь, не ведая ни о чем, отдал дочь свою по имени Ми Тяу - "Прекрасная жемчужина", за сына Чжао Та - Чжун-ши. Однажды Чжун-ши подговорил Ми Тяу тайком показать ему Чудесный самострел, вырезал украдкой другой спусковой крючок, подменил им коготь Золотой черепахи и объявил жене, что едет на Север: настало-де время ему проведать отца.

- Узы супружества нерасторжимы, но нерушим и сыновний долг. Пора уж Нам съездить проведать отца. Если случится, что мир между нашими странами рухнет, и Север с Югом отойдут друг от друга, Мы все равно будем искать тебя повсюду, назови лишь верную примету.

- Ах, горька женская доля, - отвечала Ми Тяу, - чую, сердцу моему не снести тяжкой разлуки. Запомни, надену я платье из гусиных перьев и, где бы ни очутилась, буду выдергивать их и бросать на перекрестках дорог. Так мы отыщем друг друга и спасемся.

Вернулся Чжун-ши восвояси с волшебным когтем. Чжао Та, заполучив коготь, возликовал и тотчас выступил в поход. Государь же, полагаясь во всем на Чудесный самострел, спокойно играл себе в шахматы и, узнав о вторжении неприятеля, усмехнулся:

- Видно, Чжао Та уже не страшен Чудесный самострел?!

Едва полчища Чжао Та приблизились к крепости, государь взял самострел, но, обнаружив, что драгоценный крючок исчез, отшвырнул его и ударился в бегство. Он усадил Ми Тяу позади себя на коня, и они помчались на юг. А Чжун-ши, находя на дороге гусиные перья, преследовал их по пятам. Доскакал государь до самого моря, дорога здесь обрывалась, и лодки поблизости не было.

- Это Небо карает Нас! - вскричал государь. - Где ты, о посланец вод Чистой реки, приди поскорей на помощь!

Тут всплыла над водой Золотая черепаха и крикнула:

- Тот, кто сидит на коне позади тебя, - главный твой враг!

Государь выхватил меч и тотчас отрубил дочери голову. Перед смертью Ми Тяу взмолилась:

- Увы, такова женская доля! Но если замыслила я в сердце своем против отца, быть мне после смерти прахом нечистым. Если ж верна была долгу и обманута злыми людьми, пусть стану я жемчугом светлым, чтобы очиститься мне от позора и содеянного зла.

Ми Тяу умерла на морском берегу; кровь ее, стекавшую в море, заглотали жемчужницы, и каждая капля стала чистым жемчужным зерном.

А государь поднял носорожий рог семи пядей в длину, вода расступилась, и Золотая черепаха увела его за собой в море.

Люди из поколения в поколение передают, будто случилось все это на земле Ночной горы (За-шон), что в местности Као-са - "Высокий дом", в Распростертой округе (Зиен-тяу). Воины Чжао Та, достигнув тех мест, нашли лишь мертвую Ми Тяу. Обнял Чжун-ши бездыханное тело жены и отвез в Лоа-тхань, чтоб там похоронить. Тело ее превратилось потом в камень нефрит. А Чжун-ши скорбел и сокрушался без конца, но однажды во время купанья почудился ему на воде образ Ми Тяу. Тотчас он бросился в колодец и умер.

Люди, жившие позже них, открыли: ежели жемчуг, добытый со дна Восточного моря, омыть в воде из того колодца, станет он чистым и заиграет яркими красками. Избегая упоминать имя Ми Тяу, нарекли они эти жемчужины перлами - большими и малыми.

ozes
Администратор
Сообщения: 12890
Зарегистрирован: 15 мар 2017 14:33
Контактная информация:

Re: Вьетнамская проза средних веков. Перевод М. Ткачёва

Сообщение ozes » 22 дек 2017 18:37

Рассказ о бетеле

В древние времена у государя был сын необычайной силы и огромного роста. Отец дал ему имя Као, что означает "Высокий", и стало оно его родовым именем. Као родил двоих сыновей, похожих один на другого, словно две капли воды; старшего нарекли Тэн, младшего - Ланг.

Когда одному исполнилось восемнадцать лет, а другому семнадцать, родители их умерли, и братья поступили в ученье к даосу Лыу Хюйену.

А в доме сородичей Лыу была дочь лет семнадцати или восемнадцати по имени Лиен. Приглянулась она братьям, и оба решили на ней жениться. Девица же, не зная, кто из них старше, подала им миску похлебки и одну пару палочек на двоих. Младший, понятно, уступил палочки старшему, чтобы тот поел первым. Тут девица пришла к родителям и попросила выдать ее за Тэна, старшего брата.

После женитьбы Тэн не мог, как бывало, проводить все время с братом и стал с ним вроде менее ласков. Ланг сокрушался, решив, будто из-за жены Тэн и думать о нем забыл, и, не простившись, не сказав никому ни слова, ушел, из дому и отправился восвояси. Но посреди леса встретилась ему глубокая быстрая речка; лодки для переправы он не нашел, зарыдал с горя и умер, обернувшись деревом подле речного устья.

Старший брат хватился младшего, не нашел его и отправился на поиски. Прибрел он к речке, рухнул наземь у того самого дерева и умер, оборотившись камнем, прильнувшим к древесным корням.

Жена пошла искать мужа, дошла до того места, упала на землю, обвила камень руками и умерла, сделавшись ползучим растением с горько пахнущею листвой. Побеги его оплели и дерево и камень.

Отец ее с матерью бросились искать свое дитя, пришли туда и, безмерно скорбя, поставили поминальный храм - миеу, потом воротились домой. Ночью явились им во сне оба брата, поклонились, сложив на груди ладони, и сказали:

- Свято берегли мы братские узы. Переступив их, мы не смогли жить долее, а из-за нас погибла и ваша дочь. Но вы не призвали на нас кару, да еще и построили храм в память о нас.

Потом заговорила их дочь:

- Вы родили меня, растили и пестовали, а я ничем не воздала вам за великие ваши заботы. А недавно, забыв обо всем, кроме супружеских уз, исполнила я до конца долг жены, но нарушила, увы, дочерний долг. Смею ли умолять о прощении?

- Ах, дети, - отвечали сородичи Лыу, - вы соблюли братскую верность и супружеский долг. За что ж нам на вас гневаться? Бытие и небытие двуедины, - продолжали они, - не лучше ли поскорей отойти в вечность и не терзаться попусту печалью и горем!

Тамошний люд воздавая хвалу преданным братьям и верным супругам, приносил в миеу дары и возжигал курения.

Однажды, - случилось это в седьмом или восьмом месяце, когда еще не спала жара, - государь наш Хунг объезжал свои владения и остановился на отдых в прохладной тени у храма. Увидел он дерево с густою кроной и опутавшие его ползучие побеги, сорвал плод дерева и лист с лианы, положил их в рот, разжевал и сплюнул слюну на камень. Послышался приятный запах, и на камне проступило красное пятно. Тотчас государь Хунг велел обжечь этот камень, взял известь и стал жевать ее вместе с плодом дерева и листом лианы. Он ощутил сладостный вкус и благоуханный запах; губы его заалели, на щеках показался румянец. Государь Хунг понял: всему этому нет цены, и захватил с собою листья, плоды и известь.

Дерево это, растущее повсюду, именуется ареком, есть везде и ползучее растение - бетель, и камень-известняк. С тех пор у нас, в стране Юга, всякий раз, когда сходятся гости на свадьбу или иной великий или малый праздник, перво-наперво подаются плоды арека, завернутые вместе с известью в листья бетеля.

Вот откуда взялось дерево арек.

ozes
Администратор
Сообщения: 12890
Зарегистрирован: 15 мар 2017 14:33
Контактная информация:

Re: Вьетнамская проза средних веков. Перевод М. Ткачёва

Сообщение ozes » 22 дек 2017 18:38

Рассказ о горе-балдахине

Гора Тан-виен высится к западу от града Взлетающего дракона (Тханг-лаунга), столицы государства Нам-виет. Она вознеслась на двенадцать тысяч триста чыонгов, а путь вдоль ее подножья равен девяноста восьми тысячам шестистам чыонгов. Три вершины ее, поднимаясь к небу одна над другою, напоминают балдахин, именуемый "таном"; оттого и зовется она Тан-виен-"Балдахин". Согласно сочинению Танского монаха "Вступленье к плачу о Цзяочжоу", Великого князя этой горы звали Шон Тинь, то есть "Дух гор", и происходил он из рода Нгуен. Чудотворная сила Духа не знала границ. В бездождье ли, в половодье - стоило лишь помолиться ему о заступничестве, и все сбывалось. Оттого поклонялись ему люди и чтили его всем сердцем.

Часто в ясные дни чудится людям, будто в ущельях Горы-балдахина проплывают знамена и стяги. Говорят, это шествует Дух гор со своей свитой.

Когда Гао Пянь послан был танским императором в Ан-нам, он вознамерился было усмирить и изгнать всех тамошних духов. Тотчас велел схватить девицу семнадцати лет от роду, не познавшую мужчины, вспороть ей чрево и вырвать внутренности. Потом - набить ее травою, обрядить в платье и усадить на алтарь, поднеся жертвенное мясо буйвола и быка. Ежели тело девицы хоть чуть шелохнется, надобно с маху отсечь ей голову. К этой уловке прибегают всегда, чтоб извести духа обманом. Но тут Гао Пянь, решивший обманом извести Великого князя горы Тан-виен, увидал вдруг, что Князь скачет во весь опор по облакам на белом коне. Приблизившись, он плюнул на чучело и умчался.

- Увы! Духов Юга никак не обманешь, - посетовал Пянь. - Когда же иссякнет наконец их чудесная мощь?!

Вот как являла себя чудотворная сила.

Давным-давно Великий князь, увидав несравненную красоту Горы-балдахина, тотчас проложил дорогу от пристани Белая изгородь через ущелье Мирной твердыни к южному ее склону, туда, откуда берут начало ручьи. Вдоль дороги воздвиг он дворцы и построил беседки для отдохновения. Затем он взошел по гребню на самую вершину, утопавшую в тучах, и решил там поселиться. Иногда Дух гор плавал в своей ладье по Малой Желтой реке - Тиеу-хоанг-зианг, любуясь рыбною ловлей, и, останавливаясь в деревнях, непременно ставил беседки для отдохновения. Многие годы спустя люди, открыв следы этих беседок, строили там дены и миеу для поклонения и молитв.

Согласно древнему преданию, изложенному в сочинение Лу-гуна "Записки о Цзяочжоу", Великий князь Дух гор из рода Нгуен жил в веселье и согласии с водяными тварями в земле Прекрасного спокойствия (Зиа-нинь), что в Горном краю (Фаунг-тяу). При чжоускрм императоре Нуань-ване восемнадцатый государь наш из дома Хунг пришел в землю Водоемов Виет (Виет-чи) и Горный край и основал там государство Ван-ланг. Была у него дочь Ми Ныонг, внучка Божественного земледельца в двадцать седьмом колене, славившаяся необычайной красотой. Фан, властелин страны Тхук, сватался к ней, но государь не дал согласия, ибо желал найти зятя великодушного и доброго.

Некое время спустя пришли к государю двое; один назвался Шон Тинем, - или "Духом гор", другой - Тхюи Тинем, или "Духом вод", и оба просили отдать им в жены прекрасную Ми Ныонг. Но государь предложил им сначала показать силу своего волшебства.

Дух гор протянул палец к горе, твердь расступилась перед ним, он вошел в гору и с такою же легкостью вышел назад. Дух вод исторг в небеса струю воды, и она обернулась дождевыми тучами.

- Вижу, волшебной силы вам не занимать, - молвил государь. - Но дочь у Нас только одна, и Мы отдадим ее за того, кто первым подарит свадебные дары.

На другое утро Дух гор преподнес Ми Ныонг дорогие каменья, злато и серебро, диковинных птиц и зверей. Само собой, государь дал согласье на свадьбу.

Дух вод прибыл позже него и уже не нашел Ми Ныонг. Разгневался он, созвал всех водяных тварей, и выступили они в поход - отвоевать невесту. Дух гор перегородил железной решеткою реки в уезде Ты-лием (Благодетельная чистота), но Дух вод тотчас сотворил для Малой Желтой реки новое русло, и стала она впадать в реку Хат-зианг. Затем он проник в реку Полноводный проток (Да-зианг), чтоб с ходу ударить Горе-балдахину в тыл. Сотворил он еще один новый речной проток... и направил его Горе-балдахину в лоб. Он обрушил берега рек, затопил их озерами и болотами, открыв удобный путь для водяных полчищ. То и дело насылал он вихорь с ливнем и тучами, поднимал бурные воды рек - чтоб сокрушить Князя. Люди, жившие у подножья горы, видя все это, начали забивать в землю бревна, ставить частоколы, застучали в барабаны и ступы и закричали что было мочи, призывая всех на подмогу. Приметив подплывшие к частоколу отбросы, люди выпустили в них стрелы и увидели мертвых водяных ратников; трупы черепах и морских змеев запрудили всю реку.

С тех пор всякий год в седьмом и восьмом месяцах происходит одно и то же: урожай, выращенный людьми, что живут у подножья горы, терпит великий урон от ветра и половодья. Говорят, будто это Дух гор и Дух вод сражаются из-за прекрасной Ми Ныонг. Великий князь постиг тайну бессмертия небожителей, оттого чудотворная сила его и могущество беспредельны. Он - первый среди Добрых духов - заступников страны Дай-виет.

При государях из дома Чан муж по имени Нгуен Ши Ко, удостоенный в Королевской письменной палате "Лес кистей" чина хаук ши, направляясь на запад, побывал на Горе-балдахине и сложил такие стихи:

"Известно: высокая эта гора -
высокого духа приют.
На ней воспевали его в стихах,
струился курильниц дым.
О дух, за которым пошла Ми Ныонг
и стала творить чудеса.
Молю, защити ты меня среди битвы,
щитом огради своим".

ozes
Администратор
Сообщения: 12890
Зарегистрирован: 15 мар 2017 14:33
Контактная информация:

Re: Вьетнамская проза средних веков. Перевод М. Ткачёва

Сообщение ozes » 22 дек 2017 18:39

Из книги "Собрание чудес и таинств земли Виет"

Высокородные и победоносные воительницы Чынг

Сказано в летописях: старшую сестру нарекли Чак, младшую - Ни; были они из рода Лак - дочери властителя земель в Зиао-тяу, выходца из Ме-линя, что в округе Фуанг-тяу (Горный край).

Достопочтенная старшая сестра сочеталась браком с господином Тхи Шатем, выходцем из Тю-зиена (земли Красного коршуна). Славился Шать отвагой и силой и был за доблесть свою почитаем и любим всеми.

Видя такое, Су Дин, ханьский наместник в Зиао-тяу, прибегнув к коварству, возвел на Тхи Шатя ложное обвиненье и погубил его.

Гневом воспылала достопочтенная Чак, тотчас вместе с младшей сестрою подняла войска, изгнала Су Дина и захватила Зиао-тяу. Тут уж и округа Нят-нам, Кыу-тян и Хоп-фо, узнав обо всем, покорно примкнули к ним. Они взяли более шестидесяти пяти городов в пределах земли Линь-нам, объявили себя государынями страны Виет, обосновались со своим двором в Тю-зиене и приняли имя Чынг.

Тем временем Су Дин бежал на Север, в Наньхай. Услыхав об этом, император Гуанъу-ди разгневался, разжаловал Су Дина и сослал в Даньэр, а против обеих сестер отправил Ма Юаня и Лю Луна с превеликим войском. Когда ханьская рать достигла Волнистого озера - Ланг-бак, достопочтенные сестры заступили ей путь; однако войско их было малочисленно и не могло долго противиться неприятелю. Пришлось достопочтенным сестрам отступить в Красивое ущелье - Кэм-кхе; войско их день ото дня редело. И сестры, оставшись с малою силой, погибли в бою.

Оплакивая обеих, тамошний люд воздвиг в их честь ден - храм поминовенья, и было там много чудес и знамений. Ныне тот храм стоит в уезде Ан-хат.

Во времена государя Ли Ань Тонга случилось великое бездождие, и преподобный муж по прозванью Тинъ Зиой (Средоточие блаженства) был послан государем в храм сестер Чынг вознести моление о дожде; само собою, тотчас же хлынул дождь и опустилась прохлада. Государь, обрадованный, прилег отдохнуть, и вдруг явились ему во сне две незнакомые девицы. Лики их были подобны цветам фу зунг, брови - как листья ивы. Они ехали верхом на железных конях; на девицах были красные шапки, зеленые рубахи и красные юбки, стянутые дорогими поясами. Следуя за падающим дождем, они подъехали поклониться государю. Государь, изумившись, стал расспрашивать их, и они отвечали:

- Мы, сестры из рода Чынг, выполнив волю Повелителя Неба, сотворили дождь.

Восстав ото сна, государь, растрогавшись, тотчас послал подновить и изукрасить храм и велел собрать подобающие дары для жертвоприношенья. Затем он отправил послов - торжественно доставить святыни на Север, в престольный град, где воздвигнут был храм Подательниц дождя.

Потом достопочтенные сестры снова явились во сне государю и попросили поставить им храм в Ко-лай. Государь внял их просьбе и особою грамотой пожаловал обеим звание: Целомудренные и чудотворные жены.

В четвертый год "Многократного процветания" достопочтенным сестрам пожаловано было звание Победоносных воительниц, а в двадцать первый год "Возвышения и изобилия" почтительно присовокуплены были к званию достопочтенной старшей сестры еще два слова: Чистая и непорочная, а к званию достопочтенной младшей сестры - слова: Охраняющая и мягкосердая. Чудотворная их святость несомненна с давних времен.

Ответить

Вернуться в «Литература - вьетнамская и про Вьетнам»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей