Любовь. Рассказы писательницы Фонг Диеп - перевод Куинь Хыонг

Рассказы, книги, статьи, стихи.
Ответить
Аватара пользователя
tykva
Супермодератор
Сообщения: 39
Зарегистрирован: 17 мар 2017 14:46
Откуда: Сейчас в Сеуле
Род занятий: Переводчик
Контактная информация:

Любовь. Рассказы писательницы Фонг Диеп - перевод Куинь Хыонг

Сообщение tykva » 05 апр 2017 13:03

Любовь

Рассказ

Фонг Диеп

Изображение

Как это могло случиться? Она потеряла П. в считанные секунды на перекрёстке в то время, когда не так многолюдно было, a её рука послушнo лежала в его рукe, как сухой лист в дневнике с памятными записями.
 
Как только на светофоре включился зелёный, П. в спешке потащил её через улицу. Ну, зачем же так спешить! Её слегка смешили его поспешные повадки. Каждый день они вместе проходят этот перекрёсток, который в любое время суток многолюдный, с беспорядочно передвигающимся машинами, мопедами, воздух всегда пыльный, загрязнённый выхлопными газами, и всегда шумный кричащими воющими сиренами машин. Зато им дано целых 70 секунд зелёного света, этого хватает для нескольких пересечений улицы туда и обратно, пока не загорелся красный. А знакомое кафе находится непосредственно у перекрёстка, на расстоянии всего несколько десятков метров. Их места остаются свободными, никто не займёт, если она не скажет хозяйке кафе, что в этот день не прийдут. Так зачем же он спешит?
 
На 23-й секунде она внезапно заметила, как маленькая девочка с мопеда уронила туфельку, потому что какой-то из проезжающих мопедов нечаянно задел её ногу. Мать в замешательстве приостанавливает свой мопед посреди потока передвигающегося транспорта, не зная, что предпринять, что сделать, а девочка повернулась всем корпусом в ту сторону и в безнадёжности следит за туфелькой, которую ждёт угроза стать мятой, раздавленной под колёсами. Она вынула свою руку из тёплой, ласковой руки П., протиснувшись между душными рядами мопедов, чтобы поднять эту туфельку.  Она хорошо запомнила, что это была маленькая туфелька розового света, с изображением куклы Барби. Она также помнит, как девочка радостно вскрикнула, когда она подошла и аккуратно надела ей эту туфельку на ногу. Она помнит, мать в ту секунду оделила её благодарным взглядом. И она с болью помнит, что, когда вернулась на прежнее место, П. уже исчез. Сначала она ещё думает, что это шутка. Она взглядом ищет его среди суматошной толпы и испытывает чужие, любопытные, откровенно направленные на себя взгляды. Не было среди них знакомого лица П.
 
Холодный пот беспощадно обдаёт её тело. Она дрожит в предчувствии беспокойства. Как это может быть? Секунды назад её рука ещё послушно лежала в его руке. А сейчас П. исчез, как будто никогда и не был с ней. Она стоит, остолбеневшая среди шумного от воя машин и сирен перекрёстка.
 
Где её П.?
 
Она вспомнила про кафе, куда они вдвоём хотели было прийти вместе. Должно быть, П. уже там сидит и ждёт, пока она поднимает детскую розовую туфельку с изображением куклы Барби.
«Мой друг уже пришёл?».
Обслуживающий персонал, все как один, дружно молча смотрят на неё в ответ на этот вопрос, произнесённый на одном духу почти запыхавшимся голосом. Не дожидаясь от них ответа, она бросилась на второй этаж. Треугольное окно плотно закрыто. Скатерть лежит аккуратно в ожидании появления ложечки, позвякивающей в лоне чашки. Где её П.?
Она просидела целый день у этого треугольного окна.
Она просидела целую неделю у этого треугольного окна.
Она просидела целый месяц у этого треугольного окна.
Огромное количество жёлтых листьев пролетело снаружи этого окна.
Но П. бесследно исчез. Ни одного объяснения.
Как это может случиться…
 
***
В дни, проводимые вместе с П., она забывала, что такое время. Они могли сидеть рядом часами, разговаривая о чём-то или вместе читая одну книгу. Обязательно вместе, несмотря на высокую стопку свежекупленных книг, и выбор для чтения просто огромный. Однако, почему-то всякий раз так получалось, что они ту или иную книгу выбирали вместе. Однажды, чтобы избежать этой ситуации, кто-то из них предложил написать название выбранной им книги на бумажке, втайне друг от друга, и потом показать свой выбор. Без хитростей, чтобы у каждого из них была своя книга. Однако, по какой-то неизвестной причине, проделывали эту процедуру раз десять, и всё получали один и тот же результат – в обеих бумажках было написано одно и то же название. Ну, что же поделаешь? Вместе открыли книгу, и начали вместе читать. П. быстро читает, поэтому должен ждать, пока она дочитает, чтобы перевернуть страницу. В это время она чувствует его нетерпение, как он взглядом следит за её худым пальцем, медленно двигающимся по строчкам. Следя за этим пальцем, он знает, докуда она дочитывает. Но именно от этого его нетерпение и растёт. Он даже нередко сердится, когда кульминация сюжета вот-вот уже, на другой странице, а он всё должен её ждать.
 
- Читай ты глазами, чем больше за пальцем следишь, тем больше тормозишь чтение.
- Но зачем быстро читать?
П. молчит перед этим её вопросом. Зачем спешить? Ведь они тут вдвоём, вместе. Зачем он так спешит во всём?
- Лучше читай ты другую книгу.
 
Говоря это, она умеренным темпом передвигает палец по строчкам. И слышит, как его длинный, тихий вздох растаивает в воздухе.
 
Несмотря на такие мелкие несогласия, они всегда находят компромиссные выходы, чтобы наладить отношения, и чуть после могут снова сидеть над книгой, голова к голове, и слышать каждое дыхание друг друга. И когда последняя страница уже прочтена, книга уже закрыта, они так и сидят в молчании, направляя взгляд на треугольное окно в раздумии. Всякий, хоть малейший звук  в тот момент может разрушить полученные эмоции от чтения книг. Лучше всего сохранить молчание и наслаждаться этими эмоциями. Порой она замечала, что П. забывается во сне. Книга ещё не заканчивается для него, для него книга едва только начинается, но в другой форме, в другом состоянии. Она улавливала в нём неясное появление желания рисковать, путешествовать в неведомой им двоим стороне. Его пальцы непрерывно двигаются во время сна. Губы дергаются. Она всё ждёт, когда же её имя наконец зазвучит на его губах. Однако, это имя никогда не было произнесено среди неразличимых бессмысленных сонных лепетов.
Несмотря ни на что, она довольна настоящей реальностью.
 
Пока П. погружён в собственный мир, она сидит и терпеливо ждёт. 30 минут? Или уже час? Ей не хочется его будить. Она ещё помнит, однажды П. ей сказал, именно в этом кафе, именно у этого окна он чувствует себя по-настоящему хорошо. Неприятности его оставляют. И поэтому время, уделённое проведению вдвоем в этом кафе иногда длится целый день. Обслуживающий персонал уже приспособился к их привычкам, так, что на столе всегда на готове имеются ручки и бумаги для внезапно приходящих пометок. И стоит ей снять сумочку с плеча и оставить на спинке стула, на столе перед ней уже появляется стакан кефира с маракуйей, а перед П. – стакан горячего напитка из пережаренного риса, запах которого вызывает воспоминания о спокойном прошлом. О чём часто думает он, она никогда не спрашивала. Если нужно, он ей сам расскажет. Она верит, что он всегда с ней откровенен и честен. Разве это не так? Несмотря на то, что его появление здесь, в её реальной жизни, было совершенно по её собственному желанию, она всё же не может вмешиваться в его мысли. Надо хранить и уважать собственный мир друг друга, личные тайны пусть тайнами остаются. Они в самом начале договорились об этом.  
 
Она старается соблюдать тишину в каждом своём движении, чтобы случайно его не разбудить. В ожидании она с терпением смотрит на след, оставленный на подоконнике проникшими через оконную раму дождевыми каплями, и рисует в своём воображении целые истории, связанные с ними или спрятанные ими. Однако, она не намерена записать эти рассказы. Она выбирает более лёгкий вид отдыха - следить за армией муравьёв, которые друг за другом торопливо идут пр верёвке, спускающейся с окна. Чтобы не переутомить глаза, она смотрит дальше, на щели на корявых стволях индийских миндалей, рядышком растущих по тротуаре. Или, ведь это её любимое занятие, она наблюдает за его каждыми малейшими движениями во сне. Она ясно видит, как кожа на виске у него слегка дёрнулась несколько раз, слышит его быстрое дыхание и чувствует запах его пота. До такой степени, что она уже запомнила запах его пота, чувствует этот запах даже тогда, когда его уже нет рядом. Однако сейчас этот запах неясно чувствуется на спинке стула, обшитой материалом тёмного цвета. У неё в груди колется, когда прикасается к этому знакомому запаху. Она боится, что  и этот запах исчезнет...
 
***
А на улице внезапно подуло. Ветры с такой силой бушуют в кронах деревьев, и в домах двери закрываются с шумом. В этот же момент отрубили электричество. Музыка прервана, и бесспокойные голоса в темноте друг друга зовут.
- Иди проверить предохранитель же!
- У соседей также темно.
- Во всем городе отрубили свет, что ли?
- Или случилась авария на подстанции? Ну и ну, шторм ещё и не начинается, рано же свет отрубили.
 
Сквозняк продувает через оконную щель, достигает до её места, отчего она чувствует, что всё тело прозябло. Вот и центр низкого давления уже достигает город после многочисленных прогнозов погоды. Свечи зажжены после переполошных секунд. Она видит собственную тень на треугольном окне. В какой-то момент она вздрогнула, потому что заметила быструю тень, которая быстро прошла по стеклу и бесследно исчезла. В холодном сыром воздухе пахнул знакомый запах, и она почувствовала, что сердце сжалось. Разве это был П.? Она поспешно осматривается. П.?
На всём втором этаже маленького кафе она сидит одна в одиночестве.
- Вам что принести?
- Ах… нет…спасибо.
Официант быстро прошёл её место, как ветер, и в спешке спустился на первый этаж. Остаются двери, которые нужно плотно закрыть, свечи, которые надо защитить от ветра. Ей лучше больше не мешать обслуживающему персоналу, который в данный момент и так сильно занят принятием безопасных мер в защиту кафе в обветшальном особняке.
На улице ветер бушует, всё сильней и сильней. Она чувствует эту силу, смотря на качающиеся многолетние деревья вдоль улицы. Дождь бросает воду в окно. Вёдрами. Как дети во время праздника воды. За считанные минуты всё вокруг затоплено, ушло под воду. Она внимательно смотрит сквозь потемневшее, пожелтевшее стекло на треугольном окне. С момента исчезновения П. это окно ни разу не открывалось. Она боялась, что лишь одно прикосновение своей рукой к оконной ручке может лишить неуловимой теплоты его руки, оставшейся там. Она боялась, что сквозняк из окна может развеять неуловимый запах, оставленный П. на спинке стула. И день за днём она приходит сюда, садится за этот стол у этого окна, ждёт...
- А вы близко живёте?
На втором этаже сейчас остаётся она одна с молодым официантом кафе – худощавый парень, хилый, как росток водяного шпината.
- А... так… немножко не близко…
- Ничего. Дождь недолго будет.
 
Короткая стрелка на часах приближается к цифре 10.
Что ей делать в ожидании окончания дождя?
А когда дождь перестанет, что ей ждать?
Если бы можно расствориться с дождём...
Включают свет. Обслуживающий персонал кафе бросается к телевизору, чтобы посмотреть последние новости и прогноз погоды.
 
«По данным Центральной службы метеорологии и гидрометрии сегодня в 20 часов центр низкого давления усиливается и превращается в тропический шторм, получающий международное условное название Дисаппея. В течение 24 последующих часов данный шторм перемещается по северо-западному направлению со скоростью, оцениваемой 20 км в час, и потенциально ещё усиливается. К 4 часам следующего дня эпицентр шторма находится приблизительно 18,1 градусов северной широты 116,8 градусов восточной долготы на расстоянии 520 километров северо-восточнее архипелага Хоангша. Ожидаются ветры мощностью 9 уровня (от 75 до 90 км в час), порой до 10 – 11 уровней...».
 
***
Она должна продолжать создавать новые рукописи. Издатели уже начинают спрашивать. Последний роман переиздавали пять раз, но это значит, она не имеет право остановиться. Она должна продолжать создать новые произведения, это от неё требуют читатели. Она уже слишком задержалась с П. Он является всего лишь героем в её романе. Она не может с ним больше оставаться. В новых историях требуется появление новых героев. Она не может это переносить. Она найдёт своего П., обязательно найдёт. Она удалит все перекрёстки нерешительностей в своих рукописях. Однако вернется ли П. к ней, таким образом сможет ли она вернуть былое время, вернуть П. в её мир? П. не даёт ей эти возможности, он выбрал странствовать в своём собственном мире, где её нет, без неё. Неужели после стольких лет вместе П. выбрал такой выход для себя? Она заперлась в рабочем кабинете в наказание. Несколько десяток страниц новой рукописи нещадно унижтожила. Она действительно находится в тупике.
 
Она сидит в темноте, молча вспоминает о кафе, в котором сидела она с П. Она надеется, что вспоминание даст ей теплоту. Однако, несмотря на все её старания вызвать прошедшее, на этот раз всё происходит не так, как она хотела бы. Кафе пусто. Официанты отсутствуют. Нет приготовленного кефира с маракуйей, нет горячего настоя пережаренного риса на столе. Нет гитарной музыки. Остаётся только потолок, местами промокший от дождевой воды и покрытый трещинами. Треугольное окно покрыто паутинами. Пахнет плесенью и сыростью. Туда-сюда бежит крыса, как будто хочет определить свой суверенитет. Разве ей была незнакома эта сценка? Разве не она, на 188-й странице романа рассказывает о переросшем в ураган центре низкого давления, которое разрушает маленькое кафе? И тогда П. в поспешности взял её за руку, вытащил её из кафе. Они вдвоем стоят на перекрёстке в ожидании своих 70 секунд зелёного света на светофоре.
 
И она потеряла П. на этом перекрёстке. В этом городе живут более восьми миллионов людей, и имеется множество перекрёстков. Где она найдёт своего П.?
В её голове чётко звучит напоминание: «Книга уже завершена! Забудь П.!». П. является героем её книги. Это она сама его создала.
Ну и что?
Разве она не имеет право любить своего героя?
И П., любит ли он её?
 

Аватара пользователя
tykva
Супермодератор
Сообщения: 39
Зарегистрирован: 17 мар 2017 14:46
Откуда: Сейчас в Сеуле
Род занятий: Переводчик
Контактная информация:

Re: Любовь. Рассказы писательницы Фонг Диеп - перевод Куинь Хыонг

Сообщение tykva » 27 апр 2017 09:47

Холодный рассвет

Фонг Диеп

Рассказ

Господи, кто это встречает её прямо у ворот офисного здания с наголо побритой головой и горьковато-вызывающе, криво поднимающимся уголком рта? Не он ли? Да кто же ещё, если не он! Эту его манеру ухмыляться «моя хата с краю» она узнает сразу, даже если он всё своё лицо замаскировал бы сажей. Глядя на него, у неё слезы так и текут. Ведь недавно до неё дошли слухи... Из-за этих слухов на душе у неё стало горько, так горько, как будто знаешь, что скоро потеряешь часть своего тела, но ничего не сможешь сделать, остаётся только опустить руки в бессилии. Она бросилась искать его к нему домой. Дверь ей открывает незнакомый мужчина средних лет, с лысиной до верхушки головы, чей усталый вид - явно непосредственное последствие постоянного полусонного состояния. На кучу её поспешных вопросов отвечает коротко, сонным голосом, одним словом «Переехал», и хлопнул дверью перед её носом с такой силой, что после шумного скрипа разлетаются во все стороны пылинки.
Она стоит в замешательстве, внимательно изучает покрашенную когда-то в голубой цвет, но уже изрядно ободранную дверь, покрытую штампами, клочками бумаги и красками от разного рода объявлений и реклам, от септической очистки резервуаров туалета до ремонта стиральных машин, холодильников или доставки дешёвого газа. В её голове смутно встают подозрения, что он там, где-то за этой дверью прячется от неё. Она в остолбенении стоит, от нечего делать читает телефонные номера, которые в беспорядке напечатаны или написаны на клочках бумаги, наклеенной на двери, как будто это время, тратящееся впустую, разрешает ей найти и понять его тайные указания к себе. Она так и стоит до появления женщины пожилого возраста, которая с опаской, одним глазом, следит за каждым её движением, а руками быстро-быстро собирает старые картонные коробки в углу коридора. Куда переехал он? Кто ответит ей на этот вопрос?
Не пропади, пожалуйста, не спрячься в каком-нибудь укромном углу, так, что когда тебя обнаружат, то всё, уже поздно что-либо предпринимать. Она так и рыскала, объезжала все места, случайно узнавая, куда он когда-либо ходил или упоминал, но не хотел, чтобы она с ним пошла. В ответ ей только равнодушные поворачивания головы, любопытные взгляды, боязливые беседы. Мобильный телефон, в других случаях обеспечивающий её быстрым и надёжным средством связаться с ним, в эти дни становится изменщиком. Всё, что она в трубке слышит, это вялая музыка, напоминающая похоронную мелодию «Духу погибших», и воспроизведённая автоответчиком фраза голосом налопавшегося на завтрак сухих зёрен попугая «Абонент в настоящее время находится вне зоны обслуживания. Перезвоните позже».
Все её попытки найти или связаться с этим человеком оказываются тщетными.
И вот таким самым неожиданным образом сейчас он появился перед ней, как будто ни в чём не бывало, как будто ничего нет такого важного, коверкая на собственный лад английское модное «Хеллоу, моя леди!». Услышав это приветствие, она от обиды хотела было заплакать! Кто она ему, чтобы он относился к ней таким образом? Около десяти лет дружбы сроднили их, они были близки, как родные, разве он не может стать более ответственным за себя и за родственную душу? Неужели...

Однако... хорошо же, удачно же, что он нашёлся, и ещё стоит, ещё дышит перед ней. Она из-зо всех сил с трудом удержала слёзы и рыдания, которые нещадно душат ей горло...

Он пинком ноги передвинул свободный стол на расстояние от толпы посетителей кафе, оживлённо обсуждающих только что просмотренную американскую ленту про Кинг Конга, из тех, что на фейсбуке коллективно считают, сколько у этого человекообразного примата волосинок на теле. За всё это время не забыл поднять угол рта ещё на одну пятую улыбки. Богом клянётся, ей хочется взять сажу и нарисовать ему ещё одну чёрточку на другой стороне, так, чтобы уравновесить этот острый на язык, никому не уступающий рот. Но он на её реакцию не обращает внимания. Одной рукой разом притянул к этому столу три стула, свою огромную, сшитую из уже пожелтевшей ткани суму поставил на один из них, сам сел на другой, и сразу после этого потянулся к стакану холодной воды, который хозяйка кафе только что заботливо поставила перед ним на стол. Залпом выпил содержимое стакана, как будто уже год не брал в рот ни капли воды. Только после утоления жажды он принялся внимательно рассматривать её мокрые от слез глаза.
- Тебе что, паук в глаза написал-намочил?
Она не смогла удержать улыбку. Ох, какой противный человек, однако!
- Знала бы, не впустую беспокоилась бы...
- Так о чём беспокоишься? А.., а... Боишься, что я умираю? Господи! Отчего же мне умереть. Надо мне жить, так жить ещё, чтобы от тебя всё задолженное заполучить. Так ведь?
- Нельзя ли тебе быть хоть немножко серьёзнее? Одним словом, что с тобой? Почему трубку не поднимаешь?
- Да ты что, почему таким напряжённым голосом, и откуда такое отвратительное настроение? Я серьёзен! Я тут, серьёзно, сижу, серьёзнее нельзя! Не умру. Серьёзно!
- Не клони, правду от меня не прячь. Мне уже рассказали.
- Эх, ты. Что прятать-то? Да я ничего и не прятал. Спрятал бы, никто не узнал бы, чтобы донести до твоих ушей!
- А почему я оказалась последней, кто узнал? Почему..?
Её голос внезапно охрип, как будто ей трудно было дышать. Неизвестно же, этот противный, малодушный человек когда-либо обращал внимание на её эмоции?
Он в это время сидит молча, внимательно смотрит на поток мопедов и машин, передвигающихся по улице. Руки нервно теребит, пальцами треща. Обиженный голос и упрекающий взгляд этой девушки заставляют его чувствовать себя горьким и виновным. Как может он себя оправдать. Ну да..., любой дурак поймёт, когда посмотрит на его лысую от химиотерапии голову. Любой догадается, глядя на его исхудалое тело, день за днем высыхающее, как кусочек арекового ореха на солнце, и на бледную кожу, из которой жизнь таким заметным темпом уходит. Сам же ухмыльнулся, когда получил результат анализов, всё равно что получил смертный приговор. Что, старый проклятый Владыка хочет подвести? Он скомкал бумажку, одним рывком бросил в урну. Позвал закадычных друзей в ресторан, где подают блюда из собачины, чтобы отогнать дурную карму. А когда друзья доставили его домой, в доску выпившего и обмякшего, как кусок варёной вермишелины, и расстались по домам, он начал испытывать неимоверную боль, которая идёт вверх от желудка. Он корчится в болях на полу, как собака, по глупости съевшая ядовитую пищу, пена поднимается во рту, а кишки так и выворачиваются наружу от рвоты. Как будто сейчас легче было бы умереть, но всё равно, не вмочь даже и умереть. Но на утро, когда уже совсем успокоился, а ум вроде вернулся на место, он молча опрокинул на пол урну, нашёл эту бумажку и поднял, разгладил. Он внимательно изучает свой смертный приговор. Он уже не может больше думать о болезни «моя хата с краю». Надо правде смотреть в глаза, лицом к лицу к болезни встать и найти выход, ведь не может же он завтра умереть. Надо дальше жить и надеяться! Это немножко похоже на мыльные оперы, но для него в данной ситуации оказывается единственно правильным решением. Был назначен курс лечения. До этого, лишь из-за дружбы с одним знакомым, работающим в страховой компании, он купил себе долгосрочный пакет страховки на жизнь, и сейчас этот пакет страховки как нельзя обернулся спасительным – благодаря ему финансовые затраты на лечение для него не такие уж и тяжёлые кажутся. Ладно, будет теперь благодарен Владыке за каждый прожитый день!
Не умрёт завтра, однако его «шагреневая кожа» стремительно сжимается. Все смертные должны умереть. Но никто не хочет умирать в таком ускоренном темпе, в таком молодом возрасте, когда уже намечены для выполнения такие интересные планы. Насколько угодно был бы твёрд духом, однако он всё равно оказывается подвластен такой жестокой правде, и перед ней становится обмякшим, слабым. Он хочет спрятаться от всего мира, от приготовленной могилы, где на надгробии уже готово, высечено его имя. И особенно спрятаться от неё. Она является тем единственным человеком, от которого он на самом деле больше всего хочет спрятаться.
Непонятно, по каким причинам, когда в одиночку терзается в болях, он думает только о ней. За все годы их знакомства, он знает, что один может, сколько душа желает, быть беспечным, вульгарным или грубым, но перед ней он должен достойно держаться. Он пережил несколько любовных связей, однако ни с того с сего каждую из них сравнивает с ней... Однако никогда не думал ей объясниться в любви. В его глазах она навсегда останется глупенькой, чистой душой девочкой-ангелочком, а такая ведь негодна для любви. Даже когда становятся уже близкими до такой степени, что почти родные, то между ними всё равно нет места для любви. Да что за ерунда! Так не бывает. Надо сначала стать близкими, понимать друг друга, потом только любовь приходит. Однако он не может, даже в мыслях, касаться её тела. Она не отличается выдающейся красотой, не привлекает к себе все взгляды окружающих, однако перед её добрыми, как вода, глазами, и светлой, лёгкой, как воздух, улыбкой, он всегда хочет быть хорошим, праведным.
После долгих поездок он любит возвращаться к ней, чтобы посидеть рядом, послушать её трепетные разговоры о том, о сём. Это его тайна, которую он хранит только для себя. Он любит следить за тончайшими изменениями на её лице, особенно, когда он ей что-то такое диковинное рассказывает, так, что она выпучивает глаза, брови высоко поднимает, с любопытством спрашивает и переспрашивает «Даже так?» с особенной интонацией. Он без всякого стеснения рассказывал ей про все свои любовные дела и с терпением выслушивал её советы! Ему хочется рассмеяться каждый раз, когда она, которая боится ухажёров как огня, готова сразу бежать от них подальше, самым серьёзным образом даёт советы в любовных делах, говорит ему, что надо то таким, то эдаким образом поступать, или что надо то-то и то-то сделать! Он чётко помнит ту первую их встречу, когда она была свежеиспечённая выпускница вуза, подавшая заявление на получение места работы в компании, где он сидел в отделе кадров на месте работодателя. Он с того собеседования запомнил это наивно-удивленное «Даже так?», произнесённое ею, когда она до конца внимательно выслушала его длинную поучительную речь перед работосоискателями. И после этого они подружились. Но он на самом деле до сих пор не может объяснить отношения между ними, и что именно связывает их на столько длинных лет.
Вот уже около года он от неё прятался. В одиночку корчится в болях от болезни, которая день за днем разрушает его тело. Сам с трудом волочится из больницы домой после каждого сеанса химиотерапии. Это ужасное время. Всё тело ломит. Вкус рвоты во рту. Уже на этом свете больше ничего не хочется, даже жить. Но он именно её в эти дни и вспоминает. Он хочет видеть её, расхаживающую туда-сюда перед ним, что облегчило бы его одиночество. Чтобы каждый раз на рассвете вставая, ему не приходилось чувствовать неимоверную грусть и жалость, которые затопляют его и занимают всё это существование. Стоит всего лишь поднять трубку, он уверен, стоит поднять трубку и набрать её номер, и эта девушка прилетит к нему. Он её хорошо понимает. Однако он берёт свой мобильник, но не чтобы набрать этот номер, а занести его в список заблокированных. Впервые он застал себя плачущим...
- Почему мне ничего не говорил? Почему?
И он знает, что больше от неё не сможет спрятаться.
- Ну... ну... Сильно занят был. Всё время в командировках. Вчера вернулся, сегодня вот уже с тобой в кафе сидим, чего ещё хочешь.
- Нет, хочу сказать другое...
- Да разве тебе не кажется, что самое скучное – это разговор о болезни? Болею всего чуточку, как ноготок, нечего о болезни говорить. Давай о другом. Смотришься немножко бледной. Ты что, на диете сидишь? А ну, быстро выкладывай, коллега, сколько тонн бумажной салфетки потратила на просмотр «Восьмилетней невесты»? Уважаемый шеф на работе ещё дружественно храпит?
Ну, она уже рассмеялась, ведь никогда она не смогла бы долго вытерпеть его такую манеру небрежно-панибратски разговаривать
- Ты почему из старого дома переехал?
- Ну, там слишком шумно, не могу сосредоточиться на своей репетиции оперного пения.
- А что мешает тебе потренироваться на ударных, ну, типа сразу на всём комплекте барабанов?
- А, ну да... ты права! Великая идея объявить набор дирижёра для ударного оркестра во время фестивалей, во даёшь!
- Хватит пустые разговоры разговаривать! Где ты живёшь? Разрешишь мне навестить тебя на дому?
- А это ты когда успела уже стать членом комиссии гигиенического и эпидемического контроля микрорайона? Эх, нельзя! Не могу! Тебе незачем в мою берлогу заглядывать. У меня отменная иммунная система. Случись тебе побывать там, небось спятишь сразу, чего доброго, а скорую вызвать мне не хватит сил.
- Я серьёзно говорю, хочу навестить то место, где ты живёшь.
Услышав эту фразу, сказанную уже немножко повышенным сердитым тоном, он знает, что не может больше шутить. Он хорошо знает её характер, и знает, трудно ему будет отказаться от её визита. Ладно, хочешь так заходи, он всё равно уже появился перед ней, у него больше нет повода от неё что-то скрывать. А на глубине души он же давно мечтает о её появлении в своей берлоге, где он каждый день наедине с собственным одиночеством обдумывает, как потратить своё скудное время, остающееся на жизнь.
Он снял эту квартиру недалеко от её работы – на пятом этаже старого общежития, расположенного в районе железнодорожного вокзала. Тесное пространство от крохотного двора до первых ступеней лестницы пахнет мочой и накопившимся давним старьём. Она не может позволить себе рукой закрыть нос, боясь его обидеть, поэтому уделяет внимание сети запутанных электрических проводов, неразборной паутиной покрывающих внешнюю сторону старого пятиэтажного дома. Опасно же, стоит одному короткому замыканию случиться, то весь дом, наверняка, не избежит пожара, как где-то недавно уже случилось с одним элитным многоэтажным зданием!
- Вот, пришли, проходи!
Он громко свистнул, широко распахнул перед ней входную дверь, как будто приглашая её в широкий мир, давно ожидающий её. И неожиданно замер:
- Ой нет, постой...
Она в удивлении остановилась, во все глаза смотрит на него.
- Так мои крысы испугаются твоего появления...
Ну, ещё чего не хватает! Она чуть не подпрыгнула от испуга. Сердце учащается. Ну, нехороший человек, зачем ещё про крыс упоминаешь в такой ненужный момент? Не можешь ли ты быть хоть немножко посерьёзней?
Вот сейчас она уже сидит с поджатыми ногами на старом плетённом диване посреди комнаты, глазами следит, посматривая в каждые углы с опаской. А он в это время занят уборкой, приводит в порядок разбросанную одежду и постель. Она нехотя замечает пачки лекарств на тумбочке, пятна крови на полотенце на спинке кровати, и в дальнем углу брошены упаковки от вермишели быстрого приготовления...
Из-за всех углов квартиры поднимается запах грусти. Она чувствует, что её сердце сжимается...

****
- Я сюда перееду, буду жить вместе с тобой до тех пор, пока ты не поправишься!
Она смотрит на него, её взгляд не может быть более серьёзным.
- Да ты что. Меня удивляешь. Я не намерен в жёны набор людей объявлять. В сиделки тоже, финансовые условия не позволяют. Так!
Она ничуть не чувствует обиды. Она ведь заранее знает, что этот упрямый самостоятельный человек найдёт повод отказаться от её предложения. Он ведь никогда не хотел, чтобы другие видели его усталость и слабости.
- Так я буду другом же! Просто друг!
- Ох, сложно... Ладно, дай подумать. Ой, зачем такую сложную задачу мне поставила...
Он пошёл на балкон покурить, оставив её в замешательстве, ещё не знающую, куда повесить свою сумочку.
Он её намерения понимает. Эта добрая девушка не может его одного оставить на произвол судьбы в данной ситуации. Он видит в её отношении к себе родственное чувство сестры к родному брату, беспокойство матери к сыну и ответственность жены к своему мужу, к мужчине своей судьбы. Может ли он, имеет ли он право отказаться?
Нехотя держа язык за зубами, он чувствует себя счастливым, потому что видит, как она к нему возвращается в конце дня. Она торопливо ходит туда-сюда по его квартире, готовит, убирает, кричит, сердится на него из-за грязной рубашки, обнаруженной ей в углу шкафа – видно, уже там лежит месяц, а он не бросил в корзину для стирки, или шёпотом разговаривает с ним о только что прочитанной книге, или кричит во весь голос, когда случайно слышит, как гоняются друг за другом крысы на чердаке... в эти моменты он смотрит на неё, не отрывая глаз. Будучи очень быстр и остёр на язык, он с ней как будто набрал в рот воду, как будто был наложен запрет, и перед ней он не может открыть свой рот.
После 6 курсов химиотерапии он остаётся жить как зомби. Он лежит плашмя в постели, забывая про её существование. Она старается обращаться с ним с нежностью, однако её чрезвычайная терпеливость и нежность заставляют его сердиться. Он болеет. Болеет до смерти. Однако она с терпением сидит на плетённом диване рядом с его постелью. Иногда силы иссякают, и она засыпает. А он, проснувшись, когда боли утихли, тайком вытирал слезы, текущие по её щеке. Запах грусти в квартире его окружает. Он чувствует себя бессильным, и морально, и физически иссякшим...
Она не должна быть здесь. Он ведь не должен был её найти и появиться перед ней. Он от неё удачно прятался целый год же, так зачем появился снова? Чтобы почувствовать любовь и быть любимым? Чтобы наслаждаться нежностью? Чтобы найти покой? Чтобы признать своё поражение? Чего он ждёт, чего? Думы у него беспорядочны, как мусор в неперебранной урне.
Он не может терпеть её взгляд, полный нежностью и проникнутый жалостью.
- Не будь такой жалостной. А ну-ка, веселей!
- Хочешь ли ты куда-нибудь поехать на отдых на несколько дней?
- A, так в последнее время ты стала такой, разгульной. Вот не ожидал от тебя такого. Давай, поедем! Нечего бояться. Всё оставить, чтобы поехать. Вот если не сейчас, то когда же мне ехать!
Чемоданы были готовы. Планы чётко обрисованы. Однако боли, как водопад, как шторм, обрушиваются на него, срубают его с ног, заставив лечь в постель, как однажды снёсся штормом целый сад его бананов. Он лежит в постели, смятый как пустая консервная жестяная банка. Он неуловимо чувствует её слезы на своей щеке. По всему телу как будто пробежал электрический ток, когда её пальцы скрещиваются с его.
«Дорогой, как ты себя чувствуешь?»
Он видит себя медленно плывущим. Плавно, нежно и очень медленно. Боли исчезли. А там, навстречу издалека, она улыбается ему в пышном белом свадебном платье.
«Я тебя люблю...»
Но его рот закрыт, забинтован наглухо. Слова замерли во рту, не могут выйти, нет способа высказаться.
«Я тебя люблю...»
Он изо всех сил пытался высказать ещё раз.
Однако не успел высказать, он уже заснул, забылся, как будто не спал уже десять лет.

****
- Я пришёл попрощаться с тобой. Завтра уеду в командировку. Проект в Лаосе. Или хочешь ли ты поехать вместе со мной в Лаос? Заодно посмотришь, что за страна Лаос.
Он громко захохотал. В голове из забытия всплывает сон в прошлой ночи. Он боится, ему хочется снова от неё убежать. Лучше жить врозь, без вестей друг о друге, чем быть на связи, чтобы каждую ночь оставаться один наедине с грустными снами, и видеть её слёзы, даже если эти слёзы ему только снятся во снах.
На самом деле, после этого единственного раза, когда он позвал её домой, он снова от неё прячется, потому что боится собственных ошибок. В тот день, когда она сидела на старом плетённом диване на заплесневелой подушке, такая маленькая, её образ уже засел в его воображении. Он не хочет, не может заставить её страдать за себя. И все её усилия найти контакты с ним снова оказываются тщетными.

Однако, чем больше хочет от неё спрятаться, тем чаще она ему снится. До такой степени, что он уже иногда не может отличить сон от яви. Сам себе готовит обед, но чувствует, что это она помогает ему варить рис. В одиночку свою еду кушает, но ему кажется, что она сидит напротив с палочками в руке. А когда корчится в приступе боли, и слышатся только крики ночных крыс, ему кажется, что она где-то рядом, и он ловит её дыхание – лёгкое, ароматное...
Или это она на самом деле уже тайком перебралась к нему жить в его квартиру? Но от него прячется, как Золушка в кожуре ароматной хурмы*. Он вслух смеётся от такой смешной выдумки.
- Эй, ты там, что на мой привет не отвечаешь? Ну и ну, за что так холодно ко мне относишься?
Иногда, проснувшись ото сна, он так молча про себя жалеет, до такой степени, что не хочет встать с постели. «Я не намерен в жены набор людей объявлять. В сиделки тоже, финансовые условия не позволяют». Он вспоминает свой наглый ответ, оброненный им ей когда-то, и ухмыляется. Однако внешней ухмылкой не может скрывать колющую боль на душе...
- Скажи правду, разве ты не имеешь ничего мне сказать?
Она с полной серьезностью смотрит ему в глаза. Он чувствует неловкость. Как ребёнок, которого взрослые застали в момент неположенной проказы. Что сказать? Не лучше ли было бы не заставлять высказать душу таким образом? «Я люблю тебя...» Был ли у него удобный случай высказать эту фразу?
- Завтра уеду. Надолго.
Он чувствует во рту горечь.
Она сидит в молчании. Вопреки солнцу и палящим щёку лучам. А он своими пальцами хрустит до боли.
«Я тебя люблю... не бегай от меня больше...»
Правда ли, что он только что услышал этот голос, легкий, как выдох? Он в изумлении не осмеливается повернуться к ней. Солнце... ветер... или галлюцинация... всего лишь галлюцинации...
Её рука ищет его руку. Дрожащую, слабую. Наконец она смогла свою душу высказать. Рассветы больше не будут холодными. Запах печали не будет больше окружать их днями. Лишь бы быть рядом друг с другом наедине, чувствовать дыхание друг друга - этого уже хватает для счастья...

Ханой март 2017


* Во вьетнамской версии сказки про Золушку её убивает мачеха, но она продолжает жить, первый раз в кожуре ароматной хурмы, второй раз превращается в птичку, третий раз - в деревце, оттуда выходит к принцу-мужу и так воскрешается 3 раза.
(Фильм по мотивам сказки: "Там и Кам: нерассказанная история" (вьетнамская Золушка), 2016).

Аватара пользователя
tykva
Супермодератор
Сообщения: 39
Зарегистрирован: 17 мар 2017 14:46
Откуда: Сейчас в Сеуле
Род занятий: Переводчик
Контактная информация:

Re: Любовь. Рассказы писательницы Фонг Диеп - перевод Куинь Хыонг

Сообщение tykva » 02 май 2017 16:34

Офисный обед

Рассказ

Фонг Диеп

Не надо и на часы смотреть, лишь по одному запаху однопорционного упакованного обеда, неясно проникающему через дверь офиса, она точно знает, что уже 12 часов дня. На столе документы аккуратно собраны. Чаты переключены на «Занят(а)». Друзья знают, это значит, у неё наступает время для обеденной перезарядки энергии.

Она является заядлым участником сообщества «за» офисный обед уже более десяти лет. И привычным уже жестом выполняет все ритуалы для приготовления к этой общей трапезе. Передвигает к общему столу стулья. На стол накрывает газету, расставляет перед каждым сотрапезником по однопорционной упаковке с обедом и заранее заваривает чай. Иногда к обеду имеется и дополнительная еда, которую кто-то из коллег приносит из дома, или скромный десерт из фруктов. Но чаще всего общая трапеза в офисе обходится без всякого пополнения, перед каждым из них стоит по одной упаковке с рисом, второе и овощное блюдо. Терпи, если в этот день именно тебе попался поднос с плохо проваренным рисом или переваренными овощами. Закончив обед, всю посуду складываешь аккуратно в коридоре, так, чтобы ровно в 2 часа работники ресторана пришли её забрать. Сытно пообедав, чаю попив, они в полусонном состоянии разбредаются по углам, кто куда, отдаваясь усталому послеполуденному сну. Удобно. За таким обедом весело беседуют хором о том, о сём. Бурно, как шторм, обсуждают перепады цен на золото и ценные бумаги. Шумно хвалят красоту той или иной новой актрисы. Активно отзываются о новой лавке, где подают хорошую рисовую вермишель с жареным тофу – вкусно, но цена кусается. И вот после всего этого уже всё стихло, слышны только фыркающие прерывистые храпы.

Она живёт далеко от места работы, не замужем, поэтому не должна заботиться о семейном обеде, ей удобнее оставаться в офисе во время обеденного перерыва. И уже привыкла оставаться в офисе на протяжение более чем десяти лет, поэтому и не хочется ей привычку менять. Зимой не хочется ведь оставить тёплое место, спуститься по леснице с пятого этажа на улицу, лишь чтобы наполнить желудок. Не лучше ли остаться в офисе, заказать однопорционные упакованные обеды, которые доставляют прямо до рабочего стола?
На самом деле, вначале она ненавидела запах этих упакованных обедов. Ведь точно не скажешь, что за запах такой, перемешанный из разных пахнущих ингредиентов еды. Запах рыбного соуса. Тушёный с чесноком водный шпинат. Горячий рис в пластиковой упаковке... Все эти запахи беспорядочно перемешаны друг с другом, и получается такой запах под общим названием офисный обед. Этот запах заставляет её чувствовать только тошноту. Она не чувствует аппетита, несмотря на пустой желудок.
Этот запах держится ещё долго после обеда в закрытом помещении офиса, где непрерывно работают два кондиционера. Этот особый запах – узнаешь сразу – впитывается в волосы и одежду. И, слабея, исчезает только под вечер, когда кондиционеры выключены, окна открыты, когда уборщица приходит убирать офис и уносит мусор. Только тогда помещение маленько проветривается, избавляется от запаха еды – чеснок, рыбный соус, тушёная рыба или говядина. Но она по-настоящему избавляется от этого назойливо прилипающего, как невидимая пиявка, к тебе запаха только дома, после душа.
Бывает, помывшись, уже легла в постель, но всё ещё чувствует этот назойливый запах где-то на себе. Она начала искать и нашла виновника – это платочек, который она носила в этот день на работе, он весь пропитан теперь этим запахом.
Однако люди отличаются способностью приспособления к окружающему. И она быстро привыкла к этому запаху. Так как увлечена была полными тайной шёпотами между коллегами из разных отделов. Так как ей приятно было после обеда лежать с ногами высоко на рабочем столе с зубочисткой во рту вопреки всяким правилам хорошего тона на публике. Когда у неё количество подруг катастрофически сократилось, и не с кем было посидеть во время обеденного перерыва, когда осталась одна...

***
В самом начале, когда начали заказать упакованные обеды с доставкой на работу, были ожесточённые споры, вплоть до раскола коллектива. Еженедельные собрания, назначенные для обсуждения профессиональных проблем, превращаются в поле сражений двух лагерей «за» и «против» приёма пищи в офисе.
Лагерь «против» говорит: так это рабочее помещение или ваша столовая?
Лагерь «за» отвечает: помещение для работы, хорошо, пусть будет так. Я сижу на моё месте, за моим столом, занимаюсь моими делами. Я на работе, так, бесспорно, могу и есть на моём месте. Где ещё пообедать? За что вы меня упрекаете?
Лагерь «против» говорит: так выходите во время обеденного перерыва. Место работы - только для работы. Приём пищи это не работа, не надо путать.
Лагерь «за» отвечает: офис на пятом этаже, здание старое, без лифта. Летом жарко, лицо под палящим солнцем горит, зимой холодно до бледности всех органов. Если ходить наружу в обед для приёма пищи, то свободные места остаются только у прохода в туалет. При летнем зное или зимнем холоде, заставить сидеть обедать рядом с туалетом, разве это годно, скажите на милость, даже собак так совестно кормить. И, приподняв голос, лагерь «за» продолжает: да ещё и зарплата у нас маленькая, мы можем себе позволить только однопорционные упакованные обеды за 15 тысяч. Мы не можем ходить в ресторан, где на обеды по сорок или пятьдесят тысяч тратится. Ещё и бензин на мопеды тоже денег стоит. Кто за этот бензин будет платить?
Начальник внимательно слушает и чувствует напряжение, не может решить, на чей стороне правда, ведь у каждого лагеря свои доводы. Он не может позволить подчинённым продолжать споры, из-за которых разрушается солидарность коллектива, поэтому и говорит:
«Дайте мне время обдумать решение».
Ага, обдумывайте себе на здоровье. А мы должны ежедневно обедать. Как же нам без обеда работать, ведь народная пословица гласит: «Даже небесная кара не должна быть во время еды». Споры спорами, все должны же обедать. И ежедневно ровно в 12 часов работники ресторана доставляют лагерю «за» упакованные обеды в больших и маленьких контейнерах. В 12 часов лагерь «за» офисный обед друг друга оживлённо зовёт, получают по упаковке, вместе сидят за общей трапезой и едят одновременно с шумной беседой. В 12 часов лагерь «против» офисного обеда с ненавистью в глазах покидаёт офис с показным выражением «Некультурные люди».
Какая культура? Что за культура? Культура выражается по уровню зарплаты. Так и быть! Лагерь «за» офисный обед в ответ им решительно заявляет.
Начальник офиса задерживается с решением, потому что на самом деле не знает, где найти золотую середину, какой должен быть компромис. Поэтому делает вид, что забыл.
Борьба развязывается и после кульминации идёт на убыль. Обед в офис поэтому заказывается ежедневно. Тофу в томатном соусе, варёная свинина, суп из овощей с салом, тушёная говядина с горошком, суп из огородной горчицы. Невкусно, но есть надо. Надо есть, чтобы жить, чтобы обществу служить. Она принадлежит к группе «за» офисный обед и является одной из самых активных и заядлых её участников.

****
Но настал тот день. Это день, когда она случайно познакомилась с ним во время одного веселья по случаю дня рождения кого-то из коллег. Малый из технарей, у которых бизнес хорошо идёт, и не лишён юмора. А она незамужем, хороша собой, симпатична, и лет уже за тридцать. Правда, вначале познакомились без всякого особого впечатления, кроме лёгкой взаимной симпатии. Активно общаются между собой в чате в рабочее время. А у всех же должен быть обеденный перерыв, все должны есть, давай я за тобой на машине заеду, вместе поедем пообедать! Тебе нечего терять! Она постепенно привыкла к этим его словам и постепенно согласилась с ним. Хорошо было чуточку атмосферу поменять, ведь ей тоже надоело слушать храп старого коллеги Бена во время короткого отдыха после приёма доставленного однопорционного обеда.
И она временно отказалась от офисного обеда с упакованным рисом за 15 тысяч донгов, пахнущим всякими неуместными перемешанными запахами.
Они вдвоём сидят в кафетерии, где наряду с напитками предлагается и скудный выбор для обеда. Музыка хорошая, кофе хороший, приходится им по вкусу. Беседы приятные, светские, на лёгкие весёлые темы цивилизованного мира, без неприятных упоминаний о коллеге, который часто ссылается на кончившийся бензин в своём мопеде, чтобы занять денег на чуток, что на самом деле продолжается днями, или подруге, которая, увидев у неё красивую блузку, назавтра пошла купить такую же, несмотря на хорошо известный факт, что она не терпит такое совпадение в стиле одежды. Или неприятные разговоры о том, как кассирша опять обсчитывает мелочью при выдаче зарплаты, а у начальника отдела дурной запах изо рта...
Но важнее всего – избавление от окружающего запаха еды.
У него неисякаемый запас смешных анекдотов для встречи. И для неё он тщательно подбирает музыку, несмотря на полудневную жару и усталость хозяйки кафетерия, обслуживающую их спросоня, прожёвывающую ещё недоеденный свой обед.
После таких обедов она по-новому чувствует себя достойной ухаживания и нежности. И трепетно о нём думает. И боится вернуться в сообщество «за» обед в офисе, что ощущается мелким и замкнутым.
И, как бы кстати, он угощает её ещё и пением в караоке. Караоке он выбирает высокого уровня, для хороших певцов. У высокого крыльца журчит маленький ручей, проход сопровождается мелодичной музыкой, а микрофон хорошо фильтрует и отсекает посторонние шумы. Уже давно она не занималась «этим» делом. Она слегка качается телом в ожидании такта музыки. Он трясёт в руке бутылку пива. Рука в руке, лицом к лицу. Тело приближается к телу. И пусть музыка играет, пусть на экране телевизора длинноногие модели расхаживают туда-сюда, он подталкивает её к углу комнаты. Там стоит длинный, узкий одноместный диван. Она забывается. И в два часа пополудни, уже вернувшись в офис, она всё ещё пребывает в таком полузабывшемся состоянии. И с того момента она начинает мечтать и больше, чем нужно, рисует себе в воображении всякое. Она ждёт его звонка. Целый день. И следующий день, и третий день ждёт. Такое ожидание заставляет её почувствовать определённую неуверенность.
На самом ведь деле, после таких сладких минут вместе, он должен и о ней также трепетно думать, прислать, на худой конец, эсэмэску?

Но он появился только тогда, когда она начала терять веру.

- Я больше заслуженного тогда получил, так что не посмел наедине с тобой быть на следующий день. Боюсь...
И таким образом быстро развеял в пух и прах все её переживания и обиды.

***
В тот день он раньше обычного зашёл за ней в офис. Но вместо знакомого кафетерия поехали прямо в мини-отель. Она приехала на работу без завтрака, поэтому живот бурчит, однако боится прослыть перед ним обжорой, молча следует за ним.
- Сегодня в час у меня собрание в компании.
Получается, у него всего примерно около часа для «офисного обеда». Поэтому он должен экономить время. Он в спешке её обнимает, вдыхает запах её волос на затылке. Руками лезет к ней под одежду, внизу.
Живот у неё бурчит. Она шёпотом говорит:
- Найдётся ли тут что поесть? Я голодная.
Он поспешно открывает дверь и выходит. И вскоре возвращается с двумя кексами в полиэтиленовой упаковке и двумя пачками молока.
- На, возьми.
И сам начал есть быстро, одновременно сосёт молоко из пачки и жуёт кекс. Не прошло и пять минут, кекс уже полностью исчез в его желудке. Она, несмотря на пустоту в животе, так и не может проглотить свой кекс. Она старается выпить молоко. И чувствует беспричинную усталость.

Кажется, он ни на что не обращает внимание. Закончив свою еду, он пошёл в туалет, с шумом прополоскал рот и, выходя, на ходу сбрасывает с себя одежду. Действия одно следует за другим как по хорошо налаженному производственному конвейеру.

У него худощавое тело. Без запаха. Она не может не удивляться этой его «беззапаховой» особенности. Однако на самом деле так и есть. Во время физического с ним контакта она так и не заметила ни одного, любого, запаха. Был бы запах, лучше было бы запомнить этого человека.

Он решился первым раздеться догола, сбросив с себя последний кусок ткани. Пока она доедает свой обед, он говорит: «Следующий раз ты запасись едой, чтобы не было лишних хлопот. У нас мало времени, надо на всём сэкономить».

Она ещё до конца не успела допить молоко, а тошнота уже поднимается в горле. Хочется ей всё из себя выплеснуть. Такой обед, хоть и без запаха рыбного соуса, без чеснока, но всё равно заставляет её почувствовать головокружение. Она в спешке выбежала наружу, вызывает байк-такси.

***
После этого раза она вернулась к сообществу «за» офисный обед по 15 тысяч донгов вместе с коллегами. И стала менее мечтательной.

Аватара пользователя
tykva
Супермодератор
Сообщения: 39
Зарегистрирован: 17 мар 2017 14:46
Откуда: Сейчас в Сеуле
Род занятий: Переводчик
Контактная информация:

Re: Любовь. Рассказы писательницы Фонг Диеп - перевод Куинь Хыонг

Сообщение tykva » 01 июн 2017 11:52

Удалены из соцсети

Рассказ

Фонг Диеп

1.

О ней: Её портрет можно так общими чертами обрисовать - N лет (когда речь идёт о женщине, лучше о возрасте конкретно не упоминать), служащая, прилежная, с прямым открытым характером. Однажды была замужем, в настоящее время одинокая мать, одна воспитывает ребёнка.

Вот таким образом был осуществлён её брак: после достаточно многих напряжений и стрессов, натерпевшись от родителей и родственников, она решила, что пора перед собой поставить цель – вот в таком-то месяце, в таком-то году выйти замуж, точнее сказать – на себе поженить одинокого мужчину.

Своё решение она публично написала на своей странице фейсбука: «Объявляется набор мужчин в партнёры для прогулки на велосипеде». Романтично.

Композитор Нгок Ле и его красавица жена-певица Фыонг Тхао должны, наверное, исправить свою лирику в песне «Велосипеды в воспоминании». Ведь в наше время никто уже не вспоминает бедное прошлое. Напрасно. Если раньше партнёра не было, то сейчас найдётся. Велосипед тоже легко можно купить. Если лень проливать пот, то можно купить такой, с мотором. И в конце недели педали покрутить, покататься, да на Западное озеро за лотосами, романтично и мечтательно. Можно таким образом гоняться друг за другом и обмениваться очередным первым поцелуем.

«Нет невыполнимых дел. Достаточно иметь желание. Если что-то сам не сможешь, фейсбук сделает!». Ну, и правда, не нужно лишних хлопот!

После двух дней её статус собрал более тысячи лайков. Количество запросов добавить в друзей стремительно растёт. Ну, не обходится и без рекламы от компаний по производству или продаже велосипедов. Но благодаря её хорошему настроению она игнорирует эту рекламу. Так-то, в обычные дни этим спамерам может достаточно влететь – она может целую неделю их ругать и бранить. Фейсбучное объявление «набор мужчин в партнёры для прогулки на велосипеде» даёт обнадёживающий результат после трёх месяцев. Нашёлся он. Инженер, моложе её на три года, каждый день лайкает, комментирует и чатует с ней в личке. На его же стене каждый день у него появляется по новому статусу с цитатой из стихов типа «любовная лирика последних осенних дней», одного лишь чтения хватает, чтобы женщин с ног повалить. Её сердце так неровно бьётся, как в зелёном восемнадцатилетнем возрасте. Трудно тут не влюбиться. Таким образом, всё решено. Срок объявления «набор мужчин в партнёры для прогулки на велосипеде» закончен пышной свадьбой. Фотографии жениха с невестой напечатаны крупным форматом и вывешены по всем стенам, появляются в неограниченном количестве в фейсбуке.
На следующий год появляется на её руках ребёнок. Статусы на фейсбуке переходят на пелёнки, памперсы, молочные смеси, ползунки, детские костюмчики и кремы против кожных раздражений. Закончено и время для чтения стихов последних дней осени.
Ещё три года, и настало время развода. Бесчувственные лица, и в глазах слёз даже в помине не было. Единомысленно отказались от ну очень задушевных предложений чиновника загса пересмотреть своё решение. Не смотрят друг на друга дольше, чем 5 секунд, и дружно подписывают акт развода за 3 секунды. И один за другим покинули здание загса. Толком и не помнят лицо того чиновника, который их развёл. Ну, запомнилась куча формально-казённых вопросов, дурацкие ответы на которые нужно выбрать из готовых вариантов. Что он любит кушать? Какой цвет ей по душе? Когда последний раз в одной постели спали? В каком банке у вас общий счет? И так далее, и тому подобное.

Близкая подруга спрашивает: Ты что, не грустишь, не жалеешь, не плачешь? На что она равнодушно отвечает: Да зря всё это, по кому плакать-то. Надоело вместе жить, так лучше расстаться. Развод создаёт мне удобные условия для поиска молодого пилота. Сказав, засмеялась, хохохо... громко, как вода падает в пустое ведро. Посмеявшись, вернулась домой, уткнулась в постель и забывается в глубоком сне, от которого проснуться и не хочется. Выспавшись, забыла всё. Всё из памяти удалено.
На стене фейсбука появляется фотография старого, уже заржавевшего велосипеда. И подпись «Закончен срок договора».
После трёх часов набрался 821 лайк.

*

Говорить и удалить легко, однако на душе было не так легко обходиться без грусти и печали. Ведь он всё-таки человек, а не файл в компьютере, человека не так легко можно разом переместить в корзину.

А тогда, когда к ней подлизывался в «партнёры для прогулки на велосипеде», а заодно и для любовных встреч оффлайн, он показал себя как терпеливый, прилежный и с готовностью отдающийся любви. Как-то она болела десять дней, и все эти дни он каждый день покупал ей вкуснятинки и преподносил ей в постель. Терпел, когда она его выгоняла. Просто потому, что когда болела, она выглядела некрасивой. Она не хочет чужим показать это некрасивое лицо. Особенно тому, кого хотела бы на себе женить. А сейчас ей некого уже и выгнать.
Тогда, уже непосредственно после свадьбы, она заметила, что его терпеливость и прилежность к ней были все с поставленной целью. А когда цель достигнута, то вернулись к нему присущие ему черты характера – судящий, безответственный, ставящий себя выше всех. И начались бесконечные ссоры.

«Разве не говорил, что ненавижу говядину? Почему ещё не почистила мне брюки? Сумела родить ребенка, сумей за малой ухаживать, что ещё жалуешься? Не рожала бы, если так жалуешься. А раз родила, то за ребёнка сама и ответь».
А сейчас уже не надо тратить время и силы на ссоры.
Тогда, когда дочка только что родилась, он каждый день ровно в 9 часов вечера ложился в постель спать. Не до маленького ребенка, даже если от болезни она вырвала и испачкала бельё. Не обращал внимание на грязные, пахнущие мочой пелёнки в стиральной корзине. Ни малейшего внимания на то, успела ли жена что-нибудь съесть на ужин. Его дело спать. Спать глубоким сном до 3 часов ночи, а выспавшись, встаёт, свет включает, сигарету зажигает, компьютер включает и начинает играть в онлайн игры, постить любовные стихи в фейсбук. Ребёнок из-за него тоже просыпается, так и плачет до утра. Ребёнок замучен, и мать замучена. Ей терпеть невмочь, ребёнок тоже выходит из себя в плаче. Она ей по попе дала. И у самой лицо в слезах, когда гладила потом её попу с синяком. А сейчас они вдвоём, и мать и дитё, могут вдоволь поспать ночью.

Она несколько раз приказывала себе встать, восстановить собственные силы, несколько раз мысленно выбирала кнопку «Удалить». Чтобы к утру с новым приливом сил приходить в офис весёлой, густо накрашенной с красными губами, смеяться громко, как вода падает потоком в пустое ведро, слышно от первого до четвёртого этажа.
Мужчины и женщины, случайно проходящие, встречающие её, утешают полушуточным тоном: «Ну, самая красивая пора в жизни женщины, это свобода после рождения одного ребёнка». «Вот, свобода выше всего!»

2.

О нём: Его портрет можно так общими чертами обрисовать - женат, с одним ребёнком, карьера развивается. Волосы с проседью (от плохой крови, объясняет причины ранней седины у сына родная мать), при улыбке в углах рта образовывается не так много морщин. Много друзей. Говорит о неудачной покупке ценных бумаг с убытком на сумму с восемью нулями, как о неудачной покупке пучка водяного шпината на рынке (на самом деле никогда не держит ценных бумаг дольше дня – боится потерь, ведь всё-таки довольно трусливый). Разъезжает на задавашной легковушке марки Lexus (несмотря на то, что, прочитав новость о богатом человеке, любовница которого перерезала ему горле в автомобиле тоже марки Lexus, немножко побаивается плохой приметы). Кроме квартиры в городе имеется дача в пригороде, где выращивается достаточное количество экологически чистых овощей для семьи. Такому мужчине можно дать все 10 по десятибальной шкале. Вот так держа до конца службы, пенсию свою приличную получит, переедет на пенсии на дачу, где можно вести жизнь довольного крестьянина, разводить кур, рыбу и огород засадить. Может вполне себе и одно-два путешествия в Европу позволить. Жизнь протекает, как в красивом сне.

Но жизнь-то на самом деле не так проста, как по внешнему виду кажется. Внутри вяло, а внешне свежо. Жена, единственная дочка у своих, ещё и высокопоставленных, родителей, у которых кроме положения директора компании у папаши ещё и состоятельный дом в приданное, после свадьбы сразу в новой семье завела свой порядок. В этом своём порядке она оставляет мужа в углу, так, как ей удобнее, как будто он – кастрюля, или там сковородка. Ну, правда, она доктор наук, закончившая престижный парижский вуз, ну, жила она в столице света, то есть в Париже. Но он, он-то не хотел же жениться на докторе наук, ведь её не вставить в рамку и не вывесить на стене же. Ну, она доктор наук, и является единственной дочкой у своих родителей, но это совсем не значит, что его старая мать должна приготовить и подать докторше наук питательную кашу на подносе в 12 часов ночи, даже если докторша только что родила бабушке внука. И это тоже не значит, что как служанка должна ждать она битый час, пока докторша скушает по крупинке эту кашу, в час ночи получить миску и начинать мыть. Ну, и ребёнка, которого родила докторша, тоже не надо защищать до такой степени, чтобы отнять сразу, едва бабушка хотела взять внука на руки, как будто боится докторша заразы от деревенской бабушки. Все эти детали он узнал случайно, когда в один прекрасный день покинул офис немножко раньше и застал мать сидящей у лестницы с заплаканными глазами.
Ну и что, что он, правда, родился в бедной деревенской многодетной семье. С детства помогал маме выстоять очереди с утра до полудня, чтобы купить 13 килограммов риса по талону. Однако ему дали учиться как следует, получил диплом вышего образования с отличием в СССР. Окончив институт, вернулся на Родину, после долгих поисков нашёл работу с приличной зарплатой несколько десятка миллионов в месяц. Семейную экономику упрочил ещё удачными покупками и перепродажами нескольких участков земли. Выходец из бедной деревенской семьи, сумел сам выбраться в люди. Однако при доходе и сотни миллионов в месяц он не согласился бы ежедневно кипятить и охлаждать 24 литра воды, чтобы помыть ребёнка. Не согласился бы заказать прибор для пастеризации молока для ребёнка в Японии. Не согласился бы при каждом чихании ребенка сразу вызывать такси и мчаться в дорогостоящую французскую больницу, чтобы после 5-минутного осмотра получить чек в несколько сотен долларов при бонусе слащавых полуулыбок медсестёр, от которых пахнет духами Шанель, и которые говорят на ломанном английском языке.
И он также не заслужил, чтобы докторша-жена лишь несколько раз в месяц давала мужу квоту на постельную близость - свысока, без всякого взаимопонимания, без всякого чувства и телесного удовольствия.
Его старая мать тем более не заслужила, чтобы докторша-невестка избегала её, как заразу. Ведь в конце концов он ни в чём не виноват и ничего такого не заслужил. Правда ведь, на самом деле.
Однако он не может в соцсети жаловаться. Ведь жена – единственная дочка у своих родителей, докторша, тоже имеет свою страницу там, на фейсбуке. Она постоянно демонстрирует светящуюся улыбку и чистенького ребёнка. Её мужу поэтому противопоказано жаловаться в соцсети, ведь в него могут накидать камней до крови в разбитом носе. Она сама может поучить своего дорого мужа морали. Так ему и надо! Зачем только на докторше наук женился.
Можно было не жаловаться, однако невозможно было терпеть совместную жизнь.
После 771 дня совместной жизни, они пришли к общему решению, которое можно считать революцией – жить раздельно.
Жена – единственная дочка у своих родителей – с ребёнком вернулась к своим родителям. Он же, ради своего ребёнка, туда-сюда бегает. Только одно ясно было – чувство к жене уже давно сошло на нет.

Неизвестно, каким образом она его на фейсбуке заметила. Точнее сказать, вовремя прочла его статус «Моя жизнь становится тряпкой, о которую ноги вытирают». Статус, который был удалён после всего 15 минут. Он не в состоянии вытерпеть любую критику. Лучше ему не жаловаться в фейсбуке. Он может написать такие статусы и разместить в соцсети только минут 15, после чего нужно сразу удалять. Она лайкнула этот статус, но потом сидит, жалеет, потому что он уже удалил. Надо же, такую интересную вещь удалить!

Ей так понравился этот статус, поэтому и постаралась познакомиться. Нужно ей с ним встретиться, на самом деле, нужно ей с ним посидеть в кафе, нужно ей с ним, душу изливая, поговорить.
А он - после встречи с ней ему уже не нужно было стрессовые статусы постить в фейсбуке, не надобно ему стать мишенью участников этой соцсети. Зачем шумиху поднимать и натерпеться от незнакомых, ведь она готова сидеть с ним полдня и слушать его рассказ о своей горькой жизни. Хорошо ведь, с ней жизнь его становится прекрасной песней снова!

3.

О доме отдыха, который находится за городом: Кондиционера нет. Телевизора нет. Доступа к интернету нет. И вай-фая (для пущей безопасности, по словам работника, обслуживающего их там) тоже нету. В комнате стоит кровать с убранной постелью, Белое покрывало с кроваво-красным одеялом китайского производства. Вентилятор стоит в конце комнаты с уже заржавевшими лопастями. Плотно закрыты окна и задёрнуты шторами. Он быстро освобождается от одежды, аккуратно вешает на вешалку. Свет выключен. Она лежит, свернувшись, в постели в ожидании. Не может же она смотреть фейсбук на своём смартфоне во время ожидания. А без доступа к интернету, без фейсбука она чувствует себя лишенной всякой изюминки, до невозможности непривлекательной.

Но он сейчас уже пришёл, он не заставляет её ждать долго. Одним движением руки снял её блузку через голову. А юбку одновременным движением ноги стянул через ноги. Без всякой лишней церемонности. Кто же они, ведь однажды состоявшие в браке, уже взрослые люди. Отчего, к чему же стыдливость?

Без единого слова он поспешно упал на её тело. С шумным дыханием. С жадным выражением. Потребовалось ему всего несколько минут, чтобы в неё войти и выйти. Как будто ходил голодным уже долгое время и когда, наконец, получил доступ к еде, то начал жадно есть, чтобы поскорее насытиться. И своё дело быстро сделал, после чего свалился рядом, не укрывая свою слабость. Она же бревном лежит, выпрямив все четыре конечности. И себя спрашивает, что это она только что сделала. Был бы доступ к фейсбуку, она бы выругалась.

После развода с женой она является первой женщиной, с кем он имеет постельные отношения. Но она не могла себе представить, что их первый раз будет происходить таким назойливым, таким быстрым темпом. Эта прозаичность заставляет её чувствовать себя пустой, нерешительной и как будто потерявшей под ногами почву.
Она, тараща глаза, смотрит на свой телефон, а в голове у неё пробежали эсэмэски, которые ещё сохранены тут, в его памяти. Уведомления разных содержаний и характеров. Реклама. Эсэмэски от школьного друга, что-то спрашивающего о бывшем их учителе. От коллеги, позвавшего на обед. Какая-то ещё по ошибке пришла, от очень грубого незнакомого...
Она будет удалять их, когда память телефона заполнится. Нет в них тайны. Нет в них романтичности. Однако она знает наизусть каждую из них. Но почему же именно сейчас она вспоминает их, может в её теле ещё не затихли волны тайной телесной страсти? Она толком не знает. Она смотрит на свой мобильник, может потому, что ждёт звонка, или просто эсэмэску, осведомляющую о том, что на её баланс поступила поощрительная сумма в одну тысячу донгов. Или эсэмэска, приходящая по ошибке от неизвестного. Это всё, что ей нужно в этот момент, чтобы разрушить состояние, созданное неописуемыми чувствами и эмоциями, это спасёт её от текущего пребывания в этой неприятной ситуации. Однако молчит мобильник, как кирпич, от которого не ожидается никакой помощи.

А он за это время постепенно приходит в себя. Держит руки крест накрест на груди и аккуратно, прямо лежит в постели. Таким образом они стали похожи на параллельные линии, которые лежат рядом друг с другом.
- Если вспомнить, то моя жена иногда тоже поступает по-любовно и забавно, - он всё ещё рассказывает, - Однажды я был в командировке, позвонил домой, а она сразу: «Иди куда хочешь, делай что хочешь, только смотри, болячку не подхвати, а то жена и ребёнок от тебя пострадают». Однажды жена мне сказала – что бы там не было, мы никогда не будем разводиться, ради ребенка живём... А было такое... Однако, ты только посмотри, как она относится к моей матери... ко мне... Знаешь ли, было такое... Однажды...
А она в это время про себе думает о времени. Сколько уже прошло... десять минут... двадцать минут..., а наступает уже час-пик, все идут с работы. На улицах образуются пробки. Сколько потребуется времени, чтобы успеть встретить дочку со школы? Как туда быстрее добраться? Сколько бы не отдавалась любви, она всё-таки остаётся заботливой матерью, ещё помнит, что должна приехать за маленькой дочкой в этот час-пик.
Ещё десять минут..., ещё двадцать минут. Его рассказы перемешаны в её голове. Она уже теряет сосредоточенность, чтобы все детали собрать и упорядочить. Жена узколобая и недалёкая. Агрессивная и жаждущая превосходства перед другими. Ещё богатая воображением о своей красоте и привлекательности, как будто за ней ещё толпами бегают ухажеры. И не скрывает своё пренебрежение к мужу. Подай ей машину, иначе не поедет в мужниную деревню на Тэт. Продукты, купленные свекровью на рынке, не станет кушать. Кушает только супермаркетные продукты, с гарантией качества и безопасности на упаковках. Критикует рис, который готовит свекровь, то сухо, то слишком водянисто вареный. Хочешь - кушай, не хочешь - не кушай, где только и встретишь такую привередливую невестку, которая к свекрови таким образом относится?
- Смешно, правда?
- Ага, смешно.
Наконец-то она нашла силы подвигать челюстью, открыть рот, чтобы ему ответить. Она никак не может вспомнить рассказы о его жене, до какого места уже дорассказывал он.
«Вот и я уже решил, надо разводиться с ней. Разводиться, так разводиться, я уже больше не могу терпеть. Моя мать тоже больше не сказала ничего. Моя жена не может найти поддержку у моей родни. С меня хватит. Устал я. Надоела. Скатертью дорога».
- А когда мы возвращаемся домой?
- Давай, сейчас поедем.
Он слез с кровати, поспешно одевается. Они покидают тёмную комнату, без кондиционера, без телевизора, без доступа к интернету, без вай-фая. Лишь кружевные шторы слегка дрогнули, когда он с размахом закрывает за собой дверь. И после этого везде царит лишь удушающая тишина.

4.

На обратной дороге огонь любви у них уже успел угаснуть. Его стресс от докторши-жены уже весь излит. За рулем он только одним и занимался - ругал водителя впереди идущей машины, плевком которого испачкана его машина. Разговор между ними не склеился, изредка обронят фразы ни о чём, вяло и без всякого содержания.
Она вынула свой мобильник, фотографирует кучу свежего коровьего навоза у обочины дороги и новое фото размещает на свою стену в фейсбуке с подписью «Моя жизнь – эта кучка коровьего навоза». После 15 минут накопилось 91 лайк. Иронично.

5.

Его телефон находится вне зоны обслуживания. Всегда - для неё. И в один прекрасный день просто исчез. «Набранный вами номер не существует» - отвечает на её звонки унылый неживой голос, как будто ей отвечает бродячая душа мёртвого, который убит по незаслуженной причине. Хочется ей бросить свой мобильник в туалет и смыть его, только таким образом она может смыть свой гнев.
Яху чат молчит.
В электронный ящик поступают одни уведомления о невозможности доставки адресату.
Страница в фейсбуке пропала, как будто никогда не существовала.
Неизвестен почтовый адрес места его проживания, неизвестно название компании, где он работает.
Разговоры в кафе при встречах исключительно были на общие темы.
Только сейчас до неё доходит, что всё, что она о нём знает, это всё только скудные сведения, полученные в соцсети. И вся его личная инфа была удалена в тот вечер, когда она рукой махнула ему на прощание на перекрёстке вблизи квартала, где она живет. Удалена, и всё - прошло.
Он успел её удалить до того, как она успела это сделать.
Вопреки тому, что удалить - это её любимая операция в соцсети. Это ведь он только помог ей совершить эту операцию. Просто. Легко. Без всяких трудностей. Без памяти, без боли и терзаний душ. Ведь она также с такой легкостью удалила бывшего мужа из памяти, так за что сейчас чувствует себя такой брошенной? Ведь только что встретились, только что поплакала у него на плече, только что запомнила запах его пота. Ведь поняли друг друга с первого раза, смотря друг другу в глаз. Без лишнего слова. И неожиданно для неё всё вычеркнуто из памяти, ещё даже до того, как у неё появилась затея выполнить эту свою любимую операцию. Удалить его из своих друзей!
А, возможно, это её очередная ошибочная попытка.
Булл-шит.
Она закрывает свою страницу фейсбука и открывает новую. Под ником Удалена.

6.

Начинается у неё череда дней, проводимых долго-долго перед зеркалом. Смотрит на себя и не находит себя.
Но пора забыть, ведь надо работать, надо взять сумочку, на работу собираться.
Подруги зовут, спрашивают: «Ну как, нашла ли старая дама своего молодого пилота?»
«Ох, кого-кого, а молодых пилотов отгонять не успеваю. Нужны вам, могу передать».
Она смеётся шумно, издавая звук, словно вода падает в пустое ведро. Смеётся, и сама удивляется своему смеху, как будто другой человек в ней сидит и смеётся. Ведь это не она смеётся, не она.
Коллеги не упускают шанс с ней пофлиртовать, полушутя: «Ох какая, в соку, одинокая с одним ребенком, чего это ты нас всех только дразнишь...». Знакомые, случайно проходящие, встречающие её, утешают в полушуточном тоне: «Женщина в самой прекрасной поре...»
Она громко смеётся, смех напоминает звук воды, падающей в пустое ведро.
И чувствует себя пустой. Совсем пустой.

7.

Она узнала его издалека. Рубашка в полоску, чёрные джинсы.
Она проходит прямо в главную дверь, проходит место, где он стоит, разговаривает, улыбается, руками жестикулирует. Она ему слека головой кивает, как кивает любому случайному знакомцу, или даже незнакомому прохожему, идущему навстречу. И он ей слека головой кивает, как кивает любому случайному встречному. И они разминаются, молча садятся за разные столы, растворяются среди толпы разных людей. Без единой эмоции.
Она знает, именно в ту минуту, когда они смотрят друг на друга, лицом к лицу, и без малейшей эмоции кивают друг другу в знак приветствия, она наконец-то его насовсем удалила из своей памяти.
Начисто так. Вот таким образом.
А на стене у фейсбукера Удалена весит статус «Каждый день выбираю по одной радости»
Тра-ля-ля. Тра-ля-ля.

Аватара пользователя
tykva
Супермодератор
Сообщения: 39
Зарегистрирован: 17 мар 2017 14:46
Откуда: Сейчас в Сеуле
Род занятий: Переводчик
Контактная информация:

Re: Любовь. Рассказы писательницы Фонг Диеп - перевод Куинь Хыонг

Сообщение tykva » 27 авг 2017 10:03

Неизвестный

Рассказ

Фонг Диеп

Фыонг не знает этого мужчину, не говоря уж о том, чтобы была c ним знакома.
С детства количество людей, с которыми она общалась, можно на пальцах пересчитать. Среди её знакомых женщины и те являются редкостью, а представителей мужского пола, кроме тех, кто вместе с ней вырос в том детдоме, можно считать, что и не было. Вот откуда только взялся этот неизвестный, который показывает всем такую решительную необходимость её отыскать? Фыонг уже твёрдо заявила, что не была с ним знакома, так почему тот снова и снова приходит с ней встретиться? У неё не было родственников, долгов, или любовных связей тоже никогда не было. Так по какой же причине тогда этот неизвестный так настойчиво ищет встречи и разговора с ней наедине?

Мужчина этот относится к породе людей, обладающих редкой настойчивостью. Он отыскал швейный цех, где она работает, и битую неделю сидит напротив входа, в чайной лавке толстушки Хонг, сидит, как будто отрастил под собой корни, пеплом от его прокуренных сигарет каракулями разрисована вся столешница в лавке. Терпеливо сидит и, вокруг да около выпытывая у людей, собирает по кусочкам сведения о ней.

У него маленькая, вырезанная из газеты, фотография с её портретом. Ох, как появилась эта фотография, она почти уже забыла. Давненько как-то цех, где она работает, посетил корреспондент с целью написать статью о компании, и приказано собрать было для общей фотографии самых хорошеньких девушек, в том числе и Фыонг. Так вот получилось, что кусок этой фотографии, на котором лицо Фыонг, был вырезан и оказался в руках этого таиственного неизвестного, как портрет подозреваемого в совершении преступления на досках объявлений о розыске.

Там на работе не смог встретиться и поговорить с Фыонг, и он каким-то образом добыл-таки её адрес, прибрёл к ней на дом. Фыонг снимает комнату в бедном загородном районе, где бродячих кошек больше, чем людей, однако каким-то образом нашёл. Его поступки до сих пор Фыонг казались очень похожими на действия, часто встречающиеся в обычных детективах или конспиративных историях, где что ни читаешь, одна кровь, да трупы. Боже помилуй, Фыонг не хочется втянуться в эти ужастики, просит и молится она о покое.

Уж наверняка на уме что-то тёмное держит, думает Фыонг, раз с такими усилиями разыскивает её. Раз прийдя и не встретив Фыонг, он с большим терпением теперь сидит у ворот компании часами, начиная с сигнала окончания смены. Фыонг боится, что стоит ей показаться, он готов прибежать, за руку схватить и потащить её за собой! Однако, ей удалось легко обмануть этого старика. Она отыскала батистовый платок, чтобы повязать им через лицо, как женщины среднего возраста часто прячут свои морщины на постаревшем усталом лице, и с платком на лице спокойно проходила мимо старика, когда тот, увлечённо посматривая молодым девушкам в лицо, глазами ищет её появление в воротах компании. У него половина лица покрыта тёмно-серым пятном, как будто замазано чернилами. Высокие скулы делают лицо более худым. Фыонг близко посмотрела на его лицо, и находит его добрым. Она начала жалеть незнакомого старика. В последнее время компания отстаёт от темпа, производство не успевает за заказом партнёра, поэтому рабочие должны работать по продлёнке, и старик также с нетерпением ждёт сигнал отбоя до поздна. А Фыонг закачивает свою смену порой в десять ночи, глаза слипаются от усталости, закаменелыми руками машимально поправляет куски ткани на машине. В цехе у каждого своя работа, которую все так по конвейеру и выполняют – у одного спинки с передами соединить, у второго рукава вшить, а у третьего воротник приделать... Кажется, ничего тяжёлого, однако к концу смены у Фыонг всё тело ломит и обмякает, как бакланжан, обданный кипятком. У неё после смены нет желания встречаться ни с кем, а по воскресеньям только одно – спать и выспаться. Жизнь её изо дня в день так просто протекает, что она ненавидит всех тех, кто замышляет её замутить.

- А я вижу, он на вид добрый и честный человек. Почему ты такая, держишься с опаской?, - Оань, соседка по комнате, замечая, что Фыонг всячески избегает встречи с тем стариком, спрашивает.
- Ну, такой неизвестный, без причин зачем ищет?
- Так ты с ним не встречаешься, разговоривать отказываешься, откуда знаешь, что неизвестный. Вдруг это такой дальний, ну, родственник твоего прадеда со стороны чьего-то родственника по отцовской линии у прабабушки, ищет тебя, чтобы вручить твою долю по наследству, ну, в последние минуты перед собственной смертью выразил такое желание именно тебе... Хахаха... так почему не принимаешь этот дар для крутого изменения своей судьбы, моя дорогая?

Несмотря на раздражение, Фыонг не может удержаться от смеха. Оань затараторила, густо намазанные яркой помадой тонкие губы то в трубочку складывает, то поднимает как кончик брюшка у мантиса.
- Ну, тогда выдай себя за Фыонг, я тебе уступаю!
- Эх, так не пойдёт, дорогуша. Фыонг это Фыонг, Оань это Оань. Даже и захочется, всё равно не получится. Не так легко на чужое богатство лапу наложить. Ладно, кому наследство, тому и получить. Даже у вещей собственная судьба, не говоря уж о людях. У меня нет такого везения получить от людей что-либо без труда, просто так ничего не достаётся, поэтому мне и работать, рук не покладая, и получать по мелочи.
- Искать это их дело. Отказаться от встречи это наше право.
- Ну, если уже так говоришь, уговаривать не буду больше. Завтра увижу, прогоню, чтобы напрасно не тратил больше сил, больше не будем заставлять старого человека утруждаться.
- Эх не, не надо. Не буду встречаться с ним и хватит. Жалко его, не нужно прогонять.

Фыонг делает длинный выдох. Зачем же этот неизвестный мужчина появился в её жизни, своим появлением заставляя её задумываться до невыносимого мучения. Ночами она ворочается с боку на бок, слушая равномерное дыхание беспечной соседки Оань, и никак не может избавиться от мучительных сомнений. Она не боится чего-то потерять, потому что с детства ничего, кроме пустых рук, не имела, кругом сиротой так и привыкла жить, она не мечтает о крутом изменении своей судьбы. Её мучает одна только мысль, своим упорством утруждает ли она того мужчину. Или... а что, если один раз хоть с ним встретится? Но она боится этой встречи. Вдруг после встречи возникнут сложности, и как она сможет справиться? Фыонг ведь больше всего на свете боится сложностей человеческих отношений, поэтому она всегда старается избегать встреч и общения с незнакомыми людьми.

Ну, в конце концов зачем он её ищет, какая у него цель? Добро это или зло? Встретиться ей с ним, или не надо?

*****
- Так ты и сегодня спрячешься от него, Фыонг?
Начальник цеха спрашивает, насмешливо одним глазом мигая. Девушки заливаются дружным смехом, ведь слово «него» произнесено начальником с таким тоном, что становится явным намёком на такое, типа, очень тёмное дело. Уже несколько недель ситуация, в которую попала Фыонг, становится горячей темой обсуждений всего цеха. Фыонг делает вид, что не обращает на это внимание, не знает, не слышит ничего. Судят, пусть, когда самим надоест, сами отстанут, ей не до этих ежедневных вздорных разговоров, которые без конца и без начала у женщин во время посиделок.

- Ну, такой возраст, вполне может быть таким обеспеченным вьетнамским экспатом, на старости возвращается на родину в поиске молодой спутницы жизни? Свой человек лучше всего...
- Вот и хорошо. Намного лучше, чем те женихи из Тайвана, Южной Кореи, которые вьетнамский язык не знают, сами с животом, приехали жениться на наших для получения бесплатных домработниц или потехи ради, глянь, порой наша, бедная, в постели должна обслуживать и братьев!
- Ну, страшно, не говори!
- Да правда, бывает же, вон в газетах пишут. Не думайте, что выйти замуж за иностранца это мёд-пиво пить. Если эти мужчины порядочные, то почему не женились на своих бабах, зачем приезжать к нам за девками, на наших жениться? Зачем на смотринах требуют показать голую грудь, да зубы. Видите, в какой-то деревне там в дельте, сколько там девок выдали замуж заграницу, однако, сколько родителей могли сказать, что дочери возвращаются домой богатенькими? Разве что во снах! Да нет таких хороших заморских женихов. Лучше нам, вьетнамкам, за наших мужиков выйти, наверняка. Вьетнамский товар вьетнамскому человеку по душе. Вот чем старее, тем лучше, опытнее, и умеет ухаживать, да любить.

Смех клубком катится с правой стороны на левую, с левой сторону отдаётся на правую. Фыонг держит себя в руках, равномерно держит ткань и управляет машиной, следя за ниткой. В её голове звучит старая смешная песня, которую в детстве часто пели её братья и сёстры из детдома. Однако ей всё ещё слышится смех, который снизу карабкается вверх и сверху спускается вниз.
Бывает, когда грустно, Фыонг часто про себя бормочет эту старую смешную песенку детдома и про себя смеётся. Однако на этот раз Фыонг не может улыбаться. Смех вокруг неё звенит, как голодные комары, которые поджидают, атакуют её, заставляя её слушать против её воли.

- Жаль, почему меня не ищут вьетнамские экспаты?
- Да ты на себя посмотри. Она молоденькая, с белым лицом, телом стройненькая, симпатичная. Она нравится даже начальнику цеха, она знает...
- Вам что, нечем заниматься?
Фыонг сердито стучит кулаком по столу. Ножницы подпрыгивают в обиде. Фыонг больше не может терпеть, когда говорят, обсуждая её дела до такой степени. Сердитым взглядом обвела всех коллег по цеху. Смех и говоры моментально стихли, все моментально вниз на свою работу направляют взор, как будто ничего и не случилось. Дружно заработали швейные машины с равномерным звуком мотора. Некоторые украдко смотрят на Фыонг исподлобья, с удовлетворением следят за её действиями. А сама она как бак, наполненный бензином, кажется, достаточно одной искринки, чтобы взорваться, чтобы гореть и выжигать всё дотла.

Хорошо, встретится она с ним. Посмотрит, чего он хочет от неё.

*****
Кем может быть этот мужчина?
Уже несколько ночей подряд Фыонг почти не спала, перебирала в голове все гипотезы, чтобы найти ответ на этот вопрос. Единственное сведение, что у неё есть - этот старик говорит на северном диалекте. Человек с севера, но это ничего ей не даёт. Разве что он является её земляком. Однако у неё не было такой родины, чтобы были земляки. Дети из детдома, как она, не имеют родины. Когда поступила сюда на работу, правда, указала, что с севера. Нельзя же написать, что бомжихой была. В компании, где Фыонг работает, с севера насчитывается несколько человек, однако работают они в других цехах и снимают жильё в других районах, поэтому она и с ними не знакома. Такой у неё характер, не любит она общаться с людьми. Оань появилась случайно, они случайно встретились, когда искали жильё, и решили вместе снимать эту комнату, чтобы деньги сэкономить. До знакомства с Оань у Фыонг не было близких подруг.
Когда стали жить вместе, постепенно разговаривая, Фыонг узнала, что Оань раньше проработала несколько дней в том же цехе, где Фыонг работает, но вскоре бросила, ссыляясь на скуку. Сейчас Оань работает в ночном пивном клубе, разливая пиво посетителям. Швея работает, не покладая рук, от 7 утра до 8 или 9 вечера, в месяц получает всего навсего 4 или 5 миллионов. Оань думает, можно умереть от бедности и скуки. Оань не может терпеть скуку, не хочет быть бедной. Разливать пиво посетителям паба не приносит богатства, но даёт возможность вдоволь повеселиться. Каждый вечер, все дни как один, Фыонг встречает Оань, приходящую домой полупьяной, весело распевающую бесконечные песни с улицы. Уж неизвестно, она посетителям пиво разливает, или они ей, так, что, приходя домой поздним вечером, всё тело её пропитано пивом. Вначале Фыонг побаивалась, ведь такая «работа» может легко превратить девку в потаскуху. Да и легкомысленный характер и вызывающее поведение Оань также заставили Фыонг держаться чуть поодаль, желая, чтобы соседка немножко посдержаннее вела себя, чтобы не возникали лишние сложности. Ведь не хочется ей, да не и знает, как ответит, если вдруг кто-то спросит, как выходит, что живёт она вместе с продажной девочкой?
Но совместная жизнь так и длилась, и так получилось, что Фыонг стала самой близкой подругой Оань. В минуты невзгоды та на неё выливает все негодования и всё плохое настроение, накопленное на работе в пабе. Оказывается, Оань в пабе зарабатывает на жизнь только чаевые, а зарплаты нет. Поэтому она должна выпить с посетителями, их развлекая, с надеждой получить побольше чаевых. Оань ничего не скрывает от Фыонг, иногда в плаче заходится, рассказывая, как ей на футболку наливали пиво, как ей больно щипают грудь, а порой и не только щипают. Как однажды держали пари, какого цвета её трусики, и подняли юбку, чтобы проверить. Как хотят заманить её в постель за деньги. Оань чувствует себя на работе позорно, ведь лучше смерть, чем стать такой девкой. Она в пабе только пиво разливает. Однако чаевые у неё получаются в месяц более десятков милионов. Оань откладывает деньги и мечтает о том, когда хватит ей для открытия маленькой торговой лавки, то она вернётся на родину в деревню, выйдет замуж и начнет собственный бизнес, пусть и маленький. Она станет порядочной женщиной. Работа швей в компании, как Фыонг, никогда не даст достаточную сумму, чтобы лавку открыть. Ради своей мечты она и работает в пабе, терпит позор. Лишь бы Фыонг её не презирала, не бросила. И как будто уже всю душу излила, она засыпает по-детски крепким беззаботным сном. Фыонг соседку жалеет. Оань нелегко держаться на такой работе, ведь она ещё сохраняет всю свою деревенскую наивность. Однако не знает, как помочь, потому что у каждой из них своя судьба, своя печаль, никто не может за другого страдать или жить.
Таким образом две незнакомки, совершенно разных складов жизни, случайно встретившиеся три года назад в поисках дешевого жилья, стали близкими. За эти три года Оань не смогла собрать нужную сумму, чтобы открыть свою лавку мечты, а как Фыонг замечает, её девчачья красота уже начинает увядать, несмотря на толстые слои вызывающего макияжа – красная помада на пухлых губах, яркий румянец на щеках, высокий хвост на макушке обнаруживает белую нежную кожу на затылке, при одном взгляде на эту шею мужчине захочется её губами покусать. Вопреки такой внешности, Фыонг знает, что усталости Оань уже не преодолеть. У Фыонг же нет такой конкретной мечты и поставленной цели, она даже не знает, чего хочет, и что ей нужно. Утром бегом в цех, и после цеха поздней ночью скорее домой, падает в постель и спит мёртвым сном, Фыонг не может ничего на будущее запланировать или помечтать. Оань часто говорит Фыонг найти кого-нибудь, полюбить, таким образом свою жизнь разнообразить, однако такое будущее Фыонг не обещает ничего хорошего. Любовь, свадьба и супружеская жизнь в этой съёмной комнате, площадью не более десяти квадратных метров, вечно пахнущей стоячей водой из прудов за домом, где взлетают миллионами комары, не обещают ей никакой романтики. В браке рождаются дети, как их прокормить и растить на такую мизерную зарплату? Откуда добыть средства на жизнь, на их учёбу и на будущее? Чем больше думаешь, тем грустнее станешь. Нет, не будет выходить она замуж, она будет одиночкой так всю жизнь.

Жизнь для Фыонг мирно и безмятежно протекает, так зачем вдруг этот человек появился, зачем её ищет. Просчитав в памяти всех знакомых, Фыонг не знает такого человека. Ведь с детства она росла в детском доме, где оставила её мама. Почему мама не растила её, как другие мамы? А когда Фыонг было десять лет, мама пришла в детдом, своим приходом ответила на её вопросы. Оказывается, она уже оставила позади все пыли человеческого мира, постриглась в монахини. Так зачем же до этого родила Фыонг? Или из-за её появления мама и стала монахиней? В детской голове куча вопросов, а взрослые любят молчать. Поэтому Фыонг так и не нашла ответ, не может объяснить, почему, зачем она появилась на свет.
В тот день, когда её вызвала директорша дома, Фыонг не поверила своим ушам.
- Иди к маме!

Оказывается, у неё на самом деле есть мама. Не может же она на этот свет появиться из кабачка.

Её привели в комнату для приёма гостей при детдоме, где на столе стоит ваза, в которой пластиковые цветы уже выцвели от давности. Там её ждёт незнакомая женщина. Впервые в жизни она увидела такую, на себя похожую, женщину. Та была одета в ризу коричневого цвета, в глазах такая грусть, как будто там целое море слёз. Фыонг в замешательстве смотрит на женщину, не испытывая ни капли радости или горя. У всех детдомовских детей не хватает отца и матери. Привыкла она к такой жизни. И перед вдруг появшейся перед ней мамой, она чувствует только неловкость, ведь толком не знает, как надо себя вести.
«Здорова ли ты?»
«Спасибо, здорова»
«Хорошо ли относятся к тебе тут?»
«Спасибо, хорошо»
«Весело ли тебе тут?»
«Спасибо, весело».

Мама стоит в замешательстве, не зная, что дальше у Фыонг спросить. Фыонг же не была незнакома с этими вопросами. Их детдом часто, раз в несколько дней, посещают разные делегации или благотворительные группы, и ей часто именно такие вопросы задают. Фыонг уже по привычке отвечает, долго не думая, зачем думать, лишние усилия тратить. А в это время мама смотрит на Фыонг, как на кусок пластилина, как будто хочет она одно место убавить, другое место поправить.
- Извиняюсь...

Фыонг уже не может больше машимально отвечать односложными ответами, начиная с «спасибо...», она с неудоумением смотрит, как капли слёз одна за другой катятся вниз по лицу мамы. Мама её обнимает так крепко, что ей больно, до такой степени, что Фыонг кричит «ой, ой...» несколько раз, пока мама не отпускает её.
- Я плохая мама. Я не могла тебя растить, кормить, пришлось мне тебя сюда отдать. Прошу прощения...

Другие дети в том детдоме рассказывали Фыонг разные, но похожие истории. Родители развелись, дети остались с дедушками с бабушками. Дедушка с бабушкой умерли, поэтому попали сюда. Родители умерли в нечастном случае, родственников нет, поэтому попали сюда. Бывает, от роду в возрасте нескольких дней лежали в пелёнках перед этим домом, детдомом с красивым названием Дом Индийской Сирени. У детей разные истории жизни и происхождения, которые похожие в том, что у всех родители становятся кем-то очень далёким и непостижимым. И у Фыонг тоже такая история. Мир для всех детей в этом детдоме это ночи без колыбельных песен, это преодолевание зимнего холода прижиманием близко друг к другу. Есть те, которые не смогли пережить детство, ведь за их домом расположено кладбище, где в свободное время Фыонг с братьями и сёстрами по дому бегали в поисках кузнечиков и саранчи.
Мама потом ещё несколько раз приходила Фыонг навестить в детский дом и беследно пропала. Фыонг не знает, где она живёт, как с ней связаться. Знает, что она постриглась в монахини, однако где, в какой пагоде, неизвестно. После более чем десяти лет разлуки, мама неожиданно появилась, навестила её в детдоме, и также неожиданно, молча исчезла, такое существование мамы не принесёт ей никакой пользы, кроме замешательства в сознании, неотвязного воображения о человеке, которого она должна назвать мамой, не дающего ей спокойно жить. Она не имеет ни малейшей информации о родственных связей или о самой маме. Почему мама не рассказала ей о своих корнях или родине? Что случилось, что мама должна скрывать? Или лучше, чтобы Фыонг ничего не знала?

До сих пор единственного родного человека, которого Фыонг знает, что у неё есть, это мама. Но мама больше её не ищет, и сейчас Фыонг уехала от детдома слишком далеко, чтобы мама нашла её.

- Выходит, это твой же отец!, - кричит Оань. – Вот, такая сентиментальная история получается, тебя ищет папа!
- От роду не знаю, кто такой папа!
- Именно поэтому он тебя и ищет!
- Правда так думаешь?
- Просто уверена!
Оань сказала эту фразу с такой уверенностью, что заставляет Фыонг задуматься. Оказывается, у неё действительно не только мама одна, но и папа должен был быть и есть! Ну, а что думаешь, ты разве из кабачка появилась на свет, Фыонг?

******
С этого дня Фыонг начинает ждать появление этого старика. Однако, он внезапно исчез. Каждое утро, прийдя на работу, она смотрит в лавку толстушки Хонг в надежде увидеть его, но, как нарочно, там нет и нет этой фигуры. В цехе уже постепенно не обсуждают эту не новость. В начале смены уже никто не кричит имя Фыонг шутливым тоном: «Фыонг, вот он, пришёл тебя искать»!

Оань охотно согласилась ждать дома, однако он больше не приходил. Или упорный отказ Фыонг заставляет его отказаться от поставленной цели? Или ему больше не нужна Фыонг? Или у него срочные неотложные дела на севере, он должен поехать туда на родину? Ну, правда же, на самом деле не может этот неизвестный в ожидании встречи с Фыонг тратить целый месяц на этом жарком юге. Получается, из-за собственной упрямости Фыонг уже потеряла шанс. Однако, какой шанс? Допустим, что этот человек на самом деле её папа, но в настоящей жизни нужен ли ей папа? С детства она выросла и сейчас живёт без папы. Сознавая это, но она всё же продолжает ждать этого человека.

- А когда он приходил, что тебе сказал?
- Так: дайте встретиться с Фыонг.
- Выходит, моё имя знает?
- Ну да, ты что думаешь, если он пришел тебе искать, то на худой конец должен знать и как тебя зовут. А что, дайте встретиться с такой девушкой, имя которой не знаю, что ли должен был спросить?
- Ну ладно, моё имя знает. А что ещё сказал?
- Да я спросила: зачем вам Фыонг нужна.
- И что он?
- Боже, ты меня как будто допрашиваешь на допросе, уже сто раз тебе рассказываю.
- Ну, ты рассказала, что он сказал, что по личному делу. Но я спрашиваю, что при этом выражал?
- Ну, такой, как будто прохожий спросил, как дойти куда-то, но никто не знает и не скажет как...
- Значит, разочарован был?
- Ну, не совсем. Он смотрел вокруг, сделал длинный выдох, сказал с сожалением: так, значит, вы вдвоем тут живёте? Боже мой, да вы где сейчас, приходите поскорее, вот вас уже хотят увидеть, так почему же больше не ходите?, - Оань простонала с явной жалостью.
- Оставил бы хоть номер телефона, - Фыонг проговорил с неопределённым сожалением.
- Да он сам собственной персоной приходил, ты не дала встретиться, так зачем номер, который ты готова была в урну бросит?
Фыонг оставляет подругу в покое, потому что знает, довела её до предела. В конце концов, кто он, откуда знает её имя, зачем её разыскивает?

****
Фыонг ждёт этого неизвестного уже целую неделю. И долгое ожидание постепенно заставляет её эмоции притупиться. Она начинает думать о нём, как о случайном прохожем, считает его случайным прохожим, чтобы себе облегчить бремя думы. Как и мама, этот неизвестный тоже её оставляет, уходит без единого слова. Фыонг не знает, следует ей грустить или радоваться. До сих пор круг её знакомых можно счесть на пальцах, никто не прибавляется и не убавляется. Она, как прежде, днём утопает в работе швейного цеха, а ночью – в усталом сне. Жизнь для неё и так кажется полной. Чего ждать-то, если всё равно никакой радости и не маячится?

Оань неожиданно настаивает на возвращении в деревню. Ей надоело разливать пиво и развлекать пьющих людей. Устала она от такой жизни.
Оань крепко-крепко обняла Фыонг и неудержно заплакала. Настораживает Фыонг такое поведение. За всё знакомство Фыонг никогда не видела, как Оань так горько рыдает. И, наконец, после упорных утешений, начала рассказывать случившееся. Оказывается, на работе за ней довольно долго ухаживал мужчина и вчера напоил её до беспамятства, и заманил её в туалет, где они занимались «этим делом». Ох, позор, какой позор! Не смеет Оань смотреть родителям прямо в глаза, не смеет она начинать собственный бизнес, открывать свою лавку.
Девушки, обнявшись, долго плачут в комнатушке, снятой вместе для сокращения затрат на жильё, площадью которая не больше десяти квадратных метров. В запущенном саду за домом плачут бродячие кошки, словно бродячие духи жалуются на своё существование. С детства Фыонг жила в детдоме по соседству с кладбищем, однако как никогда чувствует такой холод, пробежавший по её телу. И хочется ей оказаться в чьём-то объятии, хочется ей человеческой жалости, хочется ей, чтобы кто-то её искал. Не будет больше она прятаться... Она выйдет на встречу, для разговора...

Фыонг тихонько начинает петь старую песню детского дома. В глазах её муть. Оань уже уснула неспокойным сном. Впервые Фыонг заметила у подруги отрывистое дыхание, как у человека, который сейчас преодолевает крутой подъём. Фыонг ласково гладит её волосы. Ох, ты моя маленькая, моя бедная! Упала, так встань и живи дальше, чего плакать-то. Если денег ещё не хватает для того, чтобы открыть лавку, то найди другое дело. Научись какой-нибудь профессии. Ты ведь любишь краситься, причёску делать. Мы женщины, хорошо же нам друг дружке макияж делать. Выйду я когда-нибудь замуж, ты приходи мне сделать профессиональный свадебный макияж, ты ведь мне пообещала. Ещё существует небо над нашими головами, земля под ногами, так нет причины, чтобы мы не могли найти средства для существования. Мы сестринской любовью поддерживаем друг друга, нам наплевать на то, что сплетничают о нас...
И ты, мама, почему ты здесь? На этот раз на маминых глазах не было слёз. Мама уже легла к Фыонг в постель, кладя голову на её руку. И начала петь...
Эту песню поёт мама или ветер... Фыонг не знает наверняка. Она слышит только мелодичное пение, а ветер пропитан запахом мамы. Она чувствует себя легонько летящей над крышей этого детдома Индийской сирени, где она знала наизусть все листики и травушки. Она видит ватагу детдомовских детей, ночью удравших из спальни в охоте за светлячками, чтобы с ними послать свои желания в небо. Если бы снова дано было быть среди них маленькой, несмышлёной, вернулась ли бы она туда? Да, да, обязательно. Вернуться, чтобы петь и смеяться. Эту старую песнь детдома петь.
И ты, мама, вернись к Фыонг. Она тут, и с ней она никогда не будет больше грустить...

Ответить

Вернуться в «Литература - вьетнамская и про Вьетнам»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей