Ветеран войны во Вьетнаме
Воспоминания и творчество
Встреча ветеранов Московского округа ПВО Музей Войск ПВО

Воспоминания и творчество. Оглавление.


[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ]

НАШ БОЕВОЙ РАСЧЕТ

Канаев Вячеслав Михайлович

Канаев Вячеслав Михайлович

Рассказ о взаимоотношениях и совместной боевой работе смешанного советско-вьетнамского боевого расчета СНР ЗРК С-75.

В декабре 1965 года я был приглашен на беседу к начальнику отдела кадров зенитной ракетной бригады, в одном из дивизионов которой я в течение четырех лет проходил службу в должности офицера наведения. Во время разговора о службе, ее перспективе он предложил мне поехать на конкурсной основе в заграничную командировку в одну из стран с жарким и влажным климатом.
Как потом выяснилось, из различных подразделений бригады был создан боевой расчет дивизиона весьма сокращенного состава. В январе-феврале 1966 года этим составом мы готовились к поездке, изучали особенности техники, поставляемой Советским Союзом за границу. В марте нам сообщили о том, что нас командируют в Демократическую Республику Вьетнам для оказания помощи в подготовке расчетов зенитных ракетных дивизионов.
В начале апреля мы прилетели во Вьетнам, на аэродром Залям и нас сразу отвезли в учебный центр, расположенный в джунглях недалеко от Ханоя. Учебный центр представлял собой тщательно замаскированные, построенные из бамбука домики для проживания, хозяйственные постройки и классы. Впоследствии, после получения техники, там же были развернуты зенитные ракетные комплексы для изучения материальной части и обучения боевой работе. В учебном центре выход в эфир был строго запрещен, поэтому обучение боевой работе осуществлялось с помощью имитатора. Несмотря на необычные климатические условия - большую влажность - и увеличенную продолжительность учебного дня, инструкторский состав делал все возможное для подготовки расчетов ВНА. Занятия проводились с утра до позднего вечера с двухчасовым перерывом в жаркий вьетнамский полдень.
Надо отметить удивительную работоспособность солдат, сержантов и офицеров вьетнамского расчета. Несмотря на слабую общеобразовательную подготовку в области радио- и электротехники, путем усиленной самоподготовки после продолжительного учебного дня они сумели достаточно хорошо подготовиться к ведению боевой работы и обслуживанию техники в объеме занимаемой должности. В достижении этих результатов я вижу заслугу своих товарищей: Н. Говорухина, В. Лупенкова, Ю. Борисова, В. Гула, В. Урбана, Г. Мисюкова, Ю. Картоножко и вьетнамского командира дивизиона майора Хуана.
Большой объем работы выпал на переводчиков. Я до сих пор вспоминаю внимательные и доброжелательные глаза переводчика Туена, с которым я работал и в учебном центре и на боевых позициях. Он был главным звеном в нашем общении с вьетнамцами. Ведь было очень важно не просто перевести сказанное инструктором, но и убедиться, что обучаемый все правильно понял. Это имело особое значение при обучении офицеров наведения, поэтому он работал только со мной. У него была заветная мечта – побывать в нашей стране. К сожалению, не знаю, исполнилась ли она.
После обучения в учебном центре дивизион был развернут на заранее подготовленной в инженерном отношении позиции. Главной нашей задачей на втором этапе подготовки была обучение расчетов ведению боевой работы с проведением реальных стрельб.
На этом этапе боевую работу вел расчет советских инструкторов, боевой расчет ВНА находился рядом со своими «учителями». Второй этап продолжался 1,5 месяца.
На третьем этапе под руководством советских специалистов работали номера вьетнамских расчетов.
Распорядок дня у нас соответствовал обстановке. Подъем осуществлялся затемно. Личный состав дивизиона и инструкторы до рассвета проверяли и настраивали «боевые параметры» - т.е. параметры максимально влияющие на точность стрельбы. С рассветом, а он, как и вечерняя темнота, наступал мгновенно, проверялся последний параметр – синхронность антенн и пусковых установок и комплекс был готов к бою. После этого все завтракали и в ожидании налета продолжали обучение вьетнамских боевых расчетов.
Перед самым выходом на боевые позиции серьезно заболел командир нашего дивизиона. Он был срочно отправлен в Советский Союз, а командиром дивизиона был назначен командир 1-й батареи капитан Александр Павлович Гладышев. Об этом человеке хочется сказать отдельно. Молодой 27-летний грамотный офицер, он еще до командировки во Вьетнам был награжден правительственной наградой – орденом «Красная Звезда» за успешное освоение новой техники. В боевых условиях его качества раскрылись наиболее полно.
В соответствии с основным принципом организации ПВО – уничтожать все цели, входящие в зону поражения комплекса и приближающиеся к обороняемому объекту, он при любых самых сложных условиях принимал решение на открытие огня. В результате активных боевых действий наш дивизион за короткий период полностью израсходовал боекомплект ракет но, несмотря на дефицит ЗУР, создавшийся в то время в ДРВ, боезапас был пополнен и мы продолжили ведение боев.
О расчетливости и грамотности капитана Гладышева говорит следующий случай. Однажды ночью дивизион был поднят по тревоге и обнаружил приближающуюся к объекту цель. Условия для стрельбы были идеальными – оптимальная высота (6 км.), небольшая скорость, но именно это и насторожило Александра Павловича. Он не дал команду на открытие огня, а через несколько секунд выяснилось, что это был почтовый самолет китайского производства, который не был оснащен аппаратурой системы опознавания. Интуиция и опыт командира уберегли экипаж и самолет от гибели.
Американское командование после больших потерь, особенно в день 7 августа 1966 года, названный ими «черным воскресеньем», прекратило налеты на объекты ДРВ. Наш дивизион провел восемь стрельб, уничтожил 6 самолетов противника с расходом 15 ракет.
Две стрельбы сложились для нас неудачно. Причиной одной из них была ошибка операторов вьетнамского расчета, забывших после проведения регламентных работ на приемо-передающей антенне подсоединить одну из фишек. Второй раз ракеты были потеряны в результате бомбардировки противником позиции дивизиона. В момент наведения ракет на цель осколками бомб были повреждены: антенна приемо-передающей системы и один из дизелей – в результате кабины обесточились. Боеготовность аппаратуры была восстановлена очень быстро, но ракеты были потеряны.
Очень характерным был наш первый бой. Он был примечателен уже тем, что нами был сбит «юбилейный» 1300-ый самолет. Траектория его полета была по отношению к нашему дивизиону с большим параметром, т.е. самолет шел на значительном удалении и находился в зоне поражения очень короткий промежуток времени. Как потом выяснилось при изучении карты пленного летчика, он должен был нанести удар по проводившему регламентные работы соседнему дивизиону. Исходя из условий стрельбы, ракета на конечном участке траектории наводилась почти вдогон самолету. При подрыве она разрушила его хвостовую часть и, по-видимому, изменила направление его движения. Неуправляемый самолет с горящим хвостом начал двигался в направлении нашего дивизиона. Летчик катапультировался невдалеке от позиции и был взят в плен.
Произошел курьезный случай. Командир стартовой батареи, наблюдавший такую картину впервые, доложил на ПУ дивизиона: - Ракета развернулась и движется в нашем направлении! - на большом расстоянии он принял горящий самолет за ракету.
Поскольку сбитый самолет был «юбилейный», вечером на позицию прибыло руководство провинции и вручило нам подарки – радиоприемник, фрукты и корзину ананасов. Приехавшие сказали, что население провинции впервые увидело вблизи, как советские ракеты сбивают самолеты. Это укрепляет у людей веру в победу Вьетнама. Ананасы мы съели сами, а остальные подарки передали вьетнамскому расчету.
Хочется с признательностью вспомнить наших солдат и сержантов. Точное исполнение обязанностей и ни одной жалобы на условия жизни. Особо мне близки операторы ручного сопровождения (РС). От их работы зависело очень многое: точность и плавность сопровождения целей, а значит и наведение ракеты, умение не потерять цель в помехах, заметить и среагировать на маневр целей, заметить пуск противорадиолокационного снаряда «Шрайк» и многое другое.
Оператора по дальности младшего сержанта Володю Черненко за несколько дней до выезда на позицию укусила в ногу ядовитая сороконожка. Нога сильно распухла и его вынуждены были отправить в госпиталь. Заменить его было некем, ведь у нас было по одному расчету, а стрелять без него дивизион не мог. Владимир это понимал и сумел уговорить врачей продолжить амбулаторное лечение. В течение трех месяцев у него несколько раз обострялась болезнь, распухала нога, но до отъезда в Советский Союз он не покинул свой боевой пост, работал безошибочно и сделал все возможное для достижения успеха в боях.
Оператор по азимуту ленинградец Миша Лозовский был воплощением спокойствия, казалось, что он вообще не может допускать никаких ошибок в самых стрессовых ситуациях, и он их не делал.
Оператор по углу места В.Терентьев по характеру был полной противоположностью своим товарищам - импульсивен, но его рабочее место находилось рядом со мной и вместе мы сумели избежать ошибок. Советское правительство высоко оценило их ратный труд. Все операторы РС были награждены советскими орденами и медалями: В. Черненко и М. Лозовский – орденом «Красной Звезды», В. Терентьев – медалью «За боевые заслуги».
Несколько слов о нашей совместной работе с вьетнамским расчетом в бою. Надо отметить, что в это тяжелое для страны время вьетнамцы делали все возможное, как для обеспечения нашего быта, так и для успешного решения поставленных перед нами задач на боевой позиции. Надо сказать, что в начале нашей совместной работы вьетнамские коллеги относились к нам несколько настороженно. Видимо, под влиянием китайской пропаганды, обусловленной обострением в то время советско-китайских отношений, у них сложилось мнение о нас как о людях изнеженных и избалованных «изобилием».
Постепенно, в результате совместной работы с вьетнамцами, их отношение к нам изменилось. Окончательный перелом в этом, на мой взгляд, наступил под влиянием, казалось бы, незначительного случая.
Как известно, нам приходилось часто менять огневые позиции. Эта задача полностью ложилась на вьетнамский расчет. И вот однажды ночью в конце напряженной работы по свертыванию комплекса мы заметили, что наши изрядно уставшие коллеги, облепив прицеп с антенной, никак не могут выкатить его с позиции на дорогу. Тогда наш расчет, и офицеры, и солдаты, человек 6-7, дружно взялись и откатили прицеп, затем вместе с вьетнамцами быстро подготовили технику к передислокации. Мы видели в их глазах удивление и благодарность за помощь.
Нельзя не отметить еще одну деталь. Во время ведения боевой работы я заметил, что обучаемые мною офицеры наведения вьетнамского расчета как-то очень близко пододвигаются ко мне и тем самым невольно затрудняют ведение боя. Сначала мне показалось, что они не все видят и поэтому стараются быть поближе ко мне. Потом я понял, что это не так - никаких секретов из методов своей работы я, конечно же, не делал. Я обратился к своему переводчику, чтобы выяснить это недоразумение.
Потом все прояснилось. Оказывается, они получили приказ, чтобы ни один советский инструктор не пострадал от налета авиации противника, и поэтому во время боя своими телами закрывали нас. А в соседнем дивизионе во время налета авиация противника вывела из строя пусковую установку, и сержант-инструктор бросился устранять неисправность. Вьетнамский расчет догнал его, и закрыл своими телами. Пять человек вьетнамцев были ранены, а наш сержант не получил ни одной царапины.
Вообще надо отметить исключительную храбрость и бесстрашие солдат и офицеров ВНА. Их непреодолимое желание непременно сбить самолет врага, даже в ущерб собственной безопасности, часто помогало им одерживать победу в бою. В конце концов, самоотверженными усилиями всего народа, Вьетнам отстоял свою независимость и одержал убедительную победу над американскими агрессорами, развеяв миф о несокрушимости военной мощи США. Я горжусь, что в достижении этой победы есть частица и моего ратного труда.

Москва, 2003 г.

Канаев Вячеслав Михайлович, генерал-майор.
Кандидат военных наук, профессор.
Родился 5.07.1939 г. в г. Железнодорожный, Московской области.
В 1957 г. окончил 10 классов и поступил в Горьковское радиотехническое училище Войск ПВО, которое окончил в 1960 г. В дальнейшем военную службу продолжал в Ленинградской (6-й отдельной) армии ПВО: техником системы, офицером наведения, начальником отделения.
С марта по ноябрь 1966 г. участвовал в боевых действиях во Вьетнаме в должности офицера наведения – командира 1-й батареи 1-го дивизиона 5-го ЗРП ВНА.
В 1973 г. окончил Военную командную Академию Войск ПВО им. Жукова и был назначен начальником штаба ЗРП МО ПВО.
С 1974 по 1981 гг. командир ЗРП, затем ст. офицер оперативного управления МО ПВО.
С 1981 по 1983 гг. слушатель Военной академии Генерального штаба ВС СССР.
С 1983 по 1988 гг. заместитель начальника оперативного Управления МО ПВО. С 1988 г. по н/в преподаватель Военной академии Генерального штаба ВС России, профессор кафедры ВВС.
Награжден орденами «Красного Знамени», «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3 ст. и 13 медалями в т.ч. медалью «Дружбы» Правительства ДРВ.

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ]

Воспоминания и творчество. Оглавление.

Наверх




Новости | Об организации | Незабываемый Вьетнам | Поиск соратников | Старые фотографии | Воспоминания и творчество | Форум

Copyright © "Нят-Нам.ру", 2007.