Ветеран войны во Вьетнаме
Воспоминания и творчество
Фронтовые картины вьетнамских художников

Воспоминания и творчество. Оглавление.


[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ]

ВОСПОМИНАНИЯ О ВЬЕТНАМСКОЙ ВОЙНЕ

Белов Григорий Андреевич

Белов Григорий Андреевич

В августе 1965 г. участник ВОВ, общевойсковой командир, а не специалист ПВО, генерал Г.А. Белов был направлен во Вьетнам старшим Группы СВС, т.к. в тот момент советским военным руководством не исключалась возможность высадки американского десанта на территорию Северного Вьетнама и дальнейшее развитие боевых действий с применением сухопутных сил с обеих сторон.

В августе 1965 г. я командовал мотострелковой дивизией в Закавказском военном округе на Турецкой границе.
По отзывам командования округа, дивизия успешно решала задачи боевой подготовки, как дивизия постоянной боевой готовности. Видимо поэтому в 1964 г. мне было присвоено воинское звание генерал-майор.
В середине августа 1965 года мне позвонили из штаба округа и передали приказ немедленно вылететь в Москву к министру обороны. Я был крайне удивлен срочностью вызова и скрытностью причин этого.
14 августа я был в Москве и меня принял начальник Генерального штаба маршал Советского Союза М.В. Захаров. Поговорив со мной о состоянии здоровья, о семье, и не сказав более ничего, приказал идти с ним к Министру. Представив меня министру обороны маршалу Советского Союза Р.Я. Малиновскому, сказал, что Белов пока ничего не знает о причинах его вызова.
Министр сам подошел ко мне, пожал руку и доверительно сказал: «Ваша дивизия на хорошем счету в министерстве и вы, как ее командир, достойны для выполнения очень ответственного правительственного задания за пределами СССР. Вам поручается руководство ограниченным контингентом военнослужащих направляемых во Вьетнам (ДРВ) для оказания военной помощи в борьбе с агрессией.
Решение Правительства об оказании помощи Вьетнаму принято, и вы должны через несколько дней вылететь в столицу ДРВ Ханой».
Через 4 дня, получив гражданскую экипировку, вместе с заместителем по политчасти полковником М.Е. Борисенко, начальником штаба полковником Н.И. Вальковичем и другими офицерами на спецсамолете АН-24 с аэродрома Чкаловский я вылетел в Ханой.
Короткая остановка в Пекине и 20 августа мы прибыли в Ханой. Нас встречали заместитель Министра Национальной обороны ДРВ генерал-майор Чан Шам, начальник Генерального штаба ВНА генерал-полковник Ван Тиен Зунг и др. вьетнамские офицеры.
Среди встречающих были Советник-Посланник посольства СССР в ДРВ П.И.Привалов и военный Атташе Герой Советского Союза полковник А.И.Лебедев.
После представления Чрезвычайному и Полномочному Послу СССР в ДРВ И.С. Щербакову, руководству Вьетнама – Премьер-министру Фам Вам Донгу, министру Национальной обороны генералу армии Во Нгуен Зиапу я приступил к исполнению обязанностей старшего Группы советских военных специалистов в ДРВ (так официально назывались наши солдаты, сержанты и офицеры во Вьетнаме).
В этот момент у советского командования не было единой точки зрения на развитие и характер боевых действий армии США против Се-верного Вьетнама. Не исключалась высадка американского десанта на территорию ДРВ и развитие боевых действий сухопутными силами, поэтому руководителем Группы был назначен общевойсковой генерал, а не специалист ПВО, хотя активные боевые действия в тот период и в последующем развертывались лишь в небе Вьетнама.
В случае развертывания армией США боевых действий на территории Северного Вьетнама (наземные действия), неизбежно и безотлагательно решались бы вопросы направления в ДРВ соответствующих специалистов, в том числе и представителей сухопутных войск.
На тот момент надо было, прежде всего, создать систему противо-воздушной обороны, в которую включались находящиеся на боевых позициях зенитно-ракетные полки (в это время их было два), полки ствольной зенитной артиллерии, полк истребительной авиации (самолеты МиГ-17 и МиГ-21), части РТВ и др.
Посол СССР в ДРВ И.С. Щербаков отвел в здании посольства несколько комнат для работы штаба Группы, и на совещании работников посольства, представив меня, поручил им оказывать нам всяческую помощь в выполнении возложенных на Группу СВС задач, особо подчеркнув их исключительную важность и серьезность. Я был признателен послу за столь конкретную помощь и внимание.
Забегая вперед, должен сказать, что на протяжении всего периода моего пребывания во Вьетнаме (в течение двух лет), я постоянно ощущал безотказную и всестороннюю помощь и внимание со стороны сотрудников советского Посольства в ДРВ. Особенно мне помогали советники посольства: Привалов, Сизов, Грущецкий, представитель Госкомитета по экономическим связям В.Н.Горюшин, Торгпред СССР Павлов, Военный атташе А.И. Лебедев и его помощники Е.А. Легостаев, И.П. Шпорт и др. сотрудники.
Заслушав доклады руководителя группы специалистов ЗРВ полковника А.М. Дзызы, командиров зенитно-ракетных полков полковника Н.В. Баженова, полковника М.Н. Цыганкова, старшего группы ВВС генерала В.П. Сенченко и др., я довел до них задачи поставленные Министром обороны СССР перед советскими военными специалистами и определил первоочередные меры по их решению.
Несколько дней ушло на ознакомление и изучение дел непосредственно в частях в местах их дислокации. Затем на расширенном заседании руководства министерства обороны ДРВ были решены вопросы взаимодействия и особенно: какое вооружение и боевую технику, по мнению вьетнамской стороны, желательно поставить из СССР, ее количественный состав, а следовательно и число советских военных специалистов, которых необходимо дополнительно направить во Вьетнам. Непосредственное участие в решении всех вопросов и задач группой советских военных специалистов было возложено на Заместителя Министра Обороны ДРВ генерала Чан Шама и командующего ПВО и ВВС старшего полковника Фунг Тхе Тая.
Нам первым в истории военного сотрудничества с Вьетнамом советским военным людям, приходилось решать две задачи: первую – организация военной помощи армии Северного Вьетнама по отражению агрессии США и вторую – налаживать личные отношения с вьетнамцами на всех уровнях. Мы были первопроходцами в решении многих задач и часто приходилось много думать, как это лучше сделать.
Если, помогая вьетнамцам в боевых действиях, мы говорили «делай как я», т.е. изучай и осваивай боевую технику и вооружение так, как знаем и владеем ими мы, исполняй свои обязанности точно и четко как мы, стреляй как мы, то в части человеческих отношений дело было посложнее. Вьетнамцы и военные, и гражданские, присматривались к нам, изучали нас, пытаясь понять, с какими целями и намерениями мы прибыли к ним - ведь прошло чуть больше 10 лет, как из Вьетнама были изгнаны французы. И только поняв, что мы оказываем им бескорыстную помощь, от души и сердца, не щадя себя, желаем вьетнамскому народу только победы над агрессором, они стали относиться к нам с глубоким уважением, и я бы сказал - с любовью.
Вскоре почувствовав это уважительное отношение к нам со стороны вьетнамцев, нам стало значительно легче организовывать работу по выполнению возложенных на нас сложных и ответственных задач. На митингах, встречах, собраниях витал лозунг: «Льенсо-Вьетнам - муон нам!» (Да здравствуют Советский Союз и Вьетнам!). И под таким девизом боевой дружбы проходили все последующие годы нашей работы в сражающемся Вьетнаме.
К этому времени в борьбе с авиацией США были задействованы два зенитно-ракетного полка - 236 под командованием полковника М.Н. Цыганкова, и 238 под командованием полковника Н.В. Баженова. На счету этих полков уже было несколько десятков сбитых американских самолетов. Господство авиации США и безнаказанность бомбардировок территории ДРВ закончилось.
Авиация США, потеряв в боях десятки самолетов сбитых советски-ми ракетчиками, стала летать при подходе к цели на предельно низких высотах (100 - 200 м) и становились легкой мишенью для вьетнамских зенитчиков ствольной зенитной артиллерии (37 и 57 мм орудий). По официальной статистике больше половины самолетов (60%) были сбиты именно зенитной артиллерией.
Опыт ведения боевых действий зенитно-ракетных частей и авиации во Вьетнаме тщательно анализировался, изучался и широко внедрялся в боевую подготовку Войск ПВО СССР.
Такие вопросы, как борьба с УРС «Шрайк», прикрытие стартовых позиций ракетных дивизионов полками ствольной зенитной артиллерии, нашли полную поддержку у Главкома Войск ПВО СССР маршала Советского Союза П.Ф. Батицкого (неоднократно посещавшего Вьетнам в тот период) и др. военных руководителей ПВО.
По заданию маршала Батицкого группа офицеров под руководством старшего группы специалистов ЗРВ при командующем ПВО и ВВС ВНА генерал-майора В.С. Кислянского провела большую работу по анализу, систематизации и обобщению опыта боевых действий и подготовила к печати книгу «Опыт ведения боевых действий зенитно-ракетных войск во Вьетнаме», которая была издана к 23 февраля 1968 г. под общей редакцией заместителя командующего ЗРВ ПВО генерал-лейтенанта С.Ф. Вихоря. Книга вышла под грифом «Секретно» и имелась в каждом зенитно-ракетном дивизионе.
Руководство ВНА ДРВ просило нас продолжить работу по развертыванию новых зенитно-ракетных полков. Было начато комплектование и обучение 261 (третьего) зенитно-ракетного полка под командированием полковника К.В. Завадского, 274 (четвертого) ЗРП под командованием полковника В.В.Федорова и второго истребительного авиационного полка самолетов МиГ-21.
Всего за два года моего пребывания во Вьетнаме было введено в строй восемь зенитно-ракетных полков ЗРВ и два авиаполка ВВС, и другие части.
Личный состав Группы советских военных специалистов доставлялся во Вьетнам спецрейсами самолетов ИЛ-18 с аэродрома Чкаловский. Летчики двух самолетов ИЛ-18 подполковники Сухинин и Машков были закреплены и отвечали за перевозку воинов Советской Армии во Вьетнам. Они же увозили из Вьетнама в СССР советских воинов по окончании срока пребывания во Вьетнаме.
Боевая техника и вооружение доставлялись из СССР во Вьетнам преимущественно железнодорожным транспортом через территорию Китая в разобранном виде, и частично морским транспортом через порт Хайфон. Большая группа солдат и офицеров Советской Армии работала по сборке поступающей военной техники и вооружения.
Особенно хочу отметить военных летчиков майоров Чечулина и Цыганова, которые после сборки самолетов МиГ-21 совершали их облет и испытания в любых погодных условиях и времени суток. В целом, оценивая советскую военную и военно-техническую помощь Вьетнаму, следует сказать, что она была своевременной, бескорыстной и обеспечила победу вьетнамского народа в борьбе за свободу и независимость Родины.
В январе 1966 г. в Ханой прибыла делегация КПСС в составе секретарей ЦК КПСС А.Н. Шелепина, Д.Ф. Устинова, а также генерал-полковника В.Ф. Толубко.
Во время их пребывания был оглашен Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении большой группы советских воинов орденами и медалями СССР, за боевые заслуги при оказании военной помощи Вьетнаму в борьбе с агрессией.
По известным причинам Указ был закрытым. Вручение орденов и медалей было проведено по четырем полковым группам прямо на боевых позициях. Награды вручали Шелепин, Устинов, Толубко и посол Щербаков.
В числе награжденных были мои помощники М.Е. Борисенко и А.М. Дзыза. Д.Ф. Устинов вручил и мне орден Красного Знамени.
Орденом Красного Знамени были также награждены командиры полков полковники Н.В. Баженов, М.Н. Цыганков, К.В. Завадский, глав-ные инженеры полков майоры А.Б. Заика, и Н.А. Мешков, командиры дивизионов майоры Ф.П. Ильиных, Б.И. Можаев, И.А. Лякишев, Г.С. Рыжих, командиры радиотехнических батарей В.С. Брусникин, Р.Н. Иванов, офицеры наведения ст. лейтенанты О. Бондарев, В.М. Константинов, А.Н. Опарко, лейтенант К. Каретников оператор ручного сопровождения мл. сержант А. Бондаренко, командир стартовой батареи ст. лейтенант Ю.А. Демченко, а также командир пусковой установки сержант Н.Н. Колесник - ныне председатель президиума Межрегиональной общественной организации ветеранов войны во Вьетнаме и другие воины, отличившиеся в боях. Помимо высоких наград Советское правительство и военное командование СССР заботилось о нас и другими средствами.
Советские военные специалисты обеспечивались так: 100% нашего денежного содержания (как в воюющей стране) оставалось нашим семьям, а во Вьетнаме мы получали деньги страны пребывания, сумма которых соответствовала еще одному окладу в зависимости от занимаемой должности и воинского звания.
Из этого оклада все солдаты, сержанты и офицеры обеспечивались вьетнамской стороной питанием из расчета 210 донгов в месяц (донг составлял 52 коп. от советского рубля).
Эти деньги удерживались из оклада специалистов, а остальные они могли тратить по своему усмотрению или перевести их в сертификаты с синей полосой, которые отоваривались в советских магазинах «Березка» или оплачивались рублями в банке.
Офицеры и служащие штаба и управления группы питались по своему усмотрению либо в столовой посольства, либо самостоятельно. Бесплатно вьетнамская сторона обеспечивала специалистов жильем, транспортом, охраной и кипяченой водой для питья.
Вьетнамские товарищи кормили советских специалистов вполне сносно: качественно и разнообразно. В меню питания включались мясо (преимущественно свинина), куры, рис, картофель (батат), свежие овощи круглый год, фрукты (бананы, ананасы, папайя) и др. Всегда к столу подавался вьетнамский зеленый чай с добавлением сушеных лепестков жасмина.
По решению министра обороны СССР к 23 февраля и Новому году во Вьетнам спецсамолетом доставлялись продовольственные подарки всем солдатам, сержантам и офицерам.
В посылках были вино, водка, коньяк, сыр, кофе, колбаса, сладости, сигареты, икра и др.
Часть таких посылок выделялась вьетнамским ракетчикам, которые воевали вместе с нашими воинами.
По моей просьбе на постоянной основе, во Вьетнам (помимо полковых штатных врачей) была направлена большая группа военных врачей различных специальностей под руководством замечательного доктора полковника медслужбы А.И. Иванова. Эти врачи внимательно изучали заболевания советских воинов и успешно лечили их.
Должен сказать, что условия пребывания советских воинов во Вьетнаме конечно были тяжелыми.
Во-первых: все они были оторваны от своих семей на год-два (в том числе и руководство Группы), связь с семьями осуществлялась только письмами, поступающими с большой задержкой (до 3-х месяцев).
Во-вторых: климат юго-восточной Азии с его тропической жарой и высокой влажностью (летом до +40 и 100% влажности) очень тяжело переносился нами – европейцами.
И, наконец, в-третьих - это война: напряженная боевая обстановка, непрерывные налеты американской авиации, постоянная угроза жизни людей.
Замечу, что, несмотря на это, мы несли незначительные потери в людях: за два года моего пребывания они составили 6 человек.
Несмотря на столь тяжелые условия, наши воины были молодцами - не хныкали, не жаловались на трудности, а выполняли свой воинский долг по оказанию интернациональной помощи Вьетнаму образцово.
Летом 1966 г. нас посетил главный хирург Министерства обороны СССР генерал-полковник медслужбы А.А. Вишневский.
Помимо ознакомления с болезнями, от которых страдали советские воины, он изучал ход лечения вьетнамцев, пораженных зажигательной смесью-напалмом, широко применявшимся авиацией США, в т.ч. против мирного населения.
Весной 1966 г. мы ожидали прибытия во Вьетнам очередной группы советских воинов. В сообщении о времени их прибытия было указано, что рейсом самолета ИЛ-18 (летчик подполковник Сухинин) к нам вылетает группа офицеров-артиллеристов (4 человека во главе с подполковником Азаровым) с материальной частью для показа Вьетнамскому военному руководству стрельб из реактивных установок.
Организация этого показа возлагалась лично на меня. Сообщалось также, что все подробности доложит старший группы артиллеристов подполковник Азаров.
Предвидя важность этого мероприятия, я дал указание генералу Дзызе А.М. срочно подобрать из числа ракетчиков-зенитчиков офицеров, кто раньше служил в наземной артиллерии. Таких офицеров было подобрано 10 человек.
По докладу прибывшего полковника Азарова мне стало ясно: предполагалась поставка через Северный Вьетнам частям Национального фронта освобождения Южного Вьетнама ракетных установок малой мощности (фронтовые «Катюши» в миниатюре), смонтированных на треногах (переносной вариант).
Показ стрельб из этих реактивных установок планировалось провести так: развернуть на огневой позиции дивизион РС (12 установок) и обстрелять снарядами цель на расстоянии 8 километров.
Буквально на следующий день я прибыл к заместителю министра Национальной обороны генералу Чан Шаму и сообщил ему о планах проведения показных стрельб. Вместе с ним мы провели рекогносцировку местности (на полигоне), определяли места огневых позиций и учебной цели и приступили к подготовке.
Цель оборудовалась в квадрате местности 400х400 метров. Внутри этого квадрата готовились окопы, траншеи, хода сообщения, макеты вертолетов, БТР, легкие железно-бетонные укрепления. Через 7 дней все было готово к показу.
Точно в назначенный час на место стрельб прибыли генералы и офицеры командования ВНА. Последним прибыл Министр обороны ДРВ генерал армии Во Нгуен Зиап. Я доложил министру о готовности к показу. Министр сказал мне, давайте подождем немного. Через 15 минут к месту показа подъехала машина марки «Победа» из которой вышел Президент ДРВ Хо Ши Мин.
Я по всей форме доложил Президенту о готовности к показу и изложил суть стрельб. Затем мы спустились на огневую позицию и осмотрели установки и снаряды к ним.
В течение 15 минут было выпущено по учебной цели 144 реактив-ных снаряда (по 12 с каждой установки). Снаряды с воем и огненными хвостами летели к цели, затем мы услышали их разрывы. После окончания стрельбы мы на машинах, вместе с Президентом, прибыли на место взрывов. То, что мы увидели, было кошмаром. Траншеи и окопы завалены землей, железобетонные укрепления, макеты БТР, вертолетов разрушены и сожжены.
Президент Хо Ши Мин подошел ко мне и сказал: «Товарищ Белов (делая ударение на первый слог) спасибо за все. Прошу, передайте руководству Министерства обороны СССР нашу благодарность и пожелания о скорейших поставках таких установок для наших братьев по Национальному Фронту освобождения Южного Вьетнама».
Советские офицеры-артиллеристы, готовившие эти стрельбы, были приглашены на прием к Министру обороны, где им были вручены подарки и медали «Дружба».
Результат стрельб и оценку вьетнамского руководства я немедленно доложил Центру.
В июле 1966 г. мне было разрешено выехать в отпуск на Родину. Прибыв в Москву, я был принят Р.Я. Малиновским. После моего доклада о положении дел в Группе советских военных специалистов, Министр отметил большую роль, которую решают советские воины во Вьетнаме, и положительно оценил работу руководства Группы. Мой приезд в Москву совпал с двумя событиями в семье: моя дочь Светлана оканчивала институт и собиралась выйти замуж.
Министр, узнав об этом, приказал начальнику Генштаба немедленно дать мне квартиру в Москве, (Комсомольский проспект, д.15). Таким образом, я после 20 лет скитания по гарнизонам страны стал москвичом.
Одновременно он приказал мне поехать во Вьетнам еще на один год. В докладе Министру я указал, что целесообразно, если меня заменит на посту старшего Группы СВС во Вьетнаме генерал Войск ПВО. Министр сказал, что через год решим этот вопрос.
Находясь во Вьетнаме советские воины постоянно ощущали боль-шую заботу и со стороны вьетнамцев в т.ч. руководства. К нам тепло относились все вьетнамцы, с которыми нам приходилось работать или встречаться - от крестьян и рядовых воинов до руководителей всех рангов, как гражданских, так и военных.
После окончания основного этапа боевой подготовки 1-го и 2-го зенитно-ракетных полков советские военные специалисты небольшими группами направлялись на недельный отдых в горный район Тамдао, где было сравнительно спокойно и прохладней, чем в равнинных центральных районах ДРВ.
Конечно же, столь короткий отдых был недостаточен для полного восстановления сил и нервной системы советских воинов, но он был крайне необходим: напряжение боевой обстановки, постоянное чувство опасности в условиях жаркого тропического климата сильно подрывало здоровье людей. После небольшой передышки советские специалисты приступили к обучению 3-го и 4-го ЗРП ВНА.
Могу сказать, что я семь раз встречался с Президентом Хо Ши Мином, однажды был приглашен на ужин к нему домой (отдельный домик во дворе Президентского дворца). Мы наедине разговаривали с Президентом на русском языке (он неплохо владел им). У меня сложились очень хорошие отношения с военными руководителями Вьетнама.
Все предложения, советы и рекомендации мои и моих помощников вьетнамскими соответствующими начальниками принимались к исполнению. Я благодарен Министру Национальной обороны ДРВ (тех дней) генералу Во Нгуен Зиапу, его заместителям генералам Ван Тиен Зунгу и Чан Шаму, командованию ПВО и ВВС старшим полковникам Фунг Тхе Таю и Нгуен Тиню, за взаимопонимание, помощь и заботу о советских воинах.
Хотел бы привести еще один факт, характеризующий отношения вьетнамских людей к нам. По стране я ездил на машине ГАЗ-64 предоставленной мне вьетнамской стороной. Водителем был старший сержант Туан, а переводчиком и охранником капитан Тинь. В одной из поездок наша машина попала под бомбежку авиации США. Одна бомба разорвалась в 60-70 м от нас. Я приказал всем спешиться, и укрыться в кювете дороги. Очередная бомба упала в 15-20 м. Нас обсыпало землей, и вдруг я почувствовал, что-то тяжелое упало на меня сверху. Оглянувшись, я увидел своего переводчика Тиня, навалившегося на меня сверху. Я спросил: «Товарищ Тинь, в чем дело?» Он сказал, что ему приказано оберегать меня всеми средствами, даже ценой своей жизни. Это был наглядный пример заботы обо мне.
За эту самоотверженную заботу я решил отблагодарить вьетнамских товарищей. Когда в октябре 1967 г. я передал дела Старшего Группы СВС вновь назначенному генералу В.Н. Абрамову и собирался уезжать на Родину, то подарил Тиню и Туану велосипеды, доставленные из Москвы по моей просьбе летчиком Сухининым. Велосипед для вьетнамца того времени, это все равно, что автомобиль сегодня. Прощаясь с Тинем и Туаном после вручения подарков, я увидел в их глазах слезы благодарности.
При убытии в СССР Президент Хо Ши Мин наградил меня высшим вьетнамским орденом и именным пистолетом «Смит Вессон» (сейчас он находится в Центральном музее Вооруженных Сил), а также серебряным комплектом женских украшений с бирюзой для моей жены.
К моменту убытия в СССР я был награжден орденом Ленина. Таким же орденом был награжден и наш комиссар генерал М.Е. Борисенко После смерти министра Р.Я. Малиновского (31.03.1967 г.), министром обороны стал маршал А.А. Гречко, у которого отношение к нам - советским военным специалистам во Вьетнаме - были не таким внимательным, как у Малиновского.
По прибытию в Москву и отчета в Генштабе я убыл в отпуск. В моем отчете было указано, что за два года с июля 1965 г. по октябрь 1967 г. всеми силами ПВО Вьетнама, при непосредственном участии советских воинов было сбито свыше 2 тысяч американских самолетов различных модификаций, в том числе 4 «летающих крепости» В-52.
После возвращения из отпуска мне было сделано ряд предложений по дальнейшей службе в Вооруженных Силах. В числе предложений было одно на высокую должность, в Белорусском Военном округе.
Изучив все предложения, я обратился к Главкому Сухопутных войск генералу армии И.Г. Павловскому со словами: «Уважаемый товарищ Главнокомандующий. Я благодарен Вам за доверие, за предложения занять высокую должность, но мне скоро исполняется 49 лет, полководцем я уже не стану, квартира в Москве есть, поэтому прошу (если есть возможность) оставить меня служить в Москве».
Главком мою просьбу поддержал. Приказом министра обороны я был зачислен в штат Центрального аппарата МО и назначен заместителем начальника военно-учебных заведений сухопутных войск, на которой прослужил 10 лет вплоть до увольнения в запас по возрасту в феврале 1977 г.
В своих кратких воспоминаниях я не касался деталей боевых действий, в которых принимали участие наши воины. Я исходил из того, что эти вопросы в деталях, профессионально опишут советские солдаты, сержанты и офицеры - ракетчики, зенитчики, летчики - непосредственно находившиеся в частях и подразделениях Вьетнамской Народной армии, руководившие пусками зенитных ракет, стрельбой зенитной артиллерии, полетами самолетов.
Через вьетнамскую войну прошли тысячи советских воинов и все они, в неимоверно трудных условиях, с честью, героически и самоотвер-женно выполнили свой воинский долг, еще выше подняв авторитет Советской страны и ее Вооруженных Сил.
Я глубоко благодарен и признателен им за их ратный труд и воин-скую доблесть.
Человек моего возраста, а мне только что исполнилось 85 лет, часто вспоминает прожитые годы. Главное в моей жизни было служение Родине, славным Вооруженным Силам, служение народу. И с чистой совестью могу сказать: я сделал все, чтобы выполнить свой долг.
События во Вьетнаме, где есть маленькая доля и моего труда, навсегда остались в моей памяти, как и годы Великой Отечественной войны, которую я прошел от первого до последнего ее дня.
Пока я жив, всегда буду вспоминать добрым словом моих верных соратников по Вьетнаму - однополчан М.Е. Борисенко, А.М. Дзызу, В.С. Кислянского, В.П. Сенченко, Н.В. Баженова, В.В. Федорова, А. Ваганова, К.В. Завадского, М.Н. Цыганкова, Ф.П. Ильиных, Б.И. Можаева, И.А. Лякшиева, М.Ф. Барсученко, М.И. Воробьева, В.М. Константинова авиаторов Чечулина, Цыганова, начальника штаба Б.А. Воронова, служащих аппарата старшего Группы СВС - Любовь Рослякову, Наташу Ионайтис. Я их помню, и буду помнить всю мою оставшуюся жизнь.
С каждым годом участников событий во Вьетнаме становится все меньше и меньше. Ушли из жизни мои близкие однополчане – боевые друзья генералы Борисенко Миша, Дзыза Саша, Баженов Коля, полковники Федоров Володя, Ильиных Федор и др.
Светлая им память.
Но я убежден - время не имеет власти над величием того, что мы все пережили и сделали в течение двух лет в сражающемся Вьетнаме.

Москва, декабрь 2003 г.

Белов Григорий Андреевич, генерал-майор.
Родился 28.11.18 г. в Смоленской области. Военную службу начал в 1938 г. курсантом пограничного училища в г. Орджоникидзе.
В июне 1941 г. был досрочно выпущен в звании лейтенанта и направлен на Западный фронт. Командовал взводом, ротой, батальоном. Закончил войну заместителем командира полка в звании подполковника.
После войны продолжал службу в штабе Таврического Военного округа. В 1954 г. окончил Военную академию им. Фрунзе, командовал полком, затем мотострелковой дивизией в Закавказском Военном округе.
С сентября 1965 по октябрь 1967 гг. был старшим Группы советских военных специалистов во Вьетнаме.
По возвращении был направлен в Центральный аппарат МО СССР, где продолжал службу до 1978 г.
Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1 и II ст., тремя орденами Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 1 ст., вьетнамским орденом Труда 1 ст. и многими медалями

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ]

Воспоминания и творчество. Оглавление.

Наверх




Новости | Об организации | Незабываемый Вьетнам | Поиск соратников | Старые фотографии | Воспоминания и творчество | Форум

Copyright © "Нят-Нам.ру", 2007.