Ветеран войны во Вьетнаме
Воспоминания и творчество
Война во Вьетнаме

Воспоминания и творчество. Оглавление.


[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ]

НАШИ ВО ВЬЕТНАМЕ (ЗАПИСКИ НАЧАЛЬНИКА ШТАБА ГРУППЫ СВС ВО ВЬЕТНАМЕ)

Воронов Борис Александрович

Воронов Борис Александрович

Записки бессменного начальника штаба полковника Воронова Бориса Александровича, прошедшего Великую Отечественную войну с первого до последнего дня, были написаны им с целью создания «Истории Группы СВС во Вьетнаме». Копию объемной рукописи под названием «Наши во Вьетнаме» Борис Александрович передал мне незадолго до своей смерти с надеждой на ее публикацию в будущем. Избранные главы рукописи были отредактированы мной и включены в сборник воспоминаний «Война во Вьетнаме… Как это было (1965-1973)». Здесь публикуется более полная версия записок. Н.Н. Колесник.

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ]

Первые советские военные специалисты (СВС) прибыли во Вьетнам в апреле 1965 г. Перед ними была поставлена задача; в кратчайший срок обучить и ввести в действие первые два зенитно-ракетных полка Вьетнамской Народной армии. Недалеко от Ханоя были организованы два учебных центра: Московский - под руководством полковника М.Н. Цыганкова и Бакинский - под руководством полковника Н.В. Баженова.
Возглавлял Группу СВС во Вьетнаме в этот период полковник А.М. Дзыза. Обучение вьетнамских ракетчиков осуществлялось по принципу «Делай как я».
24.07.65 г. советскими ракетами были сбиты первые три американских самолета. Это были 399-й, 400-й и 401-й самолеты США, сбитые над территорией ДРВ начиная с 05.08.64 г. Первые бои проводили советские ракетчики, при этом вьетнамские расчеты были стажерами-дублерами.
Командирами зенитно-ракетных дивизионов, первыми открывшими боевой счет, были майор Ф.П. Ильиных и майор Б.С. Можаев, офицерами наведения у них были ст. лейтенанты О. Бондарев и В. Константинов.
В мае 1967 года меня назначили начальником штаба Группы советских военных специалистов во Вьетнаме. Оформив все требуемые для убытия за границу документы, 9 июня 1967 г. на военно-транспортном самолёте я вылетел во Вьетнам. Вместе со мной летела группа сборщиков самолётов с одного из авиационных заводов, поставляющих самолёты-истребители во Вьетнам, а так же военные врачи на замену товарищей, у которых закончился срок командировки. Через несколько часов полёта совершили посадку в Омске, дозаправились и через три часа приземлились в Иркутске. Здесь мы провели сутки и утром 11 июня вылетели на Пекин. Вскоре после взлёта пролетели над красавцем озером Байкал, через полчаса пролетели границу с Монголией, затем над её столицей городом Улан-Батором, а через 2 часа пересекли границу с Китаем, пролетели над Великой китайской стеной и рекой Янцзы. В 10 часов московского времени посадка в Пекине.
В пекинском международном аэропорту нас встретили работник советского посольства в КНР Воеводин и представитель советского ГВФ в Пекине Калинин. В Пекине возникла задержка по непонятным причинам. Китайцы говорили, что бомбят Ханой, но как мы узнали позднее, этого не было. Ночевали в гостинице аэропорта. Ужинали, завтракали и обедали в ресторане гостиницы. Многое, увиденное в Пекине нас сильно поразило. В Китае в то время был самый разгар так называемой «культурной революции» и антисоветские настроения китайского руководства того периода усиленно прививались китайскому народу. На асфальте аэродрома антисоветские лозунги, написанные метровыми буквами, по-видимому, чтобы можно было хорошо увидеть и прочитать с воздуха. Рядом – призывы свергать руководителей Советского государства и Правительства, а так же руководство КПСС, с указанием конкретных фамилий, при этом они назывались «кремлёвскими царями». Пассажиров, кроме нас, в аэропорту почти не было. За весь день совершили посадку всего два китайских самолета ИЛ-14 и один АН-8 с отдельными пассажирами. Китайцы были одеты очень и очень бедно. Китайские пограничники и служащие аэропорта относились к нам лояльно, даже можно сказать приветливо, но скрывали это от своих соотечественников.
Наконец во второй половине дня 12 июня мы вылетели во Вьетнам и в 20 часов по ханойскому времени совершили посадку на военном аэродроме Нойбай в 40 километрах от Ханоя.
Тёмная тропическая ночь. Пасмурно. Температура воздуха +33°С. Несколько прожекторов подсвечивают территорию аэродрома.
Только мы вышли из самолёта, тревога! - освещение мгновенно погашено - все погрузилось в абсолютную темноту. Пролетел американский разведчик. Через несколько минут включили небольшие прожекторы. Нас встречали представители Министерства обороны ДРВ и командования ПВО и ВВС ВНА, а также руководства Группы СВС в ДРВ. Этим же самолётом в Советский Союз возвращалась группа военных специалистов, у которых закончился срок командировки в ДРВ. После разгрузки самолёта и прощания с убывающими в Союз мы выехали в Ханой.
Сразу же по прибытии на место пришлось включиться в трудную и напряженную работу по решению сложных задач, стоящих перед советскими военными специалистами во Вьетнаме.
Представился руководству МО ДРВ, командованию ПВО и ВВС ВНА, командующему наземной артиллерией ВНА и установил контакт с представителями различных советских организаций в ДРВ. Принял дела от полковника Н.И. Вальковича, который после этого убыл в Советский Союз. Вьетнамское правительство наградило его орденом «Труда» II ст., медалью «Дружбы», а Министерство обороны нагрудным знаком «Первая победа – 5.08» (5 августа 1964 г. вьетнамские зенитчики сбили первый американский самолет бомбивший Северный Вьетнам), и вручили ему нож сбитого американского летчика.
Советские зенитные ракеты вьетнамцы называли «Огнедышащий дракон». Ракетчики были в ДРВ самыми популярными людьми. Где бы ни появлялся зенитный ракетный дивизион, местные жители окружали его особым вниманием и заботой. Добровольно рыли окопы, строили брустверы, помогали в маскировке огневых позиций. Местные ополченцы организовывали круглосуточную охрану территории, где располагались боевые позиции ракетчиков и создавали надежные заслоны от неприятельских шпионов и диверсантов.
Наблюдая в небе разрывы ракет, поражающих американские самолеты, они с гордостью восклицали: - «Тен лыа та до!» - ( «Вот они, наши ракеты»).
Группы наших специалистов ЗРВ, авиации и других родов войск находились и работали совместно с вьетнамскими военнослужащими непосредственно в воинских частях и подразделениях, на боевых позициях и аэродромах. Зенитные ракетные дивизионы ПВО ВНА прошедшие обучение и уже проявившие себя в боях, в основном, находились на позициях в зонах ПВО на подступах к столице ДРВ городу Ханою и к крупнейшему морскому порту страны Хайфону. Некоторые зенитные ракетные дивизионы вели боевые действия из так называемых «засад».
Советским военным специалистам во Вьетнаме было нелегко. Приходилось привыкать к тяжёлому для европейца, тропическому климату, когда температура воздуха круглосуточно была от +35 до +40оС, при влажности от 80 до 100%. Жили в небольших хижинах-бунгало, сделанных из бамбука и пальмовых листьев или в брезентовых палатках, затерявшихся в джунглях. Приходилось совершать тяжёлые ночные марши по разбухшим от проливных дождей глинистым просёлкам, подвергавшимся бомбардировкам и ракетным обстрелам противника. Очень тяжело было во время боевой работы. В кабинах зенитных ракетных комплексов температура воздуха поднималась до +70 градусов, а расчеты должны были непрерывно, по несколько часов подряд, находиться в этих раскаленных металлических мешках.
Досаждало и даже создавало угрозу здоровью большое количество различных насекомых, многие из которых были ядовитыми, а некоторые из них (мы их называли «фосфоритками») падая с деревьев и кустарников на человека и проползая по телу, оставляли ожоги, которые начинали гноиться и длительное время не заживали. Повсеместно в большом количестве встречались пресмыкающиеся: ящерицы и змеи в большинстве сильно ядовитые, такие как тигровые змеи, кобры и многие другие, укусы которых смертельны. У наших военных врачей была вакцина, которую вводили человеку укушенному ядовитой змеёй, но это не всегда помогало.
В сельских населенных пунктах, деревнях санитарная обстановка была очень плохая. Вода в местных водоёмах и в реках очень грязная и содержит огромное количество различных болезнетворных бактерий. Для питья и приготовления пищи такая вода совершенно не пригодна. Даже купаться в такой воде было опасно, т.к. после купания была большая вероятность заболеть инфекционной болезнью. В пищу такую воду можно было употреблять только после длительного кипячения.
Питание советских военных специалистов, находящихся при вьетнамских воинских частях осуществлялось через бюро обслуживания воинской части, которое состояло из нескольких вьетнамских солдат. Продовольствие закупалось комиссаром по продовольствию в кооперативах и у местного населения. За питание наши военные специалисты платили деньги и при этом немалые. Практически большая часть денег (более 60%), получаемых во Вьетнаме в местной валюте - донгах, уходила на оплату питания. Пища, в основном, готовилась по-вьетнамски и была очень скромной.
Большие трудности представлял языковый барьер. Во всех группах советских военных специалистов были вьетнамские переводчики, но квалификация их была недостаточной. Ведь обучать вьетнамских военнослужащих и вводить их в бой надо было на боевой технике, представляющей собой сложное электронно-механическое устройство, состоящее из множества узлов, блоков и деталей, имеющих свои собственные названия. Для объяснения устройства техники и принципа работы схем вьетнамским переводчикам пришлось осваивать специальную терминологию, что также представляло определенную сложность. Со временем наши специалисты научились объясняться с вьетнамцами на бытовые темы без переводчика, а с кем постоянно работали, то и по вопросам связанным с эксплуатацией и боевым применением военной техники. Но на это требовалось время, а его не хватало, ведь шла война, и надо было как можно быстрее выходить на боевые позиции.
Взаимоотношения с местным населением, а также с вьетнамскими офицерами и солдатами у наших специалистов были очень хорошими и по-настоящему товарищеские, ведь вместе воевали, вместе переносили все тяготы войны.
Позиции подразделений ЗРВ часто посещало гражданское население. Они приносили подарки: фрукты, рис, мясо, зелень. Когда позволяла обстановка, вьетнамцы и наши специалисты собирались за столом, беседовали, пели советские песни, мы по-русски, а вьетнамцы на своём языке.
Что касается быта, то он у советских военных специалистов был трудным. Вот воспоминания об этом лейтенанта-ракетчика В.А. Борисенко:
«О каком быте можно говорить? Восемь месяцев на колесах, вели бои сами, потом вьетнамцев опекали (в «няньках»), тоже на колёсах. На ночлег обычно устраивались на окраинах деревень, в сараях. Спали на раскладушках или на сбитых щитом досках, на них матрац, сверху марлевый полог от ползучих и летучих тварей, и до утра. Ни холодильников, ни вентиляторов, ни душа – о них только мечтали. Когда были на позициях, то раз в неделю устраивали горячий душ - топили химическую машину. Огораживали место помывки на высоту пояса и мылись, а вокруг наблюдатели - вся деревня, от малого до старого. Для них это же чудеса, что люди моются горячей водой. Но так как «бани» при нашей постоянной кочевой жизни мы устраивали в разных местах, то и зрители каждый раз были новые».
Купить там какие-нибудь вещи, нужные нашим людям для быта и жизни, было очень сложно. Всё необходимое мы привозили с собой из Советского Союза. Иногда с оказией наши жёны пересылали нам небольшие посылочки или передачи с теми, кто летел во Вьетнам самолетом, ехал по железной дороге через Китай или плыл грузовым теплоходом через Владивосток в Хайфон. Почтой к нам ничего не пересылалось. Советские газеты и журналы получали пачками за месяц и более сразу. Их также привозили в Хайфон на кораблях.
Очень скучали наши специалисты по своим семьям, по родным и близким, по родной земле. Вот об этом стихотворение, написанное нашими военнослужащими во Вьетнаме.

Бродим мы по болотам Вьетнама,
В мокрых джунглях клубится туман.
В русском сердце открытая рана,
Боль твоя в моем сердце Вьетнам.
Жди меня родная, я к тебе приеду,
Ясным майским утром постучу в окно,
Милая улыбкой на пороге встретит,
Крепко поцелует, угостит вином.
Чтоб овеял тебя добрый ветер,
Чтоб легко мы дышать могли,
На истерзанной богом планете
Мы стоим за клочок земли.
Жди меня родная, я к тебе приеду,
Ясным майским утром постучу в окно,
Милая улыбкой на пороге встретит,
Крепко поцелует, угостит вином.
Дай судьба нам увидеть снова
Небо русское, леса, холмы.
Ты, судьба, к нам не будь сурова,
Дай вернуться на Русь живым.

Продолжительность нахождения советских военных специалистов в ДРВ была различной в зависимости от специальности и существующей необходимости и колебалась от нескольких месяцев до одного года. Срок пребывания во Вьетнаме два года был только у руководства Группы советских военных специалистов в ДРВ: у Старшего Группы, его заместителя по политической части и начальника штаба Группы.
По окончании срока работы во Вьетнаме наши специалисты получали в счёт неизрасходованных вьетнамских денег сертификаты «Внешпосылторга» с синей полосой. На них можно было в магазинах «Берёзка» купить некоторые товары. Эти сертификаты по стоимости приравнивались к нашему внутреннему рублю, в то время как в других странах, где не было войны, советские специалисты получали сертификаты с желтой полосой или «бесполосные», которые имели стоимость в пять и более раз выше советского рубля. Кроме того, дефицитные и наиболее качественные товары на сертификаты с синей полосой не продавались.
Вот как полковник А.Д. Ярославцев, прослуживший во Вьетнаме более года, подготовивший два зенитных ракетных полка ВНА и сам принимавший активное участие в боях, вспоминает о своей попытке по возвращению на Родину приобрести необходимые вещи на полученные им в ДРВ синеполосые сертификаты:
«Из Вьетнама я возвратился в Советский Союз в январе 1968 года, погода стояла холодная, а у меня даже пальто не было, да и вся одежда за время пребывания в джунглях основательно износилась. Я поехал в магазин «Берёзка», где надеялся купить себе приличное пальто, чтобы не выглядеть человеком, которого, как будто только что выпустили из заключения. В магазине «Берёзка» было много прекрасных вещей. Мне очень понравилось кожаное пальто на меховой подкладке моего размера, и я попросил пальто у продавщицы, чтобы примерить. Она спросила:
- А какие у Вас сертификаты?
Я тогда ещё не знал, что сертификаты существуют разные, и ответил продавщице:
- Как какие? Обычные, - и вынимаю свои сертификаты с синей полосой.
Продавщица улыбнулась и говорит:
- Это пальто можно купить только за свободно-конвертируемую валюту или за бесполосные сертификаты.
Так я и остался без понравившегося мне пальто. Было обидно и горько на душе. Сумма денег, полученных мною за 15 месяцев ратного труда в джунглях Вьетнама, в тяжелейших климатических и медико-санитарных условиях, под бесчисленными ударами авиации противника, была небольшой. Её не хватило не только для покупки отечественного мотоцикла, но даже не было возможности купить понравившееся пальто...
Было досадно и непонятно, почему ратный труд наших людей в районе, где шла жестокая и беспощадная война, в материальном выражении оценивается так низко?...»
Вот и возникли такие строки:

Кто на Кубе был,
Кто в Египте был,
Тот давно себе «Москвича» купил.
Мы ж везём домой
Лишь из пробки шлем,
Да кусок крыла «F-105»-го.

Но в то же время наши военные специалисты гордились той ответственной и трудной задачей, которую они с честью выполняли во Вьетнаме, потому там рождались и другие стихи:

Привыкли мы к тревогам и бомбёжкам
Нам скучно будет в стороне родной.
Мы не хотим на Кубу и в Египет,
Плевать на деньги с жёлтой полосой.

Семьи советских военных специалистов в Советском Союзе получали заработную плату офицеров и прапорщиков по их последней должности в Союзе.
В отличие от оплаты ратного труда советских военных специалистов американские военнослужащие, воевавшие во Вьетнаме, получали высокую заработную плату в твердой валюте, которая позволяла уцелевшему в войне бывшему безработному, вернувшись живым в Соединённые Штаты, открыть своё «дело». Американские военнослужащие, кроме того, что у них было хорошее обеспечение питанием, одеждой и всем необходимым для жизни, могли заказать по каталогам, все, что им было нужно, при этом заказы доставлялись по любому адресу.
Вот что рассказал попавший в плен американский лётчик капитан ВВС Рассел Э. Темперли, личный номер 59025. Он служил в 496-й эскадрилье 388-го полка тактической авиации базирующейся на авиабазе Корат в Таиланде и был сбит над Ханоем 27 октября 1967 года.
«...Я получал примерно 725 долларов в месяц, то есть столько же, сколько другие капитаны ВВС. Каждый месяц нам давали надбавки за участие в военных действиях. Все пилоты получали по 100 долларов за боевой вылет. Более опытные лётчики - несколько больше. Я получал 125 долларов, затем военная надбавка 65 долларов...»
В течение всей второй половины 1965 года американцы наносили удары по различным объектам почти на всей территории Северного Вьетнама. Систематическим ударам повергались города Тханьхоа, Намдинь, Фули, город Винь, расположенный на юге ДРВ вблизи от демилитаризованной зоны. В результате жестоких бомбардировок Винь был сильно разрушен.
Одним из городов, часто упоминавшихся в сводках командования ВНА, который бомбила американская авиация, был город Иенбай. Город был сильно разрушен, в нем не осталось ни одного целого здания. Все население из города было эвакуировано.
Американская авиация бомбила Иенбай много раз подряд целыми неделями, однако, парализовать движение по проходящим здесь шоссейной и железной дорогам американскому командованию не удалось.
В отражении налётов авиации противника на южные провинции ДРВ в этот период действовала зенитная артиллерия, в составе которой были малокалиберные полуавтоматические зенитные орудия, зенитные пушки среднего калибра, а также крупнокалиберные 100 миллиметровые зенитные орудия советского производства. При отражении массированных налетов американской авиации, огонь из этих орудия велся почти непрерывно в течение нескольких часов. Стволы раскалялись до такой степени, что пузырилась краска. Но орудия действовали четко, как хорошо отлаженный механизм.
Так было 4 и 5 апреля 1965 г. в районе моста Хамжонг, когда за два дня было выведено из строя 47 самолётов противника. Для американских летчиков было полной неожиданностью встретить в этом районе орудия такого калибра: огонь 100 миллиметровых пушек доставал врага на таких высотах, где он считал себя в полной безопасности.
Зенитная артиллерия имела в необходимом количестве радиолокационные станции, ПУАЗО, дальномеры и всё необходимое для ведения боя, а так же артиллерийские боеприпасы в достаточном количестве. Все это поставлялось из Советского Союза, и частично, из некоторых других дружественных Вьетнаму стран.
Всего, с начала бомбардировок Северного Вьетнама 5 августа 1964 г. и до конца 1965 г. американские самолёты совершили 30700 боевых самолётовылетов и нанесли 2150 ударов по 750 объектам.
Средства ПВО и ВВС Вьетнамской Народной армии за 1965 год сбили 834 самолёта.
Ведение боя с противником, тем более с таким, какими были американские пилоты на современных боевых самолётах, имевших сильное вооружение, большое количество ракет разных типов класса воздух-земля, воздух-воздух и так же различных типов бомб, кроме высокого профессионализма и умения управлять боевой техникой, требовало ещё высоких морально-психологических качеств и железной выдержки. Вот как описывает свои переживания в процессе боя лейтенант В.А. Борисенко:
«Все мы видимо те ребята, что родились под счастливой звездой. Под обстрелами и бомбёжками были неоднократно, но отделывались испугом и изменением цвета лица.
Это страшное и неожиданное дело, когда от взрыва бомб все внутренности подпирает к гортани, в ушах звон. Всё вокруг в пыли, ничего не видно, полное отрешение и в сознании мелькают отдельные жизненные эпизоды и главное из всего - мама. Никогда не забуду, как однажды под вой сирены, не закончив завтрак, бегу в кабину на свое рабочее место по боевому расписанию, а вдоль дороги окопы, в которых укрылись вьетнамские солдаты со 2-й (стартовой) батареи. Они зовут меня к себе в окоп, чтобы стрелять по самолётам из автоматов и карабинов. Но я ведь не стартовик, моё место в кабине. Машу им рукой – нет, и бегу дальше, к кабине. В ходе боя американцы сбросили на дивизион бомбы. Ни одного живого человека в этих окопах не осталось: каски, части тел погибших, разбитые автоматы валялись на земле. Стоявшие вокруг дерёвья остались без единого листика - жуткая картина».
В феврале, марте, апреле 1967 года бомбардировки продолжались. За это время средствами ПВО ВНА было уничтожено 168 американских самолётов.
12 апреля 1966 г. над территорией Демократической Республики Вьетнам впервые появились тяжёлые восьми моторные американские стратегические бомбардировщики В-52. базирующиеся на острове Гуам. До сих пор американское командование использовало эти бомбардировщики лишь для бомбардировок Южного Вьетнама.
Сначала самолеты В-52 сбросили сотни бомб на юго-западе ДРВ у границы с Лаосом. Кроме обычных фугасных бомб были применены крупные бомбы замедленного действия.
29 апреля 1966 г. над провинцией Бактхай средствами ПВО ВНА был сбит 1000-й американский самолет.
В этот период на военном аэродроме Нойбай работали советские авиационные специалисты. Группа специалистов по самолётам МИГ-17, возглавляемая майором Мальцевым и группа специалистов по самолётам МИГ-21, возглавляемая майором Антюхиным.
Они обучали вьетнамских авиаторов искусству владения авиационной техникой и пилотированию. Лётный и технический состав вьетнамских ВВС обучался в военных авиационных училищах в Советском Союзе по ускоренным программам. Практику эксплуатации боевых самолётов и ведения воздушного боя они получали во Вьетнаме в ходе ведения боевых действий против американской авиации.
Советские военные техники, инженеры и пилоты помогали вьетнамским авиаторам приобрести эту практику.
Они трудились по 12, и более, часов в сутки. Проявляя героизм, наши лётчики поднимались в воздух на безоружных «спарках». В любой момент аэродром мог быть блокирован с воздуха американцами и тихоходная «спарка» сбита. Но эти полёты были необходимы для обучения вьетнамских лётчиков. За короткую тропическую ночь наши лётчики умудрялись делать по 20 и более полётов по кругу.
В начале мая 1966 г. во время ночного облёта аэродрома лётчиками капитанами Владимиром Михайловичем Кавериным и Владимиром Николаевичем Вагиным (перед «вывозом» вьетнамских лётчиков на «спарке») американский самолёт преследовал нашу «спарку». Лётчикам пришлось садиться с ходу, без ориентиров. Группа специалистов по самолетам, возглавляемая капитаном Михаилом Михайловичем Березником в составе лейтенантов: Николая Дмитриевича Сотникова, Павла Горбунова и Валентина Кулешова обучали вьетнамский технический состав по обслуживанию и ремонту самолётов ИЛ-28. Ночные полеты на ИЛ-28 в небе Вьетнама выполняли два советских экипажа капитанов В.М. Каверина и В.Н. Вагина.
С самого начала действий советских ЗРК во Вьетнаме американцы широко применяли против станций наведения ракет очень опасное оружие - ракеты «Шрайк».
Эффективность боевого применения этих ракет по нашим станциям наведения ракет СНР-75М составляла около 19,5%, т.е. почти каждая пятая ракета «Шрайк», запущенная по работающей на излучение СНР, достигала цели.
Подрыв боевой части этой ракеты происходил на удалении 9-10 метров от антенн станции наведения ракет, при этом, сноп поражающих элементов направлялся вперёд, в сторону антенн. В результате взрыва осколки выводили из строя волноводы, пробивая обшивку кабин, поражали личный состав расчёта СНР и выводили из строя блоки аппаратуры.
Под воздействием ударной волны зеркала антенн сильно деформировались. Подвергнувшуюся удару «Шрайка» СНР восстановить практически было невозможно. При попадании поражающих элементов в баки ракет начиналась течь горючего и окислителя. На пусковой установке возникал пожар и происходил подрыв боевой части ракеты, что имело весьма печальные последствия для дивизиона.
В числе первых подвергшихся ударам ракетой «Шрайк» был зенитный ракетный дивизион, где командиром дивизиона был подполковник Василий Григорьевич Чернецов.
Вьетнамские военнослужащие этого дивизиона уже вели бои само-стоятельно. Большинство советских военнослужащих из этого дивизиона уже убыли на Родину или были переведены во вновь сформированные ЗРП ВНА. В дивизионе оставалась небольшая группа советских военных специалистов, состоящая из четырёх офицеров и нескольких солдат, которые оказывали помощь вьетнамским военнослужащим ещё не имеющим достаточного опыта боевой работы и навыков устранения неисправностей.
В мае 1966 г., во время боя по отражению налёта американской авиации советские военные специалисты дивизиона находились в трехстах метрах от огневой позиции, в готовности при необходимости устранить неисправности боевой техники, а один офицер - старший лейтенант Вячеслав Маньков, находился в кабине «У». В этот момент самолёты обстреляли дивизион ракетами и сбросили на него бомбы. Но бомбометание было не точным, так как дивизион хорошо прикрывали артиллеристы-зенитчики, которые вели заградительный огонь по атакующим самолётам. Ракеты взорвались на позиции и вблизи позиции, а бомбы - за позицией. Вдруг в воздухе раздался свист и в центре позиции, где находилась кабина «П», прогремел взрыв.
Вот как описывает происшедшее находившийся в этом дивизионе советский военный специалист лейтенант В.А. Борисенко:
«Мы, почуяв неладное, побежали в центр позиции и стали вытаскивать из кабин убитых и раненых вьетнамцев. Я сразу бросился в кабину «У», где должен был находиться Маньков. Смотрю, он в окровавленной светлой рубашке с вьетнамцем кого-то вытаскивает из кабины.
- Слава, что с тобой? Ты ранен?
- Да ерунда, испачкался.
Я не хочу врать, сколько убитых было тогда и сколько раненых - не помню, но по кабине «А» потери точно были 100%.
Вьетнамскому технику системы «К» осколок попал в бок, оператору РПК выбило глаза, технику СВК левую руку осколками срезало.
Оказалось, что наш дивизион был поражен ракетой «Шрайк»».
В дальнейшем наши и вьетнамские ракетчики научились обнаруживать запуск ракеты «Шрайк» с самолёта и отводить её в сторону от боевой позиции. Но всё это было не просто и требовало высокого боевого мастерства и личных качеств операторов всех систем ЗРК, а так же отличной слаженности расчётов, особенно кабины «У».
Для защиты кабин СНР зенитных ракетных комплексов от осколков «Шрайков», шариковых бомб и от мелких осколков обычных осколочно-фугасных бомб, их со всех сторон, насколько это было возможно, стали закрывать толстыми соломенными матами, в которых осколки застревали.
Часто американские «Шрайки» взрывались на улицах Ханоя и других городов и населённых пунктов, в результатё чего большие потери несло гражданское население.
В 1966 году в процессе обучения новых зенитных ракетных полков и других частей и подразделений ВНА постоянную связь с Министерством Национальной обороны ДРВ осуществляли Старший Группы советских военных специалистов в ДРВ генерал-майор Г.А. Белов и начальник штаба группы полковник Н.И. Валькович. Они же осуществляли общее руководство всеми группами советских военных специалистов в ДРВ.
Непосредственное руководство советскими военными специалистами, работающими в войсках ПВО и ВВС ВНА осуществляли генерал-майор А.М. Дзыза, который руководил специалистами-ракетчиками. В ноябре 1966 г. его сменил генерал-майор артиллерии В.С. Кислянский и генерал-майор авиации Тузов, которого в конце 1966 г. сменил Герой Советского Союза генерал-майор авиации В.П. Сенченко. Большой вклад в создание вьетнамских ЗРВ в 1965-1966 гг. внесли: полковник Михаил Николаевич Цыганков, майор Н.А. Мешков, подполковник Борис Степанович Можаев, младший сержант Анатолий Бондаренко, ефрейторы Владимир Тимченко и Юрий Папушов, старший лейтенант Владислав Михайлович Константинов, капитан Валентин Сергеевич Брусникин, капитан Эдуард Иванович Воронин, старший лейтенант Владимир Шелестов, старший лейтенант Борис Иванович Колесник, старший лейтенант Валентин Иванович Тодорашко, подполковник Фёдор Павлович Ильиных, капитан Рудольф Николаевич Иванов, старший лейтенант Олег Бондарев, старший лейтенант Григорий Иссидорович Любинецкий, сержант Арсений Дуркин, рядовой Самойлов Геннадий, подполковник Иван Константинович Проскурнин, лейтенант Константин Каретников, старший лейтенант Владимир Сиренко, капитан Кудрявцев, капитан Анатолий Григорьевич Арсирий, капитан Монастырский, старший сержант Виктор Колесник, старший сержант Делов, сержант Николай Колесник, старший лейтенант Валентин Пустовойтов, младший сержант Вячеслав Ефимович Филин, полковник Николай Васильевич Баженов, подполковник Анатолий Борисович Заика, майор Гавриил Семенович Рыжих, старший лейтенант Анатолий Николаевич Опарко, старший лейтенант Владимир Леонидович Булгаков, старший лейтенант Юрий Алексеевич Демченко, лейтенант Юрий Николаевич Захмылов, сержант Николай Рева, сержант Виктор Васильевич Трегубов, сержант Владимир Михайлович Волков, капитан Василий Николаевич Михеев, капитан Снегур, лейтенант Юрий Соломатин, подполковник Василий Григорьевич Чернецов, старший лейтенант Вячеслав Маньков, полковник Леонид Федорович Кушнарь, капитан Юрий Петрович Непосов, старший лейтенант Владимир Алёхин, старший лейтенант Бронислав Антонович Порозинский, сержант Анатолий Мельник, подполковник Анатолий Пименов, капитан Евгений Иванович Богун, ка-питан Виктор Тимофеевич Дорохин, полковник Владимир Васильевич Фёдоров, майор Иван Егорович Пожидаев, старший лейтенант Рим Александрович Казаков, майор Алексей Яковлевич Петров, капитан Георгий Михайлович Ефремов, капитан Геннадий Анатольевич Иванов, капитан Михаил Дмитриевич Филенко, старший лейтенант Геннадий Яковлевич Шеломытов, полковник Валентин Васильевич Нежельский, капитан Валентин Николаевич Косарев, капитан Анатолий Федорович Радченко, капитан Александр Владимирович Крылов, подполковник Алексей Ефимович Волков, майор Виктор Михайлович Забельников, полковник Алексей Дмитриевич Ярославцев, майор Игорь Владимирович Бондаренко, майор Иван Сергеевич Филин, капитан Владимир Алексеевич Белоусов, старший лейтенант Игорь Алексеевич Ершов, сержант Виктор Яковлевич Кузнецов и многие другие офицеры, сержанты и солдаты.
Группы наших специалистов ЗРВ, авиации и других родов войск находились и работали совместно с вьетнамскими военнослужащими непосредственно в воинских частях и подразделениях, на боевых позициях и аэродромах.
Зенитные ракетные дивизионы ПВО ВНА прошедшие обучение и уже проявившие себя в боях, в основном, находились на позициях в зонах ПВО на подступах к столице ДРВ городу Ханою и к крупнейшему морскому порту страны Хайфону. Некоторые зенитные ракетные дивизионы вели боевые действия из так называемых «засад». В большинстве провинций ДРВ противовоздушная оборона объектов, находящихся на их территории, осуществлялась силами зенитной артиллерии и действиями самолётов-истребителей ВВС ВНА.
Летние месяцы во Вьетнаме - сезон дождей. В этот период на Вьетнам налетают тайфуны и бушуют тропические ливни, которые приносят временное затишье - пока хлещет проливной дождь, американская авиация сидит на земле и «на приколе» на авианосцах. В такое время небо над Ханоем, затянутое грозовыми тучами, извергает на город бурлящие потоки воды. В Ханое много озёр, но после сильных проливных дождей их становится ещё больше. Улицы города напоминают реки, только люди передвигаются не на лодках, а на велосипедах. В этот период уровень воды в некоторых реках поднимается на 8–10 метров, что очень затрудняет переправу через них. На берегах таких рек по всему Вьетнаму за много столетий были построены высокие земляные дамбы, защищающие от наводнения рисовые поля, дороги и населенные пункты. Эти дамбы бомбили американцы с целью вызвать наводнения и панику среди населения.
С декабря 1966 года налёты американской авиации переместились на дорогу №5 Ханой - Хайфон. Дважды американцы пытались разбомбить мост «Лонгбьен» через реку Красная, соединяющий Ханой и его пригородом Зялам. Этот знаменитый большой мост длиной более 1,5 км, соединяющий Север Вьетнама с Югом, построен по французскому проекту в 1903 году. Посредине моста проходила одна колея железной дороги, а с боков два полотна для автомобилей и гужевого транспорта (ширина каждого полотна небольшая, можно ехать только в один ряд). Движение по мосту левостороннее. Значение этого моста для жизни Вьетнама было очень велико. Над районом моста была создана очень плотная зона зенитного огня и американцам не удавалось через неё прорваться.
Ниже по течению реки на случай выхода моста из строя уже были сделаны добротные переправы. Эти переправы состояли из плотов, которые были связаны из пакетов толстых стволов бамбука, уложенных на воду. Ночью такие переправы работали с максимальной нагрузкой, а на день они разводились вдоль берегов реки и укрывались в береговых зарослях.
В 1966 году американские самолёты совершили 47910 самолётовылетов на объекты Северного Вьетнама и нанесли 6810 ударов по 5596 объектам. Кроме того, было проведено более 500 разведывательных полётов.
Подразделения и части зенитных ракетных войск ВНА за год провели 376 боев, в которых уничтожили 221 самолёт противника. Всего с 1 января по 31 декабря 1966 г. в боях при отражении атак воздушного противника средствами ПВО Вьетнамской Народной армии и отрядами самообороны в воздухе было уничтожено 773 американских самолёта и взято в плен много лётчиков со сбитых самолетов.
Наступал Новый 1967 год – год Козы по восточному календарю.
По традиции Президент ДРВ Хо Ши Мин обратился к населению своей страны с новогодним поздравлениями в стихах. Нашим военным специалистам также вручили открытки с этими стихами:

«К празднику Нового года,
Желаю каждому в нашей стране
Успешной борьбы против США.
Уверен, что наша Победа расцветёт как цветок».
Хо Ши Мин

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ]

г. Москва, 25 декабря 1994 г.

Воронов Борис Александрович, полковник.
Родился 18.04.1921 г. в г. Петрограде. В 1939 г. окончил Ленинградскую специальную артиллерийскую школу, весной 1941 г. - 1-е Ленинградское Краснознаменное артиллерийское училище и был назначен командиром взвода артиллерийского полка стрелковой дивизии.
С 22 июня 1941 г. по 9 мая 1945 г. участвовал в Великой Отечественной войне на различных командных и штабных должностях.
Участвовал в тяжёлых, изнурительных боях по обороне Крыма, городов Запорожье, Москвы, Старая Русса, Белый в освобождении городов Ельни, Смоленска, Великих Лук, Риги и др. городов. С августа 1944 г. до весны 1945 г. воевал в составе Войска Польского, освобождал Варшаву.
В боях был три раза тяжело ранен и дважды контужен.
Закончил войну в Берлине в звании майор. После войны продолжал службу на различных командных и штабных должностях в г. Бресте, затем на Дальнем Востоке, на Камчатке.
В 1950 г. поступил в Военную артиллерийскую академию имени Дзержинского, по окончании которой в 1955 г. был назначен на должность командира зенитного ракетного полка, затем - начальником штаба ракетной базы, начальником направления оперативного управления штаба Московского округа ПВО. С мая 1967 по апрель 1969 гг. участвовал в боевых действиях во Вьетнаме, в должности начальника штаба Группы советских военных специалистов.
С 1969 по 1975 гг. служил в должности начальника штаба - заместителя командира Брянского корпуса ПВО. После увольнения из Вооруженных Сил СССР в 1975 г. 10 лет работал в Министерстве строительства СССР.
Награжден орденами «Красного Знамени», «Отечественной войны» 1 ст., 2-мя орденами «Красной Звезды», польскими - «Орденом Грюнвальди» и «Крестом Заслуг», вьетнамским орденом «За боевой Подвиг» II ст. и 20-ю медалями в т.ч. «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и вьетнамской медалью «Дружбы».
Умер 16.11.1996 г.

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ]

Воспоминания и творчество. Оглавление.

Наверх




Новости | Об организации | Незабываемый Вьетнам | Поиск соратников | Старые фотографии | Воспоминания и творчество | Форум

Copyright © "Нят-Нам.ру", 2007.