Ветеран войны во Вьетнаме
Воспоминания и творчество
Война во Вьетнаме

Воспоминания и творчество. Оглавление.


[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ]

МОЯ ТРЕТЬЯ ВОЙНА

Стучилов Александр Иванович

Стучилов Александр Иванович

Для советского офицера Александра Ивановича Стучилова, прошедшего финскую и Великую Отечественную войну, война во Вьетнаме была третьей войной в его жизни. Но несмотря на все ужасы и жестокость пережитых войн, он до конца своих дней оставался душевным и деликатным человеком.

В 1968 году группировка американских войск в Юго-Восточной Азии составляла 500 тысяч военнослужащих. Ее главные силы были со-средоточены в Южном Вьетнаме.
Военно-воздушные силы США - 1500 боевых самолетов, базировались на 2-х – 3-х авианосцах 77 АУС (Авиационное ударное соединения) в Тонкинском заливе - 200-300 самолетов, в Южном Вьетнаме 7 ВА (воздушная армия) - 800 самолетов, в Таиланде - 250 самолетов, на Филиппинах 13 ВА - 150 самолетов. Стратегические самолеты В-52 базировались в Таиланде на авиабазе Утапао.
В течение 1968-1969 гг. состав и группировка американской авиации не изменилась. В этот период боевые действия имеют свои особенности. Американская авиация прекратила нанесение ударов по объектам Северного Вьетнама, но она активно действовала в 4-й военной зоне (южная часть Северного Вьетнама, прилегающая к 17-й параллели).
Четвертая зона являлась важным районом, обеспечивающим связь с Южным Вьетнамом, поэтому объяснима активность американской авиации в этой зоне. Ежедневно с авианосцев несколько групп (звено) барражировали перед зоной пуска зенитно-ракетных дивизионов, наносили удары, запускали снаряды пассивного наведения «Шрайк».
В 4-й военной зоне американские самолеты периодически продолжали применять различные виды бомб, в том числе магнитные и шариковые, которые сбрасывались на позиции, объекты, особенно на дорогу №5, идущую в южном направлении. Шариковые бомбы (по 500 шт. в контейнере) выбрасывались самолетами с малых высот (200-300 метров). Четыре самолета застилали шариковыми бомбами дорогу и другие объекты протяженностью до 2000-3000 метров. Американские самолеты, морские корабли очень активно и результативно применяли помехи: ответно-импульсные, активно-шумовые, пассивные.
Ответно-импульсные помехи на экране радиолокационных средств наблюдались в виде большого количества ложных отметок от воздушных целей, что затрудняло или полностью исключало возможность опознавания отметок от реальных целей.
Активно-шумовые помехи засвечивали полосу на пол экрана и таким образом исключали наблюдение за целями. Пассивные помехи - это металлические линии, которые сбрасыва-лись самолетом чаще вперед, по маршруту полета. Они обладали большой радиолокационной отражающей способностью, на много большей, чем самолет и поэтому часто следящие системы комплекса «перебрасывались» для отслежевания именно этих помех.
Помехи ставились каждым боевым самолетом, специальными постановщиками помех (КС-135) и кораблями ВМС США из района патрулирования в Тонкинском заливе.
Боевые расчеты дивизионов приобрели опыт борьбы со «Шрайками»: своевременно обнаружив пуск снаряда самолетом, поворотом антенны отводили его в сторону от прямой линии: самолет пуска - «Шрайк» в полете - позиция дивизиона, затем кратковременным выключением высокого напряжения антенны, лишали «Шрайк» возможности продолжать полет по лучу ракетного комплекса. «Шрайк» уходил в сторону от позиции дивизиона, а тем временем расчет производил пуск ракеты или возобновлял ее наведение по самолету, выпустившему «Шрайк».
В 4-й военной зоне, после очередного отвода «Шрайка» в сторону, офицеры полковой группы обнаружили место его падения. Неразорвавшийся «Шрайк» был доставлен в Ханой, а затем и в Москву.
Над центральной частью Северного Вьетнама систематически проводил полеты высотный, скоростной самолет SR-71. Полет самолета SR-71 с базы на японском острове Окинава проходил над территорией Вьетнама по курсу: Хайфон - Ханой и далее в направлении Таиланда, на высоте 24000 метров, на скорости 3000 км/час.
Беспилотный самолет (будущий «томагавк») запускался с транс-портного самолета из Тонкинского залива, маршрут его полета проходил на высоте 200-300 метров со скоростью 1000 км/час, через район Хайфона, Ханоя и далее в южном направлении через 4-ю военную базу. Беспилотный самолет имел на борту две фотокамеры с фотопленкой шириной 5 мм. Полеты проходили днем и ночью. Во время ночного полета объекты фотографировались при освещении их вспышками света с безпилотника. Стрельбы по беспилотникам зенитно-ракетные дивизионы проводили и днем и ночью одной ракетой.
Эффективность стрельб была высокой.
Советские военные специалисты ПВО во Вьетнаме выполняли две взаимосвязанные задачи:
- первая - обеспечение высокой эффективности и результативности боевого применения вооружения и техники;
- вторая - повседневное обучение вьетнамских боевых расчетов грамотно, надежно эксплуатировать и самостоятельно, без нашей помощи, применять в бою советское вооружение.
Штаб советских военных специалистов противовоздушной обороны был укомплектован подготовительными, с практическими навыками, хорошей теоретической подготовкой офицерами из штабов объединений, соединении ПВО, специалистами полигонов, научно-исследовательских и проектных институтов, инженерами промышленности. Для выполнения обязанностей старших полковых групп СВС во Вьетнаме командировались начальники Зенитно-ракетных войск (ЗРВ) корпусов и дивизий ПВО. Офицеры-специалисты систем зенитно-ракетных комплексов имели хороший теоретический и практический опыт работы, участвовали в стрельбах на наших полигонах.
Важнейшей задачей штаба и всех советских военных специалистов было обеспечение высокой результативности боевого применения и на-дежности нашего вооружения. Мы постоянно изучали тактику, способы и приемы боевых действий американской авиации, применяемые противником новые средства борьбы. Соответственно это требовало от нас изыскивать и применять новые тактические, технические и организационные меры по снижению или исключению эффективности этих средств.
Одной из задач являлось обобщение боевого опыта, выработка необходимых решений, положений, в том числе, по боевой подготовке, как для вьетнамских ПВО и ВВС, так и для наших войск.
О наиболее важном, появившемся в ходе боевых действий, мы немедленно докладывали в Москву, (в Генеральный штаб, в Главный штаб ПВО). А другие вопросы находили место в боевых донесениях, оперативных сводках, отражались в отчетах.
В первые дни 1969 года к посольству Советского Союза в Ханое из района Хайфона, на автомашине был привезен и выгружен фюзеляж беспилотника. При осмотре фюзеляж оказался без внутреннего оборудования. Комиссар зенитно-ракетного полка майор Ле Шон прислал мне письмо на русском языке следующего содержания:
«Уважаемый тов. генерал Стучилов! Давно от нас Вам никакого подарка нет. В текущие дни у нас есть только «подаренный» нам американскими агрессорами осколок беспилота, который непосредственно получил 53-й дивизион нашего полка. Мы передаем Вам этот осколок беспилота в качестве подарка на память. Это именно осколок пятого беспилота, сбитого нашим полком за первые дни 1969 года. Желаем Вам лично больших успехов в работе».
Поскольку мы ничего лично полезного для себя не нашли в «осколке», открыли ворота посольской ограды, и вьетнамцы в течение одного часа разобрали фюзеляж беспилотника на изготовление сувениров.
Несколько позже мы с командующим ПВО и ВВС Вьетнама старшим полковником Ле Ван Чи перелетели на вертолете из Ханоя в район Хайфона, где в двух зенитно-ракетных полках по плану работали наши военные специалисты инженерно-ракетной службы и полковых групп.
Итоги работы в полках были подведены на разборе. В этот же день командование дивизии устроило торжественный обед, после которого комиссар дивизии в своем бунгало показал нам две фотокамеры со сбитого ночью беспилотника. Одна из двух фотокамер была совершенно целой. Я взял эту фотокамеру в руки и попросил Ле Ван Чи подарить ее мне в знак того, что в ту ночь, когда был сбит этот самолет, я находился в этом полку. Ле Ван Чи взял из моих рук фотокамеру и вручил ее мне, сказав при этом слова благодарности в адрес советских военных специалистов. Из Ханоя фотокамера беспилотника была отправлена в Москву, и через некоторое время мы получили благодарность от Главного разведывательного управления Генерального штаба в которой отмечалась высокая эффективность работы Группы СВС и ПВО ВНА.
Постоянные изменения приемов и действий американской авиации требовали от нас быстрого реагирования на эти изменения, кроме того, мы старались как можно быстрее внедрять в практику приобретенный опыт боевых действий. Задачей штаба советских военных специалистов зенитно-ракетных войск являлось ознакомление офицеров, прибывших для замены, с особенностями боевых действий, с обстановкой в конкретном полку и быстрейший ввод их в дело. Кроме того, их нужно было ознакомить с традициями вьетнамского народа, рассказать о порядке поведения на территории ДРВ.
Главное - изучение доработок, проведенных здесь, на местах, специалистами промышленности. Еще одна особенность - здесь были комплексы первых поколении. Молодые офицеры не знали детально особенностей этих комплексов, поэтому их нужно было познакомить с ними. Проводили эту работу специалисты инженерно-ракетной службы штаба ЗРВ в зоне «Б», которая размещалась в 30 км от Ханоя. Требовалось для этого до 10 дней.
Мы внесли еще одно организационное изменение в порядке смены специалистов в зенитно-ракетном полку.
После окончания срока весь состав полковой группы убывал из Вьетнама, ему на смену прибывал новый состав группы, иногда с задержкой по времени. Таким образом, полк на какое-то время оставался без советских специалистов, а прибывшие новые специалисты не могли с ходу приступить к выполнению обязанностей в полном объеме.
Последние месяцы 1968 года, после согласования и одобрения нашего предложения о новом порядке смены полковых групп с 10 Главным управлением Генерального штаба, мы приступили к его реализации: в первую очередь в установленный срок убывала половина полковой группы во главе с командиром или главным инженером, а вторая половина группы оставалась в полку. Через определенное время прибывал новый состав для замены, убывшей группы. После 10 дней подготовки в зоне «Б», он, при помощи оставшихся специалистов, полностью входил в практическую работу. Через 2-4 месяца оставшаяся половина группы сменялась вновь прибывшей половиной группы. Последующие месяцы подтвердили правильность нашего предложения на практике.
До 1968 года штаб советских военных специалистов ПВО разработал отдельные рекомендации по применению вооружения и его содержанию в боевой готовности. Все они были переданы командованию ПВО и ВВС Вьетнама. К сожалению, очень часто эти рекомендации боевыми расчетами и штабами на практике не применялись, или их внедрение в практику очень долго затягивалось. Иногда бывало, что вьетнамские специалисты не знали, как применять данные им рекомендации. Такое положение выдачи и применения рекомендаций ни нас, ни вьетнамских товарищей не устраивало.
Конечно, мы понимали, что в период боевых действий очень трудно было организовать и провести результативное изучение причин неудач, нарушений некоторых технических положений, быстро осуществить разработку рекомендаций и оперативно выполнить их внедрение и использование, поэтому мы внесли изменения в порядок выдачи и внедрения наших рекомендаций.
Когда возникала необходимость, что-то новое, важное провести в практику, мы давали задание полковым группам и группе инженерно-ракетной службы изучить данный вопрос. На очередном ежемесячном сборе рассматривали содержание рекомендаций, принимали по ним конкретные решение и давали всем полковым группам указание проводить их в жизнь. Одновременно эти рекомендации передавались штабу ПВО и ВВС с информацией, что полковые группы специалистов начали внедрять эти рекомендации в жизнь путем обучения личного состава полка.
Взаимоотношения советских военных специалистов с командованием ПВО и ВВС, с командирами, личным составом полков были доброжелательными, однако были редкие нежелательные явления, вызванные разными, причинами. Так в начале 1968 года, в 236-м (первом, по времени формирования), зенитно-ракетном полку, в котором трем зенитно-ракетным дивизионам и техническому дивизиону было присвоено звание «Героический», командование полка, (а может быть это решение было одобрено штабом ПВО и ВВС ВНА) решило, что после трех лет непрерывного участия в боях, они смогут самостоятельно, без помощи советских военных специалистов содержать в боевом состоянии вооружение полка и успешно вести боевые действия.
После отказа от помощи советских специалистов, полк провел одну - две стрельбы удачно, а затем началась серия неудачных стрельб всеми четырьмя дивизионами. Командование полка отвергло неоднократные предложения полковой группы СВС провести работы в дивизионах по устранению неисправностей и настройке комплексов. Боевые расчеты дивизионов и специалисты полка пытались самостоятельно провести работу по настройке комплексов.
В результате проведения в полку такого «эксперимента» зенитно-ракетные комплексы оказались не боеспособными и проведенные каждым дивизионом две-три стрельбы оказались неудачными, а всего в полку их провели более десяти. После каждой неудачной стрельбы дивизиона, полковая группа предлагала провести его проверку и настройку. Эти предложения также отвергались.
Такое положение, когда у личного состава дивизионов терялась уверенность в боевых возможностях советского вооружения, мы допустить не могли и предложили штабу ПВО и ВВС ВНА немедленно проверить техническое состояние ракетных комплексов полка и провести их настройку силами СВС. Три дивизиона для работы взяли наши офицеры - специалисты инженерно-ракетной службы полковой группы, а четвертый дивизион - специалисты инженерной службы штаба группы СВС ПВО и ВВС.
На совещании в полку, проведенном Командующим ПВО и ВВС Ле Ван Чи, о результатах работы доложили старший группы инженерно-ракетной службы полковник Н.И. Румянцев и старший полковой группы полковник М.И. Крылов.
После проведенной проверки и настройки комплексов каждый дивизион первого зенитно-ракетного полка провел по стрельбе. Было сбито четыре американских самолета, Проверка и работа, проведенная в первом полку, показала, что советские и вьетнамские инженеры по многим вопросам по разному подходят к перечню показателей и допусков, определяющих состояние боевой способности комплекса. Поэтому мы срочно разработали перечень показателей возможных допусков, определяющих техническую боеготовность комплекса (радиолокационной части, электронной части ракеты и др.).
Разработанный документ вручили штабу ПВО и ВВС, и старшим полковых групп СВС для руководства при настройке комплексов и для обучения боевых расчетов дивизионов. Предусматривалось их обязательное участие в настройке комплексов вместе с советскими военными специалистами. После проведенной работы в первом полку, мы проверили работу группы специалистов в Военно-техническом училище, которое готовило сержантов для зенитно-ракетных войск. Училище расположено в джунглях в районе города Лонгшон, на границе с Китаем. Советская группа была укомплектована офицерами - преподавателями наших военных училищ, возглавлял группу полковник Н.К. Сухно.
В училище мы поверили организацию учебного процесса, внесли некоторые изменения в учебную программу с учетом опыта полученного в первом полку, устранили некоторые недостатки в организации учебы.
Вьетнамские товарищи ежедневно видели и на деле убеждались, что советские воины честно выполняют свой интернациональный долг, беззаветно и мужественно служат общему делу борьбы с агрессором, с большим чувством уважения относятся к вьетнамскому народу и его воинам. Советские офицеры, сержанты, солдаты каждый день подвергаясь опасности и находясь в тяжелых климатических условиях, мужественно и самоотверженно выполняли свои обязанности. Это офицеры штаба ПВО полковники: Н.В. Абрамов, Б.М. Антонов, Н.И. Румянцев, Д.Н. Чернышев, Л.В. Соломин, Г.В. Дрига, Р.А. Барковский, Е.И. Поливайко, Б.А. Воронов, подполковники: П.А. Шаршаткин, А.Н. Шумаков, И.А. Канавин, Б.А. Винокуров, И.Я. Макаренко, П.И. Самойленко, старшие групп в зенитно-ракетных полках: полковники М.И. Крылов, В.И. Лебедев, А.Н. Иванов, В.Н. Конкин, А.П. Смирнов, В.И. Журавлев, B.C. Тарасенко, В.П. Коктомов, А.И. Дмитриев, В.Г. Татаринов, Ю.К. Лабутин, И.И. Ермоленко и др.
Жили наши специалисты в полках в бунгало (жилище из бамбука) или в буддистских пагодах. В каждой группе была своя передвижная электростанция и киноустановка, поставленные из Советского Союза. Минимально необходимым группу СВС обеспечивало вьетнамское бюро обслуживания - питание, жилье, транспорт. За питание наши люди платили вьетнамскими деньгами - донгами.
Главными продуктами питания был рис, а также мясо буйвола или коровы «зебу», свиное сало, разные овощи, в том числе молодой бамбук как первое блюдо.
Жаркий климат - три четверти года - и очень влажный на протяжении всего года - тяжело переносился нами северянами.
Днем наше тело было покрыто сплошной «пленкой» пота, а ночью невыносимая духота. Малейшее невнимание к себе вызывало потницу. У нас даже была шуточная поговорка: «Мадам кхом ко (нет), потница - ко (есть), моральный дух высоко».
Во время пребывания в ДРВ приходилось много ездить по республике и бывать во многих ее районах, что связано с тем, что наши люди в зенитно-ракетных полках вели боевые действия на всей территории Северного Вьетнама. Встречи с нашими людьми на местах, с вьетнамскими командирами полков и дивизионов давали нам возможность безотлагательно решать многие вопросы и влиять на положение дел.
Организация поездок, особенно в 4-ю военную зону, представляла определенные сложности. Обычно путь туда занимал два дня или две ночи, приходилось брать с собой все: продукты, воду, горючее и даже дрова для приготовления пищи. Кроме того, большие расстояния поездок, множество переправ через речки, проезд по разбитым участкам дорог были очень утомительны. Не исключалась также вероятность попасть под ракетно-бомбовые удары американских самолетов.
С первых дней совместной работы с командующим ПВО и ВВС Вьетнама, старшим полковником Ле Ван Чи у нас установились хорошие деловые отношения и полное взаимопонимание. Многие вопросы мы решали при личных встречах - Ле Ван Чи хорошо говорил по-русски.
Деловые встречи проходили в заранее условленное время, обычно один - два раза в месяц, но очень часто, по инициативе одной из сторон, были дополнительные встречи. Проходили они на позициях или командных пунктах и всегда были результативными.
При встречах с Ле Ван Чи (особенно в первые месяцы совместной работы), было и такое: когда мы предлагали что-то новое вьетнамские товарищи говорили о прежних рекомендациях. Мы, в таких случаях, объясняли, что эти изменения вызваны применением американцами новых средств нападения, изменениями в тактике противника, или проведенными нашими промышленниками доработками, которые они только что закончили.
С товарищем Ле Ван Чи мы часто совершали совместные поездки в войска. На местах организовывали совместные проверки технического состояния вооружения и решали многие практические вопросы.
Мои встречи с заместителем начальника Генерального штаба ВНА старшим полковником Фунг Тхе Таем, курировавшим Войска ПВО и ВВС, были не частыми. На этих встречах, в основном, проходил обмен информацией.
Третьего сентября 1969 года скончался президент Демократической Республики Вьетнам Хо Ши Мин. Для участия в похоронах Хо Ши Мина 6 сентября в Ханой прибыла делегация Советского Союза во главе с Председателем Совета Министров СССР А.Н. Косыгиным.
Церемония торжественно-траурных похорон состоялась утром 9 сентября в Ханое, на площади Бадинь.
Перед отъездом из Ханоя А.Н. Косыгин и другие члены делегации вечером 9 сентября встретились с руководством посольства и командованием Группы СВС, которое было представлено генерал-майором А.И. Стучиловым, генерал-майором авиации Е.Н. Анциферовым и полковником А.М. Тромбачевым.
А.Н. Косыгин сказал, что послушает военных. Я представился, сказал, что возглавляю группу советских военных специалистов ПВО, и доложил по трем вопросам:
- задачи, выполняемые советскими военными специалистами;
- как показало себя здесь наше вооружение и эффективность его применения;
- наши взаимоотношения с вьетнамскими товарищами.
Во второй половине сентября 1969 года мы получили из Генерального штаба СССР распоряжения представить по средствам связи доклад по вопросам, указанным в полученном документе.
Одновременно было приказано прибыть в Москву, вместе с Чрезвычайным и Полномочным послом И.С. Щербаковым генералам Б.А. Стольникову, А.И. Стучилову, Е.Н. Анциферову.
В Москве, в Генеральном штабе, мы отчитались перед начальником Генерального штаба маршалом Советского Союза Н.В. Захаровым, перед Первым Заместителем Министра Обороны генералом армии С.А. Соколовым, генерал-полковником И.П. Дагаевым - начальником 10-го Главного управления, о положении и обстановке на ТВД и состоянии дел в Группе СВС во Вьетнаме.
14 октября 1969 года мы снова убыли из Москвы в Демократическую Республику Вьетнам.
В декабре 1969 года по случаю моего окончательного отъезда из Демократической республики Вьетнама был организован прием, на котором выступил заместитель Министра обороны Вьетнама генерал Чан Шам.
В своей речи генерал Чан Шам впервые сказал о роли партии и Правительства Советского Союза по оказанию помощи ДРВ в борьбе с американской агрессией. Раньше руководители Вьетнама говорили только о помощи советского народа.
Вот некоторые выдержки из сказанного Чан Шамом: «Позвольте мне от имени Министерства обороны Демократической Республики Вьетнам горячо поздравить и искренне поблагодарить генерала Стучилова за успешное выполнение задачи, порученной партией и правительством Советского Союза по оказанию помощи зенитно-ракетным войскам Вьетнамской Народной Армии в нашей борьбе против американских империалистов.
Во время командировки во Вьетнам Вы, товарищ Стучилов, делили с нами большие трудности, проявили стиль энергичной работы, прилагали все силы для руководства специалистами противовоздушной обороны, чтобы выполнить свою задачу. Вы постоянно делились с командованием ПВО и ВВС многими ценными мнениями по различным вопросам с целью непрерывного повышения их боеготовности и боеспособности, вносили свой вклад в развитие наших молодых зенитно-ракетных войск.
Пользуясь случаем, мы выражаем искреннюю признательность Партии, правительству и народу Советского Союза за непрерывное оказание огромной и эффективной помощи вьетнамскому народу по защите Северного Вьетнама в борьбе против американских агрессоров, за освобождение Южного Вьетнама и воссоединение страны».
Посол Советского Союза Илья Сергеевич Щербаков весь текст речи генерала Чан Шама (русский перевод) передал в адрес ЦК КПСС, Совет Министров СССР, Министерство иностранных дел, подчеркнув, что раньше руководители страны говорили только о советском народе, здесь же было впервые сказано о партии, правительстве и советском народе. А это говорило о многом.

г. Краснознаменск, 2003 г.

Группа СВС во Вьетнаме

Cтучилов Александр Иванович, генерал-майор.
Родился 18.09.1920 г. в Курганской области.
В Красной Армии с 1938 г. Участник финской и Великой Отечественной войны.
В 1941 г. командир роты, командир лыжного батальона под Ленинградом.
В 1942 г. командир стрелкового батальона, офицер штаба дивизии на Западном фронте.
В 1943 г. слушатель Военной академии им. Фрунзе.
В 1944 г. начальник штаба стрелкового полка на Ленинградском фронте.
С 1945 по 1946 гг. слушатель Военной академии им. Фрунзе.
С 1947 по 1957 гг. старший офицер Оперативного управления, заместитель начальника штаба дивизии, командир полка, начальник штаба механизированной дивизии Приморского ВО.
С 1958 по 1959 гг. слушатель ВАК Военной командной академии Войск ПВО им. Жукова.
С 1959 по 1962 гг. начальник оперативного отдела Закавказского корпуса ПВО.
С 1963 по 1967 гг. начальник штаба 20-го корпуса 4-й Отдельной армии ПВО.
С августа 1968 по декабрь 1969 гг. участвовал в боевых действиях во Вьетнаме - был старшим группы специалистов ПВО в Группе СВС.
С 1970 по 1976 гг. заместитель начальника, начальник штаба 4-й Отдельной армии ПВО.
Награжден орденами «Отечественной войны» 1 ст., «Красной Звезды», «Трудового Красного Знамени», «За службу Родине» III ст., вьетнамским орденом «Боевой Подвиг» II ст., медалью «Дружбы» и 20 медалями СССР.
Умер 19.10.2008 г.

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ]

Воспоминания и творчество. Оглавление.

Наверх




Новости | Об организации | Незабываемый Вьетнам | Поиск соратников | Старые фотографии | Воспоминания и творчество | Форум

Copyright © "Нят-Нам.ру", 2007.