Ветеран войны во Вьетнаме
Воспоминания и творчество
Война во Вьетнаме

Воспоминания и творчество. Оглавление.


[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ]

ОГНЯ СИЛЬНЕЕ

Очерк был опубликован в закрытой печати в 1974 году. Автор - подполковник Е. Чумаков.

Копии донесений об уничтоженных самолетах противника, списки личного состава Краснознаменного зенитного ракетного полка, где почти каждый солдат, сержант и офицер награжден либо орденом, либо медалью… Этим документам уже семь лет. Тщательно исполненные схемы боевых порядков. Черные зигзаги – это маневр противника. Вот линия споткнулась о красный кружок и оборвалась. Под схемой дата: 30 июля 1966 года. Офицер штаба округа полковник В.В. Федоров, словно впервые видит схему, долго рассматривает ее, бережно разглаживает завернувшийся уголок. А потом с минуту глядит неотрывно в окно. И видит он, мысленно перенесшись в прошлое, бывших своих подчиненных, мужественно сражавшихся с матерым врагом под знойным небом тропиков. Семь лет назад он, командир полка, по приказу Советского правительства прибыл в Южную страну (так переводится на русский язык Вьетнам), чтобы оказать интернациональную помощь братскому народу.
Давно это было, но помнится все до мельчайших подробностей. А начиналось все так.
Приказ, как в военную пору, поступил нежданно. Предстояло срочно сформировать на базе полка учебный центр и выехать в ДРВ, чтобы непосредственно на месте готовить к боям вьетнамских ракетчиков.
1 марта 1966 года полк отправился в Демократическую Республику Вьетнам. Перед трудной и опасной дорогой состоялся короткий митинг.
- Уверен, что вы с честью выполните свой интернациональный долг! – сказал командир полка перед строем солдат, сержантов и офицеров.

Во Вьетнаме

Учебный центр просуществовал четыре месяца. За этот напряженный период – учеба проводилась днем и ночью – из вьетнамских товарищей было подготовлено немало ракетчиков, способных вести бой самостоятельно.
- ДРВ – многонациональная страна, - рассказывает Владимир Васильевич Федоров. – Множество языков и наречий. Но и без переводчика мы понимали друг друга. И заражали друг друга невиданным упорством, решительностью.
Владимир Васильевич помолчал и снова заговорил:
- Памятного очень много. Особенно 1 Мая. Встали мы в едином строю, как бы символизируя нерасторжимую и вечную нашу дружбу, наше подлинное интернациональное братство. Встали на израненной земле и поклялись вместе, бок о бок держать рубежи, очищая вьетнамское небо от черных хищников, сражаться, не зная страха и усталости. Учебный центр полностью выполнил свою задачу. И снова дружная боевая семья получила право именоваться зенитным ракетным полком, право на бой с врагом. С первых же дней начались схватки с воздушным противником.
Третьему дивизиону «везло» на налеты. Он чаще других менял позицию, колесил по стране, где шла война, где горели города и села. Чаще, чем в других дивизионах, здесь бывал командир полка.
Однажды ракетчики уничтожили очередной самолет противника. Командир полка был на позиции и заглянул в кабину станции.
К удивлению своему, он увидел, что командир отделения операторов сержант Петр Голубка сидит со схемой. Заметив подполковника Федорова, он вытянулся в струнку.
- Продолжайте, - махнул рукой командир полка и полез в карман за платком. – Ну и духота… Никак не привыкну к этому пеклу, к этим тропикам. – Он присел и спросил: - А у вас что, неполадка какая-нибудь?
Неполадки не было. Тщательно настроенная аппаратура работала безотказно. Но сержант – и это взволновало до глубины души командира полка, - используя затишье, продолжал учебу.
- Тут, товарищ подполковник, надеяться не на кого, - объяснил сержант Голубка. - Операторы на меня надеются. Я их командир, а значит, в моих руках их жизнь. Поэтому нельзя мне ни в чем оплошать… Как раньше было? Что-то не клеится – бегу к технику, к инженеру станции. А тут не побежишь. Воевать надо. И воевать не как-нибудь.
«Вот она, наша замечательная молодежь», - с гордостью думал командир полка о верных своих питомцах. Он знал, каким неимоверно тяжелым был недавний бой и как отважно сражался дивизион, знал, что особо отличились операторы ручного сопровождения.
Выйдя из кабины, Федоров встретил майора Воробьева – командира дивизиона.
- А молодцы у тебя люди, Сергей Трофимович, - сказал он.
- Это верно, товарищ подполковник, народ обстрелянный.
- Вот что, Сергей Трофимович, сержанта Голубку надо представить к награде. Сегодня же.
- Есть, товарищ подполковник!

Водим «шрайка» за нос

«Шрайк» - старый знакомый. С ним ракетчики встретились еще в учебном центре. Пущенный с американского самолета, этот реактивный снаряд разорвался однажды в двадцати метрах от станции. И тогда уже поняли ракетчики, что «шрайк» - это опасное и коварное оружие в руках врага.
Солнце почти одинаково садится во Вьетнаме, что зимой, что летом – часов в шесть. Однажды вечером, как обычно, собрались подвести итоги дня. Сама боевая обстановка установила распорядок всей партийно-политической работы в полку. Начальник политотдела, заместители командиров дивизионов за день как бы впитывали в себя, бывая на переднем крае, боевой опыт, а вечером говорили об отличившихся, о новых героях, представленных к правительственным наградам.
Здесь же инструктировались партийные и комсомольские вожаки, агитаторы. Здесь обсуждалось и то новое из области тактики ведения борьбы с самолетами противника, что рождалось в горячих боевых буднях. Вот на одном таком совещании и зашла речь о «шрайках».
- Да их можно водить за нос, - поднялся с места офицер наведения старший лейтенант Вадим Щербаков. – Тут главное что? Засечь время, когда «шрайк» отделился от самолета. И если мы открыли огонь по противнику, оценить, успеет ли ракета накрыть цель. А потом поднять луч станции и отвернуть в сторону. И «шрайк» будет пахать джунгли.
- А это дельная мысль! – оживился командир полка. – Как думаешь, Валентин Васильевич?
Начальник политотдела наклонился к командиру полка и, не отрывая глаз от Щербакова, заговорил:
- Приходит боевой опыт, Владимир Васильевич. На хитрость – хитростью, на дерзость – дерзостью. Помнишь, как у Твардовского: «Враг лютует – ты лютуй».
А утром теория была закреплена практикой. К зоне, маневрируя по курсу, шла цель. Командир дивизиона отдал приказ на открытие огня. И тут оператор ручного сопровождения ефрейтор Мельничук крикнул:
- « Шра-айк»!
«Поздно открыли мы огонь, - подумал майор Воробьев, - придется бросать ракету и уходить от «шрайка».
А «шрайк» стремительно приближался к станции. Офицер наведения старший лейтенант Щербаков, подавив волнение, хладнокровно смотрел на экран. Он жалел об одном: пущенная дивизионом ракета уже не поразит цель.
- Но зато спасем комплекс, людей, - словно подхватив его мысль, проговорил Воробьев и тут же скомандовал: - Поднять антенну, отвернуть в сторону.
«Шрайк» ткнулся носом в песок вдалеке от станции. Содрогнулась земля. И тут же сидевшие в кабине услышали восторженные голоса ликовавших стартовиков.
Оказалось, наша ракета продолжала идти прежним курсом с набором высоты. Двигатель ее еще работал. И тут появилась тройка вражеских самолетов.
Один из пиратов заметил ракету на экране бортового локатора и … нервы не выдержали. Он нажал на кнопку катапультирования. А неуправляемый самолет рухнул и взорвался вблизи технического дивизиона.
- Вот ведь как бывает! – удивляется майор Воробьев. – Все-таки «сработала» ракета. Попала в цель! Такое может случиться только на войне.

Мужают солдаты

Бои продолжались. Перед наступлением ливневых дождей противник усилил атаки, стремясь любой ценой вывести из строя все коммуникации и тем самым сковать средства противовоздушной обороны, лишить их возможности быстрого маневрирования.
Третьи сутки полк без сна и отдыха. Третьи сутки тягачи бороздят гусеницами разбитые дороги, превозмогая усталость, солдаты копают окопы, развертывают комплексы, сбивают меткими залпами сработанные за океаном самолеты.
Вьетнамские бойцы не выдерживают напряжения. Многие, как скошенные, валятся хоть немного передохнуть. Но, видя, с каким упорством, с каким ожесточением действуют русские, выполняя боевой приказ, снова берутся за дело. И долбят лопатами каменистый грунт, встают к ракетам, чтобы мстить ненавистному врагу за опаленную землю.
«Русские братья помогают нам не только огнем своих ракет, - не раз говорил полковнику Федорову Нунг, офицер вьетнамской армии. – Бесстрашием, мужеством и огромной силой воли они воодушевляют наших бойцов, рождают в их сердцах наступательный порыв».
…Вечером, когда отполыхало жаркое солнце, в штабе зазвонил телефон. Полковник Федоров снял трубку.
- Противник нанес удар, - сообщил командир третьего дивизиона. Владимир Васильевич нахмурился. Его воспаленные от бессонницы глаза сузились.
В трубке что-то затрещало, и это усилило тревогу командира полка.
- Повторите!
- Противник нанес удар. Сбросил две контейнерные бомбы, несколько фугасок, обстрелял реактивными снарядами.
Полковник, сдерживая волнение, спросил:
- Как люди? Что с техникой?
- Жертв нет. Техника работает нормально.
Словно гора с плеч свалилась. Федоров растолкал Нежельского, которому буквально пять минут назад приказал выспаться.
- Вставай, Валентин Васильевич. Едем в третий…
Вокруг все перепахано. Зияют воронки.
- Промазали, - кивнул головой майор Воробьев. – Ни одна бомба на позицию не попала.
- Вижу, что промазали. – Федоров посмотрел на командира дивизиона. – А почему? Как ты думаешь, Сергей Трофимович? Разучились попадать?..
- Да нет. Воевать они умеют. Сильный противник. Наглый… - Воробьев задумался, потом рубанул ребром ладони воздух. – Я так полагаю, товарищ полковник, нервишки у него того… пошаливают. – Он повернулся к стоявшему неподалеку офицеру наведения: - Так я говорю, Щербаков?
- Верно, товарищ майор. Противник бомбит теперь с оглядкой: как бы самого его ракетой не долбанули.
Полковник улыбнулся:
- Вот-вот. И я это подметил. Не тот уже у врага гонор. Бояться нас стали стервятники. И это здорово! Значит, мы сильнее огня. – Владимир Васильевич подошел с старшему оператору кабины «П» сержанту Федору Ганже: - Где вы находились во время налета?
- В кабине, товарищ полковник. Готовил аппаратуру.
- Но ведь опасно?
- Я об этом не думал. Да и никто не думал об опасности. Главное было – успеть открыть ответный огонь.
Начальник политотдела подполковник Нежельский молча смотрел на ракетчиков и радовался, что у них высокий боевой настрой, что люди глубоко сознают, какой огромной важности задачу поручили им партия и Советское правительство, и они, не щадя сил своих, помогают братскому вьетнамскому народу в справедливой борьбе.

Где должен быть замполит?

Это вопрос не раз задавал себе начальник политотдела. В самом деле, у командира дивизиона есть определенное место за экраном, у стартовика – возле пусковой установки.
А где должен находиться замполит дивизиона во время боя?
Снова от дивизиона к дивизиону мчались на газике офицеры Федоров и Нежельский. Ставили задачи, руководили боевой работой, определяли маневры. Находили время, чтобы подбодрить людей в трудную минуту, рассказать о последних событиях, поведать о новом опыте, поддержать боевой настрой. Это было для них главным в дни суровых испытаний.
В одну из таких поездок с водителем что-то стряслось. Видимо, с ним случился солнечный удар. В небе гремели разрывы зениток. Шел бой. Надо было торопиться, чтобы успеть в дивизион дотемна. Нежельский уложил водителя на заднее сиденье, сел за руль.
- И ты стал настоящим солдатом, Валентин Васильевич, - сказал с улыбкой, глядя на своего заместителя командир полка. – Так, где же, по-твоему, должен все-таки находиться замполит дивизиона? – словно сейчас вспомнив о некогда внезапно прерванном разговоре, спросил он.
- В стартовой батарее. В этом меня убедил окончательно опыт майора Евдокимова. Когда идет бой, он со стартовиками – от заряжания установок до ухода расчетов в укрытие. Пример и партийное слово – вот ключ к поддержанию дисциплины и, если хотите, фронтового порядка.
…Солнце, казалось, подожгло джунгли. Небо на западе было ярко озарено. Дивизион, отбив налет, жил тревожным ожиданием. И вдруг сначала тихо-тихо, потом все сильнее и как-то необычно трогательно зазвучала песня. Кто-то играл на аккордеоне и с большим чувством пел:

Он рвется в облака,
Торопит вожака,
Но говорит ему вожак сурово:
«Хоть та земля теплей,
А Родина милей,
Милей, - запомни, журавленок,
Это слово…»

Федоров и Нежельский незаметно приблизились к рассевшимся в кружок солдатам и увидели аккордеониста. Это был замполит дивизиона майор Евдокимов.
Солдаты тосковали по родной земле, но твердо сознавали – долг превыше всего.

Семь лет спустя

Полковник Федоров перелистывает списки личного состава, копии боевых донесений. И лицо его озаряется.
- Можно мемуары писать, - говорит он. – Я забыл вам сказать. У меня ведь дневник есть. Вел его регулярно. Недавно дома перебираю бумаги, смотрю – тетрадь. Можете себе представить, с каким трепетным волнением перечитывал я свои беглые записи!
Время неумолимо летит. Время стирает в памяти многие события. Но этого не забыть. Опыт ведения борьбы с современными средствами воздушного нападения, обретенный на земле братского вьетнамского народа, ныне стал прочной базой для обучения и воспитания зорких часовых неба Родины.
Питомцы сражавшегося во Вьетнаме полка продолжают службу в Войсках противовоздушной обороны страны. Они учат искусству боя молодых ракетчиков. Кавалер ордена Красного Знамени Алексей Сергеевич Саморуков, чей дивизион открыл боевой счет 30 июня 1966 года, командует сейчас этим же Краснознаменным зенитным ракетным полком. Подполковник С. Воробьев стал заместителем командира другого полка.
Учат метко бить врага бывшие техники кабины «П», ныне командир отличного дивизиона майор Комаринский, майор Бакулин, имя которого занесено в Книгу почета ЦК ВЛКСМ, - словом, все, кто прошел через огонь, кто был сильнее его.

Полковник Федоров Владимир Васильевич

Федоров Владимир Васильевич

Ветеран ВОВ, Ветеран Вооруженных сил СССР. Родился 4 января 1923 года в деревне Карлушково Куньинского района Псковской области. В 1941 году закончил куньинскую среднюю школу и был призван в армию.
После окончания ускоренных артиллерийских курсов был отправлен на фронт и назначен командиром орудия. Воевал под Сталинградом, на Курской дуге. Войну закончил в 1945 году в звании капитана. После войны закончил Полтавское Краснознаменное зенитно-артиллерийское училище и продолжил службу на различных должностях в Московском Округе ПВО.
В 1961 году с должности начальника штаба – помощника командира Гвардейского Кировско-Путиловского зенитно-ракетного полка был переведен в г. Брянск на должность командира 260-го зенитно-ракетного полка МО ПВО.
В марте 1966 г. этот полк под командованием полковника Федорова В.В. в полном составе был направлен во Вьетнам для выполнения специального правительственного задания. За год нахождения во Вьетнаме полк подготовил и ввел в строй 274-й ЗРП Вьетнама, выполнив при этом 43 боевые стрельбы и сбив 25 американских самолетов.
За успешное выполнение интернациональных задач многие из офицеров и солдат полка были удостоены высоких правительственных наград, а полк награжден орденом Красного Знамени.
В 1967 г. по возвращении из командировки Федоров В.В. был переведен для дальнейшего прохождения службы в г. Москву в Управление боевой подготовки МО ПВО.
Закончил службу в 1983 году.
Награжден двумя орденами Отечественной Войны (1943 и 1985 гг.), орденами Красного Знамени (1967 г.), «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III ст. (1975 г.) и 15 медалями, в том числе «За оборону Сталинграда» (1942 г.), «За боевые заслуги» (1943 г.), «За победу над Германией» (1946 г.), «За безупречную службу» (1962 г.), вьетнамской медалью Дружбы.
Умер 23 октября 1996 г. Похоронен в Москве.

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ]

Воспоминания и творчество. Оглавление.

Наверх




Новости | Об организации | Незабываемый Вьетнам | Поиск соратников | Старые фотографии | Воспоминания и творчество | Форум

Copyright © "Нят-Нам.ру", 2007.