Ветеран войны во Вьетнаме
Воспоминания и творчество
Вьетнамская война

Воспоминания и творчество. Оглавление.


[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ]

ПОБЕДЫ ДАВАЛИСЬ НЕЛЕГКО

Заика Анатолий Борисович

Заика Анатолий Борисович

Полковник А.Б. Заика был талантливым, мужественным человеком и умелым командиром. Те кто служил с ним в разные годы помнят его мудрый, с лукавинкой, взгляд и доброжелательность. Весной 2001 г. Анатолий Борисович готовился к поездке во Вьетнам в составе делегации советских ветеранов вьетнамской войны, но коварная болезнь и неожиданная смерть помешали этому...

24 июля 1965 г., выполняя боевую задачу по защите столицы Демократической Республики Вьетнам г. Ханоя, зенитно-ракетные дивизионы под командованием офицеров Московского округа ПВО майоров Ф.П. Ильиных и Б.И. Можаева сбили 3 американских самолета. О том, какое впечатление произвели на американцев эти первые два боя, можно судить даже по тому, что на две-три недели боевые налеты авиации на Северный Вьетнам прекратились полностью. Американцы поняли, что у ДРВ появились новые средства борьбы с авиацией и приступили к тщательной воздушной разведке, используя в первую очередь беспилотные самолеты-разведчики, и к выработке новых приемов и тактики применения своей авиации.
Небольшая предыстория. Подготовка вьетнамских военных специалистов велась в двух учебных центрах. 1-й Учебный центр был сформирован из офицеров и солдат Московского округа ПВО, 2-й - где работал я, - из офицеров и солдат Бакинского округа ПВО.
Мы прибыли во Вьетнам 30 апреля 1965 года. Нас встретили заместитель командующего ПВО и ВВС Вьетнама генерал До Ди Киен, ставший впоследствии постоянным куратором создаваемых зенитно-ракетных формирований, командир будущего 238-го вьетнамского зенитно-ракетного полка майор Хой, его заместители, а также старший группы советских военных специалистов по зенитно-ракетным войскам полковник А.М. Дзыза.
Руководили формированием полка с нашей стороны: полковник (с октября генерал) Николай Васильевич Баженов - старший группы советских военных специалистов Учебного центра, майор Анатолий Борисович Заика - главный инженер группы, полковник Иван Иванович Смирнов – заместитель старшего группы по политической части. С вьетнамской стороны полк возглавил полковник Хой - участник, наверное, всех войн, которые в ХХ веке вел вьетнамский народ за свое освобождение. Майор Хой был высокообразованный, выдержанный, практичный человек, который постоянно совершенствовал свои знания. Он умел наладить нормальные рабочие отношения с советскими специалистами, а так как мы стремились к тому же, то это происходило довольно быстро. Это первая и, может быть, одна из главных составляющих успешной работы многонационального коллектива.
Главным инженером с вьетнамской стороны был Нгок - высококвалифицированный специалист, окончивший один из политехнических вузов Москвы, владеющий русским языком, что в целом помогало ему довольно быстро осваивать зенитно-ракетный комплекс. Остальной офицерский состав полка был достаточно грамотным, многие владели русским языком, так как ранее обучались в Советском Союзе, часть из них имела опыт ведения боевых действий в период войны Сопротивления против французов.
Большую организаторскую работу проводило командование Вьетнамской Народной армии. Вновь созданные формирования находились под постоянным контролем командующего ПВО и ВВС Ле Ван Чи. Куратором зенитно-ракетных войск был заместитель командующего ПВО и ВВС Вьетнама До Ди Киен. Он очень доброжелательно относился к советским специалистам, всегда вникал в наши нужды не только военные, но и бытовые.
Подготовка вьетнамских специалистов началась с первого часа совместной работы. Разгрузка техники, совершение марша, развертывание комплекса... Труд плечом к плечу закладывал основы взаимопонимания. Вьетнамцы убеждались, что мы такие же дети трудового народа, как и они, а это было очень важно в той политической обстановке, которая сложилась к тому времени между нашими странами. Мы старались, чтобы наши ученики и будущие товарищи по оружию поняли: приехали мы сюда не просто в качестве военных специалистов - преподавателей, как официально именовался наш статус, мы - солдаты-воины, которые в случае необходимости будут не только требовать выполнения боевого устава и наставлений, но и действовать. Кроме того, мы приняли за правило всегда говорить правду, какой бы горькой она ни была. И еще одно - в нашей работе постоянно присутствовала личная ответственность за порученное дело, незримая, внутренняя гордость за свою страну. Все эти моменты легли в основу наших отношений с вьетнамскими товарищами. И, надо сказать, наши действия они поняли и оценили правильно. Сказывался, конечно, опыт начальника Учебного центра генерала Н.В. Баженова - участника Великой Отечественной войны и замполита полковника И.И. Смирнова.
20 июня наш центр посетил Чрезвычайный и Полномочный Посол Советского Союза в Демократической Республике Вьетнам И.С. Щербаков. Выступая перед личным составом, он сказал: «Ваша боевая работа на позициях, количество сбитых самолетов, конкретные деловые отношения с вьетнамскими воинами будут краеугольным камнем улучшения политических, дипломатических, дружественных отношений с Демократической Республикой Вьетнам». И мы запомнили это, тем более что в то время отношения с Вьетнамом были непростыми - были элементы настороженности, недоверия - и надо было умелой работой, тактичным и открытым поведением переломить обстановку.
Три месяца пролетели как одна неделя. Многому уже научились вьетнамские товарищи. Завязались добрые отношения. В минуты отдыха мы соревновались на волейбольных площадках, играли в настольный теннис... Но воздушная обстановка менялась не в лучшую сторону. Последовал приказ приступить к формированию огневых дивизионов и выйти на боевые позиции.
Практически к тому времени ни дивизионы, ни полк силами одних только вьетнамских специалистов не способны были выполнять боевую задачу. Руководством Группы СВС было принято решение - сформировать из числа советских специалистов в каждом дивизионе сокращенные боевые расчеты численностью 35-40 человек.
Недостающие специалисты были срочно вызваны из СССР, в самые сжатые сроки прибыла техника. На формирование и вооружение полка ушло меньше месяца. Подготовили к бою зенитно-ракетные комплексы, ракеты, провели слаживание боевых расчетов.
Советские военные специалисты хорошо понимали, что впереди настоящие бои с очень сильным противником и работали с полной отдачей. Так же трудились и вьетнамцы.
Первый бой 238-й зенитно-ракетный полк Вьетнамской Народной армии провел 20 сентября 1965 г. В этот день 83-й дивизион под командованием майора Г.С. Рыжих (офицер наведения лейтенант А.Н. Опарко) провел три боя, в которых сбил 3 самолета.
1 октября дивизион подполковника Борисова провел два боя - сбил 2 самолета.
5 октября дивизион майора А.Г. Терещенко уничтожил 4 самолета. 17 октября 82-й дивизион подполковника И.А. Лякишева уничтожил 2 самолета противника.
Этот бой был драматичным и тяжелым. Первоначально дивизион под-вергся удару американской авиации. Комплекс получил значительные повреждения. Казалось бы, дивизион выведен из строя надолго. Вторая группа самолетов противника нацелилась совершить второй завершающий, разгромный удар. Но личный состав не дрогнул - восстановил боеготовность комплекса и встретил вторую волну налета огнем. Уничтожили два палубных штурмовика. Ура! Самая трудная победа - первая, но такая во сто крат дороже легкой. В этом бою мы понесли первые потери - был смертельно ранен рядовой В.Е. Смирнов. Общий итог полка по первым боям составил 10 сбитых самолетов. Для учеников это был впечатляющий результат, но и учителя, чего греха таить, были довольны. Словом, первое испытание боем все огневые дивизионы прошли успешно - не подвела техника, не дрогнули сами. В этих боях заслуживали самой высокой похвалы наши ученики - вьетнамские товарищи - за их самоотверженность, смелость и огромное трудолюбие в освоении зенитно-ракетной техники. В дальнейшем достаточно большое применение получила тактика засад. В засады выходили как смешанные группировки, так и одиночные ЗРК. Засады устраивались вблизи объектов, которые чаще всего подвергались атакам американской авиации или на возможных маршрутах полета авиации противника. Иногда это были засады-ловушки.
Смысл их заключался в следующем: очень скрытно создавалась достаточно мощная зенитно-артиллерийская группировка. К ней присоединялся ЗРК, который при появлении целей открывал огонь и после завершения боя мгновенно покидал позицию, которая маскировалась под действующую. Группировка замирала в ожидании и, чаще всего, ожидание было ненапрасным.
Главной целью американской авиации, обнаружившей ЗРК, было его уничтожение, и она использовала для этого все возможные способы. Но и зенитчики не дремали. Расплата была жестокой - на атакующие, на малой высоте самолеты обрушивался шквал орудийного огня. Сбивали два, три самолета, иногда и больше. Зенитчики гордились боем в случае его успеха. Он наносил не только ощутимый материальный урон американской авиации, но и сильный морально-психологический удар. Такие удары летчики запоминали надолго.
Тактика засад давала свои положительные результаты. Она запутывала разведывательные данные американской воздушной разведки, давала возможность наносить неожиданные эффективные удары по воздушной группировке, держать ее в постоянной напряженности, заставляла тратить значительное количество сил, средств на разведку и обеспечение выполнения воздушной операции, т. е. практически увеличила сопротивляемость и эффективность ПВО ДРВ.
Бои продолжались. После первых, сравнительно легко доставшихся побед, начались бои с переменным успехом. Противник был вынужден менять свою тактику. Американцы разработали кинжальные удары по дивизионам, успешно стали применять атаки на малых высотах, на самолетах появились устройства по предупреждению о входе в зону излучения ЗРК и старте ракет, ставились активные помехи, отрабатывались противоракетные маневры. Стали применяться самонаводящиеся ракеты «Шрайк». Началась борьба умов от солдата-оператора РС, офицера наведения, стреляющего - командира дивизиона, до центральных конструкторских бюро - разработчиков техники.
В этих условиях решающим становились:
1. Опыт и мастерство стреляющего, его выдержка и смелость.
2. Мастерство офицера наведения, его выдержка и слаженность всего расчета операторов РС.
3. Мастерство и слаженность расчетов радиотехнической и стартовой батарей.
Это основные составляющие боевого мастерства и опыта. Мне хотелось бы на нескольких примерах показать особенности действий ЗРК и мастерство некоторых стрелявших.
Для обороны железнодорожного моста через реку Красная в районе г. Хойзунг была создана довольно сильная зенитно-артиллерийская группировка, в составе которой действовал и наш зенитно-ракетный дивизион. Дела с боевой работой в дивизионе не ладились. Это вызывало беспокойство вьетнамского командования, обеспокоило и нас. При проверке выяснилось, что необходимо срочно заменить стреляющего: знающий, хорошо подготовленный офицер в боевой обстановке становился нервозен, что передавалось всему расчету и не способствовало уверенной работе.
Выбора практически не было – все только набирались опыта. Выбор остановился на капитане Юрии Петровиче Богданове. Он сам сумел полностью сосредоточиться только на боевой работе и заставил весь боевой расчет работать собрано, с полной отдачей сил.
За три дня дивизион сбил 5 самолетов. Вот вам пример того, что значит хороший стреляющий. Для дивизиона это все! В дальнейшем количество побед этого дивизиона возросло. Дивизион вошел в нормальную колею боевой работы. За эти бои капитан Богданов представлен к высокой награде, но был награжден вторым орденом «Красной звезды». Скупились наши начальники на награды. Но не в этом суть. Позже, по возвращении в Союз, Ю.П. Богданов командовал бригадой, корпусом, окончил Академию Генерального штаба, работал в Генеральном штабе.
Приведу еще один пример: нас основательно донимали удары по дивизионам с малых высот. Северный Вьетнам – это, географически, в достаточной степени гористый район, плюс долины рек, поэтому возможностей для скрытого подхода авиации к боевой позиции - хоть отбавляй.
Майор А. Г. Терещенко с наиболее опасного южного направления на горке посадил солдата с телефоном. Наказ один: «Не прозевай налета с этой стороны! Заметишь – звони! Трубку привяжи к уху».
«Привязать трубку к уху» касалось и другого солдата, который сидел в кабине «У» рядом с командиром.
В момент, когда дивизион готовился открыть огонь по цели, приближающейся с севера, последовал доклад наблюдателя: «Цель рядом, идет на дивизион с юга!» Последовал мгновенный разворот антенн, поиск, захват цели, пуск. Цель была уничтожена. Снова резкий переброс антенн и хватило времени обстрелять цель идущую с севера. Конечно, этот случай имеет оттенок курьеза, но пользу принес, хоть и в единичном случае. Я его привел потому, что в бою все способы хороши, которые приносят победу.
С каждым боем наращивали опыт мы, набирались знаний ученики. Вьетнамцы буквально рвались к самостоятельному ведению боя. И таким боем, я бы сказал, экзаменом на самостоятельную боевую работу, можно назвать операцию, проведенную ими в горах Северного Вьетнама, в результате которой был сбит самолет-корректировщик. Он прилетал из Таиланда и осуществлял управление налетами американской авиации, ставил мощные активные помехи и вел серьезную радиолокационную разведку. Досаждал всем нам здорово. Командование ПВО и ВВС Вьетнама поручило 238-му зенитно-ракетному полку сбить этот самолет.
Первоначально эта задача казалась чистой воды авантюрой. Но решимость, настойчивость, трезвый расчет и вера в свои силы победили. Нашли в горах небольшое плато, на котором, правда, с большим трудом разместили зенитно-ракетный комплекс: кабины радиотехнической батареи поставили вплотную под развесистым деревом, а пусковые с ракетами установили под деревьями на самых минимальных расстояниях. Как в горы по бездорожью протащили технику - уму непостижимо. Замаскировались, затаились в засаде и ждали. Долго ждали. Но дождались и сбили этот самолет. Победа была блестящая!
Целый день американская авиация утюжила горы в поисках дивизиона, но безуспешно.
В конце октября 1965 г. командованием ПВО и ВВС ВНА и руководством Группы СВС было принято решение снять часть советских военных специалистов с 238-го ЗРП, а для оказания помощи в ведении боевых действий и завершения обучения оставить в радиотехнических батареях дивизионов сокращенный боевой расчет в составе; стреляющего - командира - начальника группы советских специалистов при командире дивизиона ВНА, техников всех систем и два-три оператора РС. Общая численность на дивизион была определена в пределах 11-13 человек плюс специалисты технического дивизиона и полка. Всего при полку должна была действовать группа СВС численностью до 50-60 человек.
Начальником этой группы был назначен я. Все кто не вошел в ее состав, переехали в Кимлиен и с нетерпением ждали спецрейса на Родину. А работа с полком продолжалась в том же темпе и с теми же задачами. На наших глазах вырастали специалисты-ракетчики Вьетнамской Народной Армии. По мере роста их мастерства сокращалось число наших людей в дивизионах полка. Сели за штурвалы вьетнамские операторы РС, затем офицеры наведения.
Это был завершающий этап нашей работы в полку, который закончился в апреле 1966 года. Последними с боевых позиций дивизионов уходили советские офицеры наведения и стреляющие. При полку оставалась группа СВС в составе около 10-ти человек для оказания помощи в ремонте, эксплуатации комплексов и для многого другого, подчас непредвиденного в боевой обстановке.
В последующем 238-й вьетнамский зенитно-ракетный полк вел боевые действия практически самостоятельно и, насколько мне известно, за всю войну сбил около 360 самолетов, в т.ч. первым сбил стратегический бомбардировщик В-52. Но он был не один. Итоговые цифры давно минувшей войны гласят, что зенитно-ракетными войсками ВНА было сбито 1293 боевой самолет американской авиации в т.ч. 54 В-52. Было чем гордиться Вьетнаму, было чем гордиться нам – советским воинам.
Не могу не сказать о личном вкладе в общий успех некоторых наших специалистов – командиров дивизионов - стреляющих.
Анализируя боевую работу стреляющих огневых дивизионов полка можно с удовлетворением отметить, что все они и их боевые расчеты действовали вполне успешно:
- майор А. Г. Терещенко провел 11 боев и сбил 10 самолетов;
- майор Г.С. Рыжих - 9 боев - 8 самолетов;
- инженер-капитан Ю.П. Богданов - 10 боев - 8 самолетов;
- подполковник Борисов – 7 боев – 5 самолетов;
- подполковник И.А. Лякишев – 8 боев – 5 самолетов;
- инженер-капитан Ю.К. Петров – 8 боев – 5 самолетов;
- ст. лейтенант В.С. Тихомиров - 6 боев - 5 самолетов;
- инженер-капитан А.А. Пименов - 2 боя – 2 самолета противника.
Общие результаты боевых действий в период с 20 сентября 1965 года (первый бой советских военных специалистов в составе 238 ЗРП) по 17 апреля 1966-го (последний бой под руководством советских военных специалистов) выглядят следующим образом: в 61 бою сбито 48 американских самолетов, израсходована 71 ракета.
Фактически на каждый сбитый самолет было израсходовано по полторы ракеты. Это очень высокий результат.
Офицеры наведения капитан В.А. Юрьев, ст. лейтенант И.Н. Прусов, лейтенант А.Н. Опарко сбили по 5 и более самолетов каждый. Выше всяких похвал работали стартовики под командованием капитана Н.А. Гелеверы, ст. лейтенанта Ю.А. Демченко, лейтенанта Ю.Н. Захмылова. Самоотверженно трудился лейтенант В.Л. Булгаков, поддерживая боевую готовность СРЦ (станции разведки и целеуказания) не только нашего полка, но и других. Это был тяжелый, бессонный труд, заслужено отмеченный орденом «Красного Знамени» и медалью «За отвагу».
Как можно забыть всегда скромных, незаметных и незаменимых операторов СРЦ сержанта А.А. Моденова, рядовых В.В. Зобнина, В.А. Лейченко, В.Н. Руденко, которые давали воздушную обстановку с минимальным количеством ошибок.
Свой достойный вклад в общие успехи внесли специалисты технического дивизиона подполковник Н.И. Иванов - командир, капитан А.Е. Волков, капитан В.А. Секретарюк, капитан В.А. Ильин. Как худо было бы многим из нас без доброжелательных, но настойчивых советов и требований нашего врача Савелия Игнатовича Маркова. Много добрых слов заслуживают командир 238-го ЗРП ВНА Хой, его комиссар Бик, начальник штаба Шон, главный инженер Нгок и все солдаты, и командиры этого полка.
Я хотел бы предостеречь читателей от мысли, что в целом победы давались легко. Нет, и еще раз нет. Американские летчики не были «мальчиками для битья». Это были опытные, храбрые, целеустремленные воины, отлично владеющие передовой по тому времени техникой и мощным вооружением. Встреча с ними в бою требовала полной самоотдачи, и конечный результат был в нашу пользу.

г. Балашиха, 17 августа 2000 г.

Заика Анатолий Борисович, полковник. Родился 06.07.1928 г. в г. Волчанске на Украине.
Окончил Сумское Краснознаменное артиллерийское училище.
В 1958 г. окончил Харьковскую артиллерийскую радиотехническую академию им. Говорова. Служил в Бакинском, затем Московском округах ПВО на различных должностях.
С мая 1965 по май 1966 гг. участвовал в боевых действиях во Вьетнаме в должности Главного инженера 2-го Учебного центра, затем был старшим полковой группы советских военных специалистов 238 ЗРП ВНА.
Закончил службу в 1980 г. в должности начальника ремонтно-восстановительной базы Войск ПВО страны.
Награжден орденами «Красного Знамени», «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III ст. и многими медалями, в т.ч. вьетнамской медалью «Дружбы».
Умер 02.06.2001 г. в г. Балашихе.

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ] [ 44 ] [ 45 ] [ 46 ] [ 47 ]

Воспоминания и творчество. Оглавление.

Наверх




Новости | Об организации | Незабываемый Вьетнам | Поиск соратников | Старые фотографии | Воспоминания и творчество | Форум

Copyright © "Нят-Нам.ру", 2007.