Ветеран войны во Вьетнаме
Незабываемый Вьетнам
40-летие

Незабываемый Вьетнам. Оглавление.


[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ]

40-летие "Ханойского Дьенбьенфу в воздухе"

ДВЕНАДЦАТЬ ДНЕЙ ПРОТИВОСТОЯНИЯ

40 лет назад, в декабре 1972 года, Север и Юг Вьетнама общими усилиями отстояли независимость и убедительной победой поставили точку в долгой и кровопролитной борьбе против несправедливой агрессии империализма.

Военные действия, развязанные США во Вьетнаме, были самым крупным вооруженным конфликтом после Второй мировой войны. С ужасом и содроганием вспоминают декабрьские дни 1972-го выполнявшие интернациональный долг во Вьетнаме участники тех событий.

Воспоминаниями о тех нелегких днях поделился полковник запаса Владимир Михайлович Лагутин.

Лагутин Владимир Михайлович
Лагутин Владимир Михайлович

«Во Вьетнам нас командировали как… специалистов по выращиванию и переработке сахарного тростника — в количестве четырнадцати военных преподавателей. Было нам тогда в среднем лет по тридцать пять — возраст, когда вся жизнь еще впереди. Документов, имеющих хоть какой-то намек на нашу принадлежность к Вооруженным Силам, — никаких.

Чтобы окончательно «запутать разведку противника», мы были одеты «в гражданку» — теплые свитера, ботинки, утепленные брюки.

С чемоданами, рюкзаками и предательским холодком внутри, усаживаясь в уютные кресла лайнера в московском аэропорту, мы наивно подсчитывали время приземления в столице Вьетнама. Не тут-то было!

Позднее, отмечая наш маршрут на карте, мы сами удивлялись, какими кругами, а точнее — зигзагами, доставили нас к месту назначения. Москва — Ташкент — Бомбей — Калькутта — Рангун — аэропорт в столице Бирмы — Вьентьян (Лаос) — Ханой.

Интереснейшая встреча произошла в рейсовом самолете из Рангуна во Вьентьян: мы увидели — случилось же такое! — летящих вместе с нами потенциальных противников — военных летчиков США… Крепкие молодые парни, разговаривая на своем языке, с нескрываемым пренебрежением косились на коротко стриженную «по образцу прически номер раз» группу «специалистов», укомплектованных армейскими флягами, плащ-накидками и одетых в одинаковую «гражданку». Из американского сленга мы не поняли ни слова и вот здесь пожалели, что не всегда добросовестно изучали английский в школах и военных училищах. Расстались «душевно». Уже в Лаосе, перед их отправкой в Сайгон, летчики на ломаном русском многозначительно пообещали увидеться с нами во Вьетнаме…

С вьетнамцами мы впервые встретились в Ханое. Улыбчивый, приветливый и добродушный народ. И с каким стержнем внутри! Впоследствии этому мы удивлялись еще не раз, когда видели их в работе, в учебе, на войне. Нас, военных специалистов из Союза, они тепло называли «ленсо».

Как в первые, так и в последующие месяцы нашего пребывания во Вьетнаме дел было невпроворот! С конца октября до середины ноября 1972 года мы жили в Ханое на территории советского посольства и ломали головы: как при полном отсутствии технической литературы (с грифом «Секретно» таковую за рубеж не отправишь) подготовить учебно-методические материалы для проведения занятий по устройству сложных зенитных ракетных комплексов (ЗРК)? Каждый из нас взял на себя одну или две дисциплины и разработал темы занятий по своему направлению. Дело пошло, мне пришлось покорпеть над непростой темой по системе определения координат цели и ракеты, выуживая информацию не из учебников, а чуть ли не из спинного мозга, вспоминая свое обучение в стенах военного училища и опираясь на опыт, приобретенный во времена службы на государственном полигоне. Со страхом «пройдет — не пройдет» мы ожидали результатов анализа разработанной нами программы подготовки боевых расчетов, которую представили на утверждение командованию ПВО и ВВС Вьетнамской народной армии. Еще строже был старший группы советских военных специалистов. Облегченно выдохнули, получив добро, уже по пути из Ханоя в Шонтай, провинциальный городок километрах в тридцати от вьетнамской столицы, где находился Центр подготовки расчетов ЗРК С-75 к боевым действиям и где нам предстояло пробыть оставшуюся часть нашей зарубежной командировки».

Из дневника Владимира Лагутина: «16 ноября 1972. Четверг. В день нашего отъезда, как всегда, идет дождь. В Шонтай приехали в 11 утра. Место хорошее — вдали виднеются горы, бунгало стоят на берегу пруда. Вокруг — эвкалиптовые деревья. Впереди виднеются две зенитки, а возле каждого бунгало оборудованы бомбоубежища.

У каждого из нашей группы — отдельная комната в «коммунальном» бунгало: стекол нет — стеклить бесполезно, вместо окон — решетки, утрамбованный или цементный пол, стены из бамбука и крыша из тростника или листьев банановых пальм. Из мебели — «роскошная» кровать, обтянутая москитной сеткой, да шкафчики, которым мы были очень рады. От вездесущих крыс в них можно было прятать кое-какие книги и личные вещи. Однажды в один из таких шкафчиков мы решили спрятать перепавшую нам палку колбасы. Пока обратили внимание на характерный шелест и открыли дверцу — увидели только жалкие остатки дефицитного продукта и длинный хвост неторопливо удаляющейся наглой соседки по бунгало.

Соседки или хозяйки? Как посмотреть! В другой раз поступили мудрее — привязали колбасу под вентилятором ниже плафона светильника. И через некоторое время одновременно вскочили от покачнувшегося отражения лампы. Бомбежка? А через мгновение с изумлением рассматривали причину «ударной волны». Обвив хвостом шнур светильника, свесившись через плафон, двумя передними лапками придерживая «источник питания», наша акробатка вовсю работала челюстями, изредка останавливаясь и бросая одобрительные взгляды в нашу сторону. Вьетнамцы к такому соседству относились намного спокойнее, чем мы. Оказалось, что благодаря особому восприятию частоты электромагнитных волн длиннохвостые «союзницы» намного раньше предупреждали боевые расчеты о налете воздушной авиации, чем самые передовые средства оповещения!

Кормили нас «советской», почти ничем не отличающейся от армейского пайка и более привычной для наших желудков едой. Попытка полакомиться деликатесами из вьетнамских изысков зачастую оборачивались для нас известными неприятностями.

Мы, послевоенные ребятишки, дослужившие до военных чинов по суровым армейским законам и закаленные за время службы не в комфортных кабинетах, а кто в казахских степях, кто в полесских болотах, были не особенно привередливы к пище, к изъянам бытовых условий. С трудом, но мы привыкали к тропической жаре, к вечно сопровождающим нас москитам. Но вот к тошнотворному запаху плесени, постоянной повышенной влажности — не получалось никак!

По утвержденной программе обучения из обычных вьетнамских ребят за полгода нам предстояло подготовить первоклассных специалистов, умеющих воевать на сложном зенитном ракетном комплексе С-75. А еще — закрепить твердую уверенность в том, что комплекс, если грамотно использовать все его боевые характеристики, способен с большой вероятностью поразить все участвующие в налете цели, имеющиеся на вооружении противника, пусть даже они приближаются или удаляются на разных высотах, с разными скоростями, используют разные типы помех и в неограниченном их количестве.

Нам были известны факты, когда даже при несложном налете вьетнамцы, увидев на индикаторах воздушной обстановки отметки от целей, выскакивали из кабин и открывали огонь по приближающейся авиации из… автоматов и пистолетов. Так им казалось надежнее! Поэтому после шестичасовых занятий по специальной и технической подготовке и ежедневной самоподготовки — обязательная пара занятий по политической подготовке!

Работали через переводчиков. От правильности понимания ими текста и качественного перевода зависело очень многое! До сих пор с благодарностью вспоминаю невысокого добродушного паренька по имени Та. Мне иногда казалось, что он читает мои мысли. По каким-то «вьетнамским нормам довольствия» за каждую проведенную пару занятий советским специалистам полагалось две маленькие, всего по 0,3 литра, бутылки освежающего и утоляющего жажду хорошего чешского пива. По нашим негласным «советским законам» какую-то часть пива мы отдавали работавшим с нами переводчикам, на которых эти нормы не распространялись. Я с удовольствием по-братски делился ровно половиной своего напитка. Та был хорошим переводчиком!

Да и наши слушатели оказались более способными учениками, чем мы ожидали. Все больше и больше мы убеждались, как здорово сработала программа Хо Ши Мина, заслуживающая особого внимания».

Владимир Михайлович вспоминает: «Издревле трудолюбивые и неприхотливые вьетнамцы занимались в основном сельским хозяйством, выращиванием риса и разведением скота. А мягкий субэкваториальный климат и обилие влаги в юго-восточной части Азии создавали идеальные условия для производства кофе и такого ценного сырья, как каучук. До революции 95% населения были неграмотными. В 1945 году, сразу же после провозглашения Демократической Республики Вьетнам, президент Хо Ши Мин обратился к народу с призывом развернуть широкую борьбу с неграмотностью. С тех пор развитие народного образования достигло невиданных результатов.

В стране сложились образцовые преподавательские коллективы. Успешно обучающиеся в четвертом классе учащиеся сами уже могли преподавать в начальных классах. По всей стране были организованы вечерние школы, где ученики обучались грамоте в сочетании с производственной деятельностью. Семилетняя школа «Бак Ли» во всем мире признана лучшей школой по качеству преподавания. Тяга к знаниям огромная: 70-летние старики посещают школу со своими внуками, многодетные матери успешно переходят из класса в класс, жители окрестных деревень после трудового дня добираются в школы на лодках.

Школа сыграла выдающуюся роль в деле воспитания целого поколения граждан страны в духе патриотизма. Возраст, тяжелые полевые работы, многочисленные домашние заботы, бедность, война, бомбежки — ничто не мешало вьетнамцам учиться! Пока нет парт — занимаются сидя на полу, разбомблена школа — проводят занятия в хижинах, не хватает классных досок — пишут на дверях! Воюют, работают до заката, а вечером — в школу! На деревню Хатинь американские самолеты совершили 230 налетов, забрасывали бомбами и обстреливали ракетами дома и амбары мирных жителей. А люди регулярно продолжали посещать занятия!

Во время пребывания во Вьетнаме известный французский математик Лорен Шварц с удивлением отметил: «Вьетнамцы и вьетнамки, живя в хижинах без электрического освещения, изучают законы электричества и ядерную физику. Для меня этот факт многозначителен. Он говорит о большой будущности этой страны». Особенно если учесть экономическую отсталость страны и продолжающуюся все эти 25 лет войну сопротивления империалистическим агрессорам!

Более того, за короткий по историческим меркам срок — всего в четверть века — большая часть населения Вьетнама избавилась от безграмотности. Овладев передовыми научными знаниями, народ Вьетнама поднял на должный уровень производительность труда, увеличил так необходимую в нелегкое военное время результативность культурного земледелия. В повседневную жизнь крестьян прочно вошли книги, газеты, журналы, большое внимание стало уделяться личной гигиене и профилактике болезней».

Из дневника Владимира Лагутина: «18 декабря 1972. Понедельник. Закончил рассмотрение интегратора практическим занятием. Поставил одну четверку и три пятерки. В перерывах играли в волейбол. Занятия прошли очень хорошо. Сегодня не холодно, около +19 °C. Написал поздравительные, завтра их отвезут в Ханой.

Снова возобновились налеты. В 19.30 появились армады самолетов.

Но не суждено было поздравительным открыткам к Новому году и написанным письмам долететь в Союз к моим многочисленным друзьям, знакомым и близким. Никто не знал тогда, что это было начало самой разрушительной воздушной операции США против Демократической Республики Вьетнам под названием «Лейнбакер-2». События этих дней потрясли весь мир!».

Владимир Михайлович рассказывает: «Впервые в жизни мы увидели небо войны. Оно было в движущихся огнях. Зрелище страшное! Стратегические бомбардировщики В-52 тяжело тащили смертоносный груз на Ханой. Воздух был наполнен зловещим гулом. Ударами металлического прута по висящему рельсу известили о воздушной тревоге. По всем строжайшим инструкциям наше место по этому сигналу — в бомбоубежищах. Через некоторое время содрогался не только воздух, но и земля. С ужасом мы поняли: на столицу, где еще месяц назад мы готовили свои планы проведения занятий, сбрасывают бомбы. Видно, в военных штабах США в это же время милитаристы тоже готовили свои мерзкие планы.

После первой волны налетов, когда ни мы, ни вьетнамцы еще не успели прийти в себя, пошла вторая волна, затем третья. Бомбили жестоко и отчаянно, сотнями самолетов. С 18 по 29 декабря 1972 года по приказу Вашингтона воздушная армада из 140 самолетов-бомбар-дировщиков В-52 и 700 самолетов тактической авиации обрушила 100 тысяч тонн смертоносного бомбового груза на Ханой, Хайфон и ряд других густонаселенных районов Демократической Республики Вьетнам. Президент США Никсон рассчитывал, что, пустив в ход такой устрашающий стратегический козырь, как «бомбовые ковры» стратегических бомбардировщиков В-52, он заставит правительство и народ Вьетнама согласиться на те несправедливые условия мира, которые американская сторона пыталась навязать уже четверть века.

И все же я думаю, что США недооценили возможности противовоздушной обороны Вьетнама, американская разведка ошиблась в количестве ракет для ЗРК C-75, которые мы скрытно доставили прямо перед операцией. А ракет у нашей стороны было предостаточно! Как только в зоне поражения появлялся очередной В-52, вьетнамцы открывали по нему огонь тремя ракетами. В ночном небе это выглядело очень зловеще и зрелищно. В момент встречи ракеты с целью «сверхкрепость» рассыпалась сотнями огней!».

Из дневника Владимира Лагутина: «19 декабря 1972. Вторник. Сегодня налеты продолжались. Вчера тревогу объявили в 19.30, первый бой шел очень близко от нас — били зенитки, пушки, ракеты. За ночь семь раз бегали в убежище. Бомбили Ханой. Такой большой бомбежки здесь еще не было. Участвовали В-52. В последний раз (с 4 до 5 утра) побросали много бомб замедленного действия. При отражении первого налета сбили четыре самолета. Потом радио замолчало. Занятия начались с опозданием на 10 минут. За три первых часа в убежище сидели два раза. Вчера в первом налете сбили два В-52 и (впервые) взяли в плен экипаж. За день (до 21.00) бегали (в убежище) девять раз.

20 декабря 1972. Ханой. Третий день яростных бомбардировок столицы, начатых по приказу Белого дома. Этой ночью была самая затяжная воздушная тревога, продолжавшаяся более четырех часов. Такой затяжной бомбардировки во вьетнамской столице не было за все время американских налетов. За эти три дня выявилось своего рода расписание, по которому творят преступления воздушные пираты. Вечерние бомбардировки начинаются около 19.30 и растягиваются потом на всю ночь. Бесчинства авиахищников заканчиваются с рассветом, к 5–6 часам утра. Затем около полудня следует дневной налет. И к вечеру — все сначала…

Нынешние налеты на Ханой беспрецедентны по своей интенсивности. Новое состоит в том, что впервые в этих налетах участвуют тяжелые стратегические бомбардировщики В-52 и впервые — в ночное время. Очевидно, агрессор преследует две основные цели. Первая — оставить кровавый след на руинах города, вторая — проверить слабые стороны противовоздушной обороны. Но ни того ни другого коварному врагу достичь не удалось. В ночь с 19 на 20 декабря американская авиация понесла новые потери. В небе над Ханоем нашли конец две летающие крепости В-52, еще четыре реактивных американских самолета сбили защитники Хайфона. На 20 декабря общее число сбитых американских самолетов составило 4.091».

Владимир Михайлович помнит: «Несмотря на потери, враг продолжает налеты на ДРВ. Заявления агрессоров о том, что они бомбят лишь военные и стратегические объекты, перечеркиваются суровой действительностью. Среди жертв в Ханое количество убитых и раненых из числа мирного населения составляет сотни! Бомбардировке подвергаются мирные объекты и жилые кварталы. Только руины остались от Центральной городской больницы Батьмай — самого крупного научно-исследовательского и лечебного учреждения страны. В сообщениях о бомбардировках приводятся страшные факты: в семье из шести человек мирного жителя Чан Ван Фука в Донгане трое убиты и трое ранены. В семье Нгуен Ван Ли из общины Уино убиты он сам, его жена и трое старших детей. Трое младших, из которых двое получили тяжелые увечья, остались круглыми сиротами. Вызывающее преступление совершено в Хайфоне: самолеты разбомбили мирное торговое польское судно, стоявшее у причала.

Решимость и непреклонность духа — национальная черта характера вьетнамского народа, на которой следует остановиться отдельно. Поражающих воображение примеров стойкости и героизма бойцов и народных ополченцев — великое множество! В пяти боях вместе со своими товарищами по расчету участвовал молодой боец Буй Суан Тинь, уничтожил 293 солдат противника и подбил 13 вражеских танков, за что награжден орденом «За подвиг» ІІІ степени.

Огнем 14,5-миллиметрового зенитного пулемета работницы одного из столичных предприятий Нго Тхи Хиен и Фам Тхи Винь ночью 22 декабря 1972 года сбили американский реактивный самолет F-111.

Девушка-боец общины народного ополчения «Воины, рвущиеся к победе» Фам Тхи Хай изучила все виды имеющегося на вооружении стрелкового оружия, недостаток образования она восполняла цепкой памятью и молниеносной сообразительностью, интуитивно применяла в бою не прописанные ни в одном учебнике тактические приемы, обучала этим приемам остальных народных ополченцев. Хрупкая с виду, она легко перемещалась по пересеченной местности с 70-килограммовым 75-миллиметровым безоткатным орудием на плече, что может быть под силу далеко не всякому мужчине. Вместе с командиром Хай, опираясь лишь на данное ей природой чутье, детально разработала оперативный план отражения вражеских вылазок с моря. Выследила и, меняя позиции, в одиночку огнем своего автомата уничтожила целую группу хорошо обученных вражеских лазутчиков, тем самым обеспечила выдвижение основной группы ополченцев на боевое задание.

Доброжелательные по своей натуре вьетнамцы жестоко мстили американским военным за смерть и разруху! На любое проявление агрессии, не дожидаясь приказов и указаний сверху, придумывали свою тактику и методы ведения боя. Просчитывали секторы приземления катапультирующихся военных летчиков сбитых самолетов, брали их в кольцо, после чего уничтожали на месте. По возможности расстреливали прямо в воздухе.

К нам вьетнамцы относились с большим доверием и почитали как братьев! Во время бомбежек вьетнамские солдаты по трое накрывали наших специалистов своими телами. Как часто нас останавливали простые вьетнамские жители! Своими ладонями они касались наших рук, долго и молча с надеждой смотрели нам в глаза. Мы останавливались. Также молча сжимали их ладони, заглядывали в открытые лица и едва кивали головой. До сих пор чувствую эти прикосновения мозолистых натруженных рук и вижу их благодарные лица!

Задолго до официального воссоединения в конце семидесятых, в едином порыве объединившись с Северным Вьетнамом, с начала 1972 года на борьбу поднялись около пяти миллионов южновьетнамцев! Объединение сил Севера и Юга подняло дух всего вьетнамского народа, повысилась результативность ведения боевых действий военных подразделений и многочисленных отрядов ополчения. На въезде самой захудалой деревушки обязательно стоял щит с указанием количества сбитых за день самолетов.

Воздушным пиратам не удалось дезорганизовать жизнь вьетнамской столицы и сломить дух вьетнамского народа! В городе от гудка до гудка тревожной сирены работали магазины, последние события транслировало столичное радио. Кроме того, что приводит в недоумение американских летчиков и доводит до ярости их военачальников, по всему городу развешены яркие красочные транспаранты. Все дело в том, что в эти дни вьетнамцы отмечали три боевые годовщины: Национального фронта освобождения Южного Вьетнама, создания Вьетнамской народной армии и начала сопротивления колонизаторам. В совпадении этих трех годовщин есть своя символика: этим словно еще раз подчеркивается твердая решимость вьетнамского народа видеть родину свободной и независимой, быть в постоянной готовности к борьбе, крепить солидарность Севера и Юга Вьетнама в общих усилиях отстоять свою землю от агрессора!».

Из дневника Владимира Лагутина: «23 декабря 1972. Суббота. Ночью были сильные налеты В-52 на Ханой с Лаоса и Таиланда. Провел три часа занятий, все очень хорошо. Только слушатели утомлены здорово. Стало холодно (днем +15–16 °C, ночью еще ниже). Володя ездил в Ханой, по дороге попал под бомбежку. Письма не привез — запретили вылет самолета из Москвы (разбит Ханойский аэропорт).

24 декабря 1972. Воскресенье. Вчера последняя тревога закончилась в 11-м часу ночи. К счастью, тревог больше не было (это впервые за всю неделю). Вчера здорово бомбили аэродром в 5 км от нас. Сейчас 21.00, только что прозвучал отбой, мы вылезли из убежищ. Сегодня моросило. Давали свет. За эти дни сбито 43 самолета, из них семнадцать В-52. В плен за эти дни взято более пятидесяти летчиков».

Владимир Михайлович делится: «Весь мир содрогался, следя за кровавыми событиями, разворачивающимися на местах военных действий на территории многострадального Вьетнама. Под американскими бомбами погибли и получили ранения тысячи мирных жителей, большей частью старики, женщины и дети, были уничтожены целые городские кварталы, школы, больницы, культурные центры. В столице ДРВ Ханое бомбардировки разрушили улицы, рабочие районы, лечебные учреждения. Культурное наследие Вьетнама — столичная улица Кхамтхиен, первое упоминание о которой относится к IX веку, в 22 часа 30 минут 26 декабря 1972 года в результате бомбардировок В-52 была погребена вместе с местными жителями в считанные секунды».

Из дневника Владимира Лагутина: «27 декабря 1972. Среда. Ночью было несколько крупных бомбежек. В первый раз с постелей подняли в 21.45, три раза выстрелила пушка — летит В-52. Бомбили Ханой, налет продолжался до 23.15. Около нас (5–6 км) сбит один В-52. Сегодня тепло, солнце, температура +27 °C. Передали по радио, что ночью сбили еще семь В-52, из них один — в самом Ханое. С начала бомбежек количество самолетов (сбитых) достигло 62 (!), из них 24 — В-52. Провел три часа занятий, все отлично. Только что была еще одна тревога (даже отбоя еще нет). Летали над нами четыре «Фантома» (F-4). Летают красиво, пары как будто связаны между собой.

И нас, военных специалистов, и наших слушателей, обучающихся в Центре подготовки, объединяли не только взаимное доверие и взаимное уважение, но и строгая воинская дисциплина. Не раз доставалось нашему брату за отставание от утвержденной программы обучения. Хороший нагоняй получил и я, однажды закончивший занятие на несколько минут раньше. А в душе — пожалевший изнеможенных от усталости и избытка перевариваемой информации вьетнамцев. Теперь понимаю — получил поделом! Ни к чему такая жалость. Это война!».

Из дневника Владимира Лагутина: «29 декабря 1972. Пятница. Ночью были сильные тревоги, до 3.00 мы были в убежище, потом перешел в постель. Спал у себя лишь два часа. Уже сбито 33 В-52, а всего 74 самолета. Сегодня во время занятий два раза была тревога. Переводчик мне даже принес в убежище мои часы, авторучку и пиво. Сегодня наше радио уточнило некоторые цифры: за эти дни сбит тридцать один В-52 и пять F-111 (по 15 миллионов долларов каждый), пропали без вести семьдесят три летчика. В Ханое разрушено полностью шесть кварталов и восемнадцать — частично. Вечером было спокойнее, но похолодало. Летал вертолет (в 20.00), наверное, американцы подбирали своих сбитых летчиков».

Владимир Михайлович знает: «Просчитался американский президент. И это был его самый крупный проигрыш в его политической карьере. За все время войны с американским агрессором захвачено и уничтожено 11.000 военных машин, в том числе 2.850 танков и бронетранспортеров и 1.500 артиллерийских орудий. Полностью уничтожены или понесли тяжелые потери 8 дивизий, 35 бригад и полков, выведено из строя около полумиллиона живой силы противника, потоплено четыре сотни кораблей и катеров. Подожжено 650 бензохранилищ и складов с боеприпасами.

Только за эти двенадцать дней решающего противостояния, которые вошли в мировую историю, военно-воздушные силы США потеряли сбитыми 34 «сверхкрепости» В-52, пять реактивных самолетов F-111 с изменяемой геометрией крыла, десятки самолетов тактической авиации. Простились с жизнью сотни опытных американских асов. За такой короткий срок никогда еще стратегическая и тактическая авиация США не несла таких тяжелых потерь! До сих пор вспоминаю уверенных в своей силе (но не в правоте и справедливости) американских военных летчиков, встретившихся нам в рейсовом самолете по пути в Лаос.

Славные победы, которых добился вьетнамский народ (и его вооруженные силы) в 1972 году, выстоявший в кровопролитной схватке, полностью изменили военную ситуацию и обеспечили молодой стране новые прочные стратегические позиции».

Из дневника Владимира Лагутина: «1 января 1973. Понедельник. Вчера Никсон отдал приказ о прекращении бомбардировок. Впервые с 18 декабря легли спать в свои постели раздевшись и впервые не бегали в бомбоубежища. Нас приехали поздравить, каждому передали поздравления от президента, от командования и от общества вьетнамо-советской дружбы.

Сегодня мы погуляли, обошли пруд. Неужели все снова войдет в нормальное русло?

Вьетнамский вечер. Ложатся сумерки на верхушки пальм, на зеленоватую поверхность озер, на улицы и площади вьетнамской столицы. Напряженно встречает Ханой этот час. Здесь знают, что враг снова каждую минуту может предпринять вторжение в воздушное пространство над городом. Не сразу поверилось, что война закончилась. Но город снова готов был дать отпор!».

Советские военные специалисты во Вьетнаме
Во время перерыва между занятиями. Слева от Владимира Лагутина - переводчик Чыонг Ван Та

Советские военные специалисты во Вьетнаме
Владимир Лагутин с одним из своих лучших учеников Тиеном

Советские военные специалисты во Вьетнаме
В парке Ленина

Война во Вьетнаме
Вьетнамцы очень любили волейбол

Война во Вьетнаме
Долгожданный парад победы, январь 1973 года

Советские военные специалисты во Вьетнаме
Советские учителя встречаются со своими вьетнамскими учениками, декабрь 2012 г. На фото: ветераны из Белоруссии полковники Лагутин Владимир Михайлович и Марков Лев Николаевич и их боевые друзья - профессор, доктор наук, полковник Нгуен Танг Кыонг, бывший декан факультета техники наведения, и доктор наук, полковник Нгуен Нгок Куи, бывший зам. декана факультета ракет Военно-технической академии Вьетнама. (Фото из вьетнамской армейской газеты "Народная армия")

Группа советских военных специалистов завершила полный курс обучения вьетнамцев согласно ранее утвержденной программе подготовки боевых расчетов лишь в сентябре 1973 года, когда вокруг уже не рвались бомбы и страна медленными, но уверенными темпами восстанавливалась из пепелища и руин… Прошло много лет. Кандидат технических наук, доцент полковник запаса Владимир Михайлович Лагутин и сегодня берется за любое дело с творческим огоньком в глазах и юношеским задором в сердце.

Он ведет здоровый и активный образ жизни и часто повторяет: «Как это прекрасно — учиться, работать, жить в мире и дорожить каждой неповторимой минутой жизни!». Война не смогла наложить мрачный отпечаток на его судьбу и характер, не задела его волю и жизнелюбие! Несмотря на солидный возраст, Владимир Михайлович по-прежнему занимается преподавательской работой на кафедре тактики и вооружения войсковой ПВО факультета противовоздушной обороны Военной академии Республики Беларусь. Он с удовольствием посещает не только технические семинары и конференции, но и мероприятия лингвистического и гуманитарного блока, которые проводятся в стенах родной академии и за ее пределами. И готовится к ним так, что его доклады с одинаковым интересом слушают и седовласые ученые, и курсанты-первокурсники.

А совсем недавно, теперь уже из Социалистической Республики Вьетнам, на адрес Владимира Михайловича пришло официальное приглашение с просьбой посетить страну и вместе с вьетнамским народом участвовать в праздновании, посвященном Дню победы! Такие же приглашения получили доктор технических наук, профессор полковник в отставке Лев Николаевич Марков, профессор кафедры тактики и вооружения РТВ факультета ПВО Военной академии, кандидат военных наук, доцент полковник в отставке Геннадий Иванович Корнеев, другие участники тех памятных событий, проживающие на постсоветском пространстве. К слову, все эти годы Владимир Михайлович поддерживает с ними теплые дружеские отношения.

До сих пор во Вьетнаме чтут, любят и помнят своих ленсо.

СЕРГЕЙ РОЩИНСКИЙ, фото из архива Владимира Лагутина

Белорусская военная газета, выпуски № 222, 223, 27 и 28 ноября 2012 г.

См. также Поездка ветеранов во Вьетнам, декабрь 2012

[ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 23 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ]

Незабываемый Вьетнам. Оглавление.

Наверх




Новости | Об организации | Незабываемый Вьетнам | Поиск соратников | Старые фотографии | Воспоминания и творчество | Форум

Copyright © "Нят-Нам.ру", 2007.